24 апреля 2001 года






Название24 апреля 2001 года
страница1/26
Дата публикации02.10.2016
Размер3.11 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Документы > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
Инночке и Сашеньке , любимым моим, эти всплески памяти посвящаю.





24 апреля 2001 года



По волнам угасающей памяти.

Мемуары
Прелесть старости в воспоминаниях молодости!
И. Губерман.
Старость – это время, когда свечи на именинном пироге обходятся дороже самого пирога, а половина мочи идет на анализы.
Стареть скучно, но это единственный способ жить долго.
Фаина Раневская.



Как–то у знаменитого писателя Сомерсета Моема спросили, как он пишет свои романы. «Да нет ничего проще, – ответил он. – Я беру чистый лист бумаги и пишу первую фразу, а уж потом за нею следует и все остальное».

Так что вся закавыка, оказывается, в этой чертовой первой фразе! А я, не осененный всевышним гением английского певца слова, иной раз днями мучаюсь над ней пытаясь начать новый окололитературный опус.

Но пытаться, - это еще совсем не значит найти. Кто–то из остроумных заметил – «Есть художники, которые ищут, а есть – которые находят», - очевидно, я ближе к первым.

Пожилые люди садятся за воспоминания по самым разным причинам. Одним есть что рассказать, других заела зависть к друзьям, которые красиво присвоили себе подвиги чужих жизней и так или иначе смогли вставить их в книжные обложки. Третьим стало невыносимо скучно поджидать смерть без дела. Я, скорее всего, ближе к последним, ибо достаточно сытая и малоподвижная жизнь эмигранта без какого–либо мало–мальски занимающего свободное время занятия - тосклива безмерно.

Писать мемуары – блаженство. Во-первых, некуда спешить, ибо глупо или, по меньшей мере наивно, лелеять призрачную надежду на возможность их издания, разве что, за свой счет. Для этого надо: либо обладать скандальной славой Коржакова или Лимонова (были такие одиозные личности в конце двадцатого века), либо пребывать в небесном шлейфе «звезд», чья интимная жизнь, вне всякого сомнения, многократно привлекательнее для обывателя, чем их тяжелый нерукотворный труд, подчас и сдобренный настоящим талантом и вознесшим их на этот «крутой» небосклон. А, во-вторых, пятых и восемьдесят третьих – ты, вроде бы, вновь начинаешь жить в придуманной самим обстановке некоего, очень важного дела…

Мемуары - это закадычная и верная подружка, с которой можно пошептаться в уголке без посторонних ушей. Кого–то облить грязью, а кого-то и похвалить, кому - позавидовать «в черную», кому–то искренне (что случается не часто), отдать по заслугам должное…

Мемуары, как правило, пишут не во второй, а скорее в четвертой части своей жизни. К этому времени многие из твоих недругов, да и просто знакомых уже отошли в лучший из миров и можно без стеснения говорить о них удобную тебе правду, не боясь их ответной реакции, подчас, неадекватной реакции на этом свете...

Удивительно в этом отношении повезло великолепному литератору Юрию Нагибину. В своих воспоминаниях он расчихвостил всех своих великих коллег «под первое число», досталось на орехи, да еще как, практически всем, но умер он «поразительно удачно» - за день до выхода книги из печати.

Друзья и знакомые из вежливости иной раз и спросят: - «Ну как движутся твои «нетленные» воспоминания? Многих уже облил?… Надеюсь, я буду одним из первых, кому ты дашь их прочесть?» Или – «А какую главу ты посвятишь мне?»

- Можете не сомневаться! – обычно охотно отвечаю я, будет вам и белка,

будет и глава, но, пока я еще путаюсь где-то в детсадовских соплях, потом пойдет счастливое детство и пылкая юность, так что вам придется десяток- другой лет пообождать.

Конечно, печально осознавать, что мемуарная литература, в основном, может интересовать только твоих современников и уже мало интересна даже следующему поколению, другой век, другое измерение, другая жизнь, другие герои. Исключением из правил служат лишь «нетленные» биографии по–настоящему великих людей, гениев эпохи или эпох. Большинство человечества не желает учиться на ошибках и положительных примерах своих предков. Они страстно гонятся за собственными синяками и шишками и, может быть, именно это и является одним из основных законов движения жизни и прогресса.

Ко мне Всевышний, по всей видимости, был расположен благодушно, и я прожил, во всяком случае глядя на нее со своей колокольни, достаточно сложную, но достаточно интересную жизнь! Ну уж во всяком случае - не скучную.

