Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю






НазваниеКнига начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю
страница14/44
Дата публикации02.10.2016
Размер5.78 Mb.
ТипКнига
l.120-bal.ru > Астрономия > Книга
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   44

Чтобы занять властную вершину в иерархии традиционного общества, человек должен быть уважаем и почитаем в своей семье, в своей общине ближайших кровных родственников, затем – внутри своего рода, и соответственно внутри своего племени и своего народа. Это та «лестница», по которой невозможно подняться, перепрыгивая через ступени. То есть, достаточно того, чтобы человек потерял уважение общины своих ближайших родственников, чтобы в традиционном обществе пресечь для него все пути к харизматической власти. И по этой причине наиболее авторитетные и почитаемые в традиционном обществе люди – те, кто наиболее усерден в почитании своих кровнородственных уз, своих кровнородственных общин. В силу этих причин, власть в традиционном обществе обладает высочайшим нравственным авторитетом, но этот авторитет сохраняется до тех пор, пока и сама власть неукоснительно соблюдает установившиеся традиции, и главную среди них – почитание священных устоев кровного родства. А власть, дискредитировавшая себя в глазах людей, устраняется легко и просто, путем отзыва.

Ислам, как и любая другая религия Единобожия, основан на твердых, неизменных, наследуемых сынами у отцов канонах, обязательных к соблюдению всеми поколениями верующих. А это – Традиция по определению. Следовательно, исламское общество в истинном, то есть общинном смысле этого понятия, не может не быть традиционным, чуждым любым политическим, идеологическим, «партийным» инновациям, столкновениям и конфликтам в борьбе за частные или коллективные интересы. В исламском обществе от власти требуется одно: чтобы она обеспечивала следование людей неизменным нравственным законам, установленным Всевышним. То есть тем законам, чью совокупность мы можем назвать сакральной Традицией, хранимой и передаваемой в неискаженном виде из поколения в поколение. Эта обязанность неискаженной передачи Традиции от «отцов» к «детям» четко обозначена во всех писаниях Единобожия как религиозный долг.

Основанием и обоснованием этого сакрального долга является извечная модель, в соответствии с которой пророки заключают с Создателем священный Завет от имени общины уверовавших и всех будущих поколений. Коран об этом говорит так:

«Разве ждут они чего-либо другого
кроме пути первых поколений?
Никогда не найдешь ты для пути
Аллаха перемены! Никогда
не найдешь ты для
пути Аллаха изменения!»
(Коран, 35:43).


Нарушение Завета, установленного с Творцом «первым поколением», «первыми отцами», трактуются всеми Писаниями Единобожия как религиозное преступление, богоотступничество.

В свете этих религиозных истин абсолютно ясно, что дробление мусульман на партии изначально вызвано тем, что Традицию мультиэтнической, мультиконфессиональной уммы, объединенной на платформе трайбализма и естественного закона стала разъедать Инновация – политизация и этатизация общественной жизни, стимулирующая столкновение мусульман по идеологическим соображениям, «за» или «против» той или иной фракции, в центре и на периферии власти.
Ведь совершенно очевидно, что там, где жизнью людей руководят вечные и неизменные каноны сакральной Традиции, там царит одна единственная «идеология» – религия Аллаха и никаких столкновений по идеологическим позициям нет, и не может быть! Споры и разногласия появляются там, где, наряду с этой единственной, четко кристаллизованной в неизменных социальных и правовых канонах, священной идеологией, появляются иные, направленные против нее, идеологии, то есть появляются возможности подвергать сомнению Истину и трактовать ее в соответствии со складывающейся конъюнктурой. Вследствие этого Традицию из центра власти сначала вытеснила История, которая, в свою очередь, стала вытесняться Повседневностью. Сегодня в центре власти уже царствует Сиюминутность – сугубо материальные, бездуховные интересы, значимость которых определяется в пространственно-временном горизонте «здесь и сейчас», где нет места не только для Традиции, но даже – для Истории.

В поле Традиции законы Аллаха почитались общиной верующих как абсолютные и неизменные рамки того, что разрешено (халал), и того, что запрещено (харам). Неизменность этого закона обусловливалась передачей Традиции от «отцов» к «детям», из поколения в поколение на всех уровнях иерархической структуры родоплеменного общества, в котором не было места ни для отчуждения, ни для порождаемого им индивидуализма, ни для производного от индивидуализма скепсиса, подвергающего сомнению извечные, традиционные, нерушимые основы веры и морали.