Мне было лестно, хотя и совершенно неожиданно, попасть в сотню людей, названных Международным Институтом Исследований: «Выдающийся человек ХХ столетия». Равно , как и получить Премию Людвига Нобеля. Очень приятно было и поздравление Римского Папы в 2009 году. Мне казалось, да и сегодня кажется, что этого, исключительно обязывающего человека звания значительно в большей степени заслуживают множество других людей - не мне чета! Хотя я, отнюдь, не лишен честолюбия, иной раз совершенно незаметно для себя переходящего в мелкое тщеславие. Однако меня радует и тот факт, что в эту когорту не попал почти никто из современных «великих деятелей и политиков», вроде Чубайса, Ельцина, Березовского и им подобных, а находиться в одной «компании» с Сахаровым , Бехтеревой, Евтушенко, Ростроповичем, хоть и стыдновато, но, ох как приятно!

Великая страна, в которой я прожил ту самую счастливую жизнь, в которой , как и миллионы моих единокровцев из «обрезанного» нацменьшинства, был человеком «последнего сорта» ( правда, тут еще со мной могут поспорить цыгане), страна, которой я подарил не мало, не сочла до самой пенсии необходимым отметить мои ратные подвиги даже самой плохонькой медалькой или дешевым государственным значком, типа: «Ветеран труда», «Заслуженный работник коммунального хозяйства», «Знатный канализатор» и т. п.(правда, значок «ГТО» – «Готов к труду и обороне», и спортивные награды я в детстве с гордостью перевинчивал с заношенных грязных маек на столь же заношенные парадные рубашки и обратно), но ей утерли нос Америка, Германия, Италия и Англия, наградив меня высшими наградами своих стран и, даже, присвоив мне звание «Экселенц», что до почечных колик до сих пор смешит моих родных и знакомых. Да, что там награды, я пенсию-то по старости получил меньшую, чем уборщица в основанной мною фирме, так как ей еще причиталась «блокадная» надбавка.

Честно признаюсь, что в этом творении, может быть, кое–что и кое–где я несколько приукрасил. Но я думаю, это делает каждый нормальный мемуарист, ибо куда как приятнее видеть себя таким, каким тебе хотелось бы быть, чем таким, какой ты есть на самом деле.

И еще одна причина, побудившая меня сесть за компьютер, используя его на этот раз только в качестве пишущей машинки: я никогда не могу ответить на вопрос – кто же я по профессии?

В 1983 году «Российская книга Гиннеса» назвала меня одним из самых разносторонних людей страны. Я действительно затрудняюсь идентифицировать себя в какой–то одной области, будь то наука, техника, искусство и даже спорт. В одиннадцати самых разных Российских и Международных энциклопедиях, от «Экологической» до «Эстрадной», которые я оставлю после себя как единственное наследие, меня аттестуют в основном по одной, узкой специализации, как, собственно, и должно быть в специализированном справочнике. В последнем написанном мною романе («Любопытные бредни старой Вороны») редактор долго мучился, сочиняя титульные строчки об авторе и, в конце концов, плюнув, обошелся без таковых вообще, бросив сквозь зубы: «Бред все это, все равно не поверят и решат, что это рекламные штучки…». Так вот, чтобы не выглядеть лгуном и самохвалом, я и решил написать свою расширенную автобиографию, ибо изложив все последовательно, разложив все «подвиги» по полочкам и, разбавив их «водичкой из жизненных мелочей, избранных мест переписки с друзьями», воспоминаниями о встречах с замечательными людьми, я постараюсь сохранить приличную мину даже при очень посредственной игре.

Вот, пожалуй, и вся преамбула. Теперь можно переходить непосредственно к предложенной теме и начать ее следует, как водится, с рождения «героя», не обойдя, естественно, родителей, бабушек и дедушек и всех прочих, имеющих самое непосредственное отношение к его нормально-порочному зачатию и первым годам безмятежно слюнявого младенчества.

Увы я слаб весьма по этой части

В душе есть уязвимый уголок

Я так люблю хвалу, что был бы счастлив

При случае прочесть свой некролог.
И. Губерман
……………………………………………..Х……………………….ё
Первые, в меру громкие и противные вопли новорожденного, раздавшиеся в местной узбекской больничке солнечным утром 29 августа 1935 года, услышал небольшой пригородный городок – Чирчик, расположенный близь столицы Узбекистана - Ташкента. Городок этот, кроме моего рождения, славен еще и тем, что расположен на берегу золотоносной речки того же названия. Правда о том, что местечко это сродни Джек Лондонскому Клондайку его жители узнали много лет спустя, уже после Второй Мировой войны с Германией, когда прочные пятиэтажные дома вновь выстроенного социалистического города и мощная плотина гидроэлектростанции оказались замешаны на богатейшем золотоносном песке с очень высоким процентным содержанием этого столь необходимого стране советов драгметалла. К этому времени я уже сильно подрос, был уже коренным жителем героического после блокадного Ленинграда и не мог ничем помочь вскормившей меня славной восточной республике. Я даже не мог, в виду значительного расстояния между этими городами сделать такую мелочь, как просто отбить кусок бетона от угла близлежащего к железнодорожной станции Чирчика дома и сохранить его в качестве дорогого сердцу памятного сувенира, как это делали практически все «коренные жители» городка, приехавшие из самых далеких уголков нашей многонациональной страны, дабы вложить и свой вклад в святое дело строительства самой сухофруктовой республики социалистической Родины.