В поле Истории Традиция становится средоточием политического конфликта между «отцами», занимающими консервативную позицию, и «детьми», занимающими позицию прогрессивную. Первые отдают приоритет религиозным ценностям и стремятся к сохранению Традиции, вторые отдают приоритет ценностям экономическим и стремятся к устранению Традиции как анахронизма, тормоза прогресса.

В поле Повседневности «дети», как правило, обладают властью над «отцами», а «отцы» следуют за ними, как за авангардом прогресса, гарантирующего доминирование материальных ценностей над духовными, вытеснение религии политикой на периферию общественной жизни и освобождение центрального места для экономики.

В поле Сиюминутности место «детей» и «отцов» занимают «биороботы», бывшие люди, все внимание которых сосредоточено на том, чтобы любой ценой обеспечить себе доступ к изобилию хлеба и зрелищ. В мире биороботов нет места не только для религии, но даже для политики, а все духовные ценности или конвертируются в материальные, или – выбрасываются как балласт, замедляющий скорость развития экономики, глобализации рынка, удовлетворения страстей почитателей Золотого Тельца.

Первая фаза, Традиция, – это варварский домен религии. Следующие две тесно взаимосвязанные фазы, История и Повседневность, это – культурно-цивилизационный домен Политики. Четвертая фаза, Сиюминутность, - это пострелигиозный, постисторический, посткультурный, постцивилизационный, постполитический, сугубо технократический домен экономики, в котором люди, превратившиеся в механических дикарей, нуждаются только в материальных ценностях, утратив память о ценностях духовных.

Очевидно, что коранический ислам неотъемлем от варварского – то есть предмодернистского - домена Религии. По воле Аллаха, в эпоху до Потопа этот домен был тождествен «детям Адама» (а.с.с.), одному народу, говорящему на одном языке, составляющему все человечество. В поколении пророка Ноя (а.с.с.), до Потопа, его народ и по существу, и по численности точно соответствовал социуму, который другими словами мы могли бы определить как «человеческий род». Следовательно, если в результате Потопа погиб весь человеческий род, за исключением небольшой общины праведников во главе с пророком Ноем (а.с.с.), то в этом смысле Потоп имел не локальный или региональный, а глобальный характер, был всеобщим наказанием за неправедный образ жизни всего человечества, подразумеваемого под понятием «народ Ноя» (а.с.с.). То, что других народов, кроме его народа, до Потопа не было и быть не могло, известно из Корана и Библии, напоминающих нам, что разделение человечества на разные народы и языки произошло по воле Аллаха не до, а после Потопа.

В эпоху после Потопа роды, происходящие от праведной общины, спасшейся вместе с Пророком Ноем (а.с.с.) на Ковчеге, основали новую жизнь на Кавказе, или, что то же самое, «на горах Араратских» (как сообщает Библия). Со временем и по мере возрастания их численности, эти роды стали организовываться в племена, а племена – в народы, различающиеся по своим языкам, традициям и передаваемому из поколения в поколения ценностному наследию, восходящему к первому поколению родоначальников, то есть - к общине Пророка Ноя (а.с.с.).

В эпоху от Адама (а.с.с.) до Ноя наши предки были призваны к вере в Единого Бога и религии, основанной на Завете Бога с Адамом (а.с.с.). Нарушив этот Завет, все потомки Адама (а.с.с.), за исключением праведной общины Ноя (а.с.с.), обрекли себя на гибель – Потоп. Милосердие и милость, которые Аллах проявил к общине Ноя (а.с.с.), воплотились в Новый Завет, Завет вечный, который сразу после отступления вод Потопа на Кавказе Всевышний заключил с Ноем (а.с.с.), а в его лице - со всеми родами и народами, которым было предписано возникнуть из его общины.

Если общественную систему в эпоху от Адама (а.с.с.) до Ноя (а.с.с.) назовем моноэтничной - один народ, один язык, одна вера и одна религия основанная на одном первичном завете Бога с Адамом (а.с.с.), то общественную систему, которую Аллах установил после Потопа, в эпоху от Пророка Ноя (а.с.с.) до Пророка Мухаммада (а.с.с.), назовем мультиэтничной - множество народов, множество языков, одна вера и столько религий, сколько заветов, заключенных Аллахом с Пророками и Посланниками, направленными – как нам это напоминает Коран - с Его Откровением ко всем народам на их языках. В постпотопной структуре человеческого рода, как в чистом зеркале, мы сразу увидим, что мультиэтничность, по контрасту с моноэтничностью, - проявление божественного Милосердия и Милости к человеческому роду. Благодаря существованию множества народов и языков, греховность, нравственная деградация и неправедный образ жизни одного из них не несут в себе угрозу гибели для всего человечества.