Сразу же после доставки из роддома в дм отчий моего красного прыщавого тельца , с бессмысленно вытаращенными глазенками, которые растяпа медсестра успела за один день уже вполне легального пребывания меня на этом свете, сжечь ляписом очень высокой концентрации, перепутав бутылочки, и победно торчащим петушком, перед моим папой – верным и преданным членом компартии, оба беспартийные деда поставили нешуточный по тем временам вопрос: что делать с крайней плотью первенца и будущего наследника славной фамилии, корни которой терялись где–то в до– наше - эрной дали Иерусалимских первосвященников. Однако отец, вдохновленный немеркнущей славой и ратными подвигами комбрига Чапаева, пулеметчицы Анки, пограничника с собакой , Карацупы, лысого Котовского и кудрявого Камо - стоял насмерть: настоящий партиец - ленинец – сталинец - марксист – энгельсист, этого пережитка допустить не мог!

- «Можно подумать», - сказал мудрый дед Соломон - отец матери, - «что в этом обрезке и есть все достояние этой партии».

Отца горячо поддержала домработница Надя. Судя по сохранившейся в семейном альбоме фотографии- задорная крутобедрая деревенская деваха с Урала с твердыми сибирскими убеждениями, что в настоящем мужике ничего лишнего быть не может, включая неизвестно где спрятанный аппендикс! По всей вероятности, от кого–то из друзей моих родителей, а для них дом всегда был открыт, она услыхала старый еврейский анекдот:

- Русская девушка, прощаясь со своим еврейским любовником, говорит ему на посошок: - «Ося, я слышала, что евреям делают обрезание, но даже представить себе не могла, что до такой степени!». С «тонким юмором», видать, Надя была «на Вы», и приняла этот короткий рассказ за чистую монету.

«Не дам дитя на вырезание!» – заявила она, - «а если чего Вам не хватает из человеческого организма, Соломон Израилевич, возьмите это самое с меня самой!»

Мудрая мама заняла нейтральную позицию, ибо она то хорошо знала твердокаменный характер своего отца и понимала, что все равно все будет именно так, как он сказал.

Дед Соломон имел подпольную кличку – «дед молчун». Он редко произносил в день более трех фраз «не по делу», и на тот день он уже исчерпал свой словарный лимит. Утром отец ушел на работу, и не успела закрыться за ним парадная дверь, как с черного хода в дом зашли два старых узбека в засаленных ватных халатах. В руках одного были две камышовые трубочки, входящие одна в другую с зазором равным толщине кожицы младенческого кончика «петушка», и по диаметру примерно совпадающего с ним. В руках второго находилась обычная опасная бритва. Тот, что был с бритвой, годами не мытой рукой, а от того и стерильной, сунул мне в рот сваренное вкрутую яйцо, другой же зажал кожицу между камышинок и, аккуратненько обведя окружность бритвой, вынул яичко изо рта, что бы я не задохнулся. Истошный крик младенца известил миру, что одним потенциальным коммунистом в Стране Советов стало меньше. Знал бы этот старик – декханен, что в тот миг он обрезал этому славному малышу и все пути к карьере в государственной службе.

Много лет меня мучил вопрос: куда в синагогах девают обрезки? Ответ пришел с анекдотом:

В синагогу приехала комиссия с проверкой.

-Чем вы красите полы? – спросил раввина проверяющий.

-Масляной краской. – ответил раввин.

-С олифой?

-С олифой.

-Искусственной?

-Что вы, с натуральной.

-Вы делаете мацу?

-Конечно.

-И конечно льете в нее молоко и сыпете, сыпете соль?

-Что вы! Только кошерную воду!

-А обрезание вы делаете?

-А как же! Конечно!

-И куда деваете обрезки?

-Мы их собираем в мешок, хорошенько его завязываем и отправляем в Москву. Там из них делают таких «поцев», как Вы, и присылают к нам в Житомир на ревизию!

Уверен, что если бы моя милая нянька Надя услышала этот анекдот, она наверняка приняла бы и это за истину в первой инстанции.

Надя пользовалась повышенным вниманием молодых солдатиков, и те на вечерних свиданиях частенько пытались затащить ее в кусты. Надежда, с раннего детства воспитанная в лучших уральских традициях, давала им решительный физический отпор, то есть била в незащищенный средневековой кольчугой солдатский пах коротким мощным ударом коленки. Она была грамотной и, в раннем детстве начитавшись рыцарских романов, терпеливо ждала своего принца – кузнеца ( была у