При наличии хотя бы одного праведного народа, в его лице человечество будет спасено, даже если все остальные народы будут наказаны соответственно кораническому проклятию «Да погибнут народы неправедные!».

Мистический ислам – результат конвертации мультиэтнического общества во множество полисов, влияния домена Политики на атомизирующееся трайбалистское мусульманское общество, пытающееся защищать свою идентичность в искусственно создаваемых коллективах – братствах, партиях и т.д.

Политический ислам – ответ мусульманского полиса на вызовы домена Экономики, стремления «исламизировать» экономику, то есть так перетолковать ислам, чтобы культ Золотого Тельца стал его интегральной частью, если не центральной, то, хотя бы – периферийной.

Очень важно проследить, когда и как в исламском мире был сделан тот «первый шаг», та инновация, которая и привела к тому, что, благодаря Политике, место Религии в общественной жизни стала занимать Экономика. Эта цепная реакция секуляризации неизбежно привела мусульман к «партийным» раздорам и раздробленности.

Чтобы увидеть этот первый, ставший роковым, шаг, мы должны вспомнить, что Мединская умма, созданная и руководимая Пророком (а.с.с.), была не государством, а добровольной конфедерацией самоуправляющихся на основании естественного закона родов и племен. Доказывать это нет особой необходимости, поскольку в «Общественном договоре», составленном непосредственно пророком Мухаммадом (а.с.с.) для регулирования всех сторон жизни возглавлявшейся им уммы, то есть в так называемой Мединской Конституции, (Дустуре – документе, сохранившемся в «сире», описании жизни Пророка Мухаммада (а.с.с.), сделанном Ибн Исхаком в VIII веке и Ибн Хишамом в IХ веке) четко и ясно обозначены фундаментальные атрибуты традиционного общества.

Во-первых, из этого священного документа видно, что субъектами мединского общественного договора являются не отдельные индивиды, а кровнородственные общины, роды и племена.

Во-вторых, в этом договоре неоднократно, в разных контекстах, обозначена кровнородственная, общинная ответственность за совершение преступлений, что также присуще только традиционному, родоплеменному обществу.

Естественно, что в традиционном, родоплеменном обществе с его социальной базой в виде кровнородственных общин, спаянных коллективной ответственностью по принципу равноценного возмездия «око за око», установление власти могло происходить только по традиционной процедуре выдвижения снизу вверх, с последовательным охватом всех уровней общественной иерархии.

Напомним еще раз, в самых общих чертах, что эта процедура предполагает следующие шаги:

- на уровне патриархальных семейств и общин ближайших кровных родственников власть признается за старейшинами (отцами, патриархами), которые получают ее в силу естественного закона.

- на уровне рода, власть делегируется тем, кого главы семейств и старейшины общин ближайших кровных родственников сочтут наиболее достойными занять ее. Как правило, патриархом рода, родовым «отцом» становится человек, умудренный годами и обладающий высоким авторитетом среди своих сородичей.

- на уровне племени, требования к нравственным качествам лидера племени возрастают в соответствии с той ответственностью, которую он несет перед своими соплеменниками. В данном случае особый упор делается не на возраст, хотя он тоже играет определенную роль, а на личностные качества человека. Очевидно, что для выявления такого человека нет более эффективного механизма, чем консенсус между главами родов, составляющих данное племя.

- на уровне народа, лидера, который в мирное время выполняет функции судьи (арбитра), а в военное – главнокомандующего (вождя), из своей среды выдвигают лидеры племен, составляющих данный народ. Им становится тот, которого они признают особо достойным, первым среди равных, лучшим из лучших. Отдавая свой голос за другого в своем кругу, вместо того, чтобы выдвигать себя, лидеры племен (которых, кстати, в народе нохчи девять, то есть столько, сколько было субъектов Мединской Конституции), устанавливают верховную власть не по принципу насилия или «базара», как это имеет место в соответственно автократических и демократических обществах, а по принципу настоящего самоуправления. Именно благодаря разумности, добровольности, нравственности механизма формирования структуры общинно-патриархальной власти в народе, сохраняющем родоплеменной строй, в его образе жизни нет места ни политике, ни экономике и неотъемлемому от них насилия, ибо все «место», ценностное пространство, в котором живет этот народ, заполняет религия. В этом смысле коранический императив: нет насилия в религии, - надо понимать не только как запрет на несанкционированное Божьим законом насилие, но еще и как критерий истины, с помощью которого можно безошибочно установить праведность и неправедность образа жизни данного народа, его степень привязанности к религии, к традиционным формам самоуправления, не только не нуждающимся в аппарате насилия, но и не допускающим его как запретного, греховного - как харам. Следовательно, в религиозном обществе политика и экономика, как и все другие ипостаси государства, неотъемлемого от аппарата насилия, - запретны, харам, независимо от того, будет ли данное государство называться «исламским» или «светским», автократическим или демократическим, монархическим или республиканским, капиталистическим или социалистическим.
Только традиционная система выдвижения народного лидера снизу вверх по всем ступеням общинно-патриархальной иерархии обеспечивает делегирование власти «отцами» «лучшему из лучших», признанному в своей родоплеменной среде по качествам святости, мудрости и мужества, а не случайному человеку, который, благодаря поддержке «детей» (гражданской массы, военно-политической элиты, и прочее), идя по «трупам» (в буквальном и переносном смысле этого слова) своих конкурентов, сумел выдвинуть самого себя.
Именно такая традиционная система самоуправления функционировала в Мединской умме, в которой пророк Мухаммад (а.с.с.) стал арбитром и вождем в силу признания его «лучшим из лучших» патриархами родов и лидерами племен в священной долине Ятриб. Ни до, ни после получения власти над Мединской уммой, Пророк (а.с.с.) не создавал аппарата насилия (полиция и армия, управляемые чиновниками). Защита уммы обеспечивалась, как в случае газавата, так и джихада, ополченцами, исполнявшими свой долг перед Аллахом, а не перед государством.

Таким образом, даже такой, предельно сжатый анализ социального содержания Мединской уммы позволяет нам сформулировать три ее важнейших признака: а) социальная база Мединской уммы была общинной, родоплеменной; б) власть посланника Аллаха над мединским обществом была ему делегирована по традиционной процедуре;
в) власть Пророка (а.с.с.) опиралась не на аппарат насилия, а на признание его харизмы (святости, мудрости и мужества), как арбитра и вождя, старейшинами кровнородственных общин, главами родов, лидерами племен.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   44

Похожие:

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconДивная Теория Чувственного Спаса
Ведь книга праведников, конечно, в иллийуне (Небе возвышенном). А что тебе даст знать, что такое иллийун? Книга начертанная! (Таблица...

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconНовинки Отдела гуманитарной и естественнонаучно литературы
Берри С. Язык небес : [роман] / С. Берри; [пер с англ. Е. Ивановой]. – Москва : Эксмо, 2013. – 590 с. – (Книга-загадка, книга-бестселлер)....

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconЧегодаев Древнеегипетская «Книга Мертвых»
«Книга мертвого человека». Этим термином нынешние египтяне обозначали папирусные свитки с таинственными письменами и рисунками, которые...

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconДуховное наследие славян и ариев 1 часть
Коран у мусульман. Ригведа -у индусов. Книга Перемен -у китайцев. А что у Русских

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconЗимми – неверные подданные Халифата
Первые названы муслимами и муминами, а вторые кяфирами (неверными) (Кор пер. Осман. 13: 14; пер. Крачк. 2: 286; 9: 29) и мушриками...

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconКнига начертанная!
Чтобы понять Библию, человек должен духовно возвысится, только тогда он может воспринять и понять высшее знание. Бог вознаградит...

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconОтчет об автомобильном спортивном походе четвёртой категории сложности...
Барнаул – пос. Курай – с. Бельтир – пер. Ажу – с. Кош-Агач пер. Тёплый ключ – п з. Аргамджи – п з. Бертек – слияние р. Ак-Алаха и...

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconКоллекция металлов Таблица псхэ. Оборудование согласно инструкции...
Изделия из стекла и алюминия. Модели молекул. Правила техники безопасности труда в кабинете химии. Запрещается!

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconМольер. Полное собрание сочинений в одном томе. / Пер с фр. М.: "Издательство альфа-книга", 2009

Книга начертанная! (Таблица с Письменами). Коран, 83: 8-20, пер. Карачковского И. Ю iconПриложение 6 список литературы
Аллен Карр. Легкий способ бросить курить пер с англ. – М.: Издательство «Добрая книга», 2008

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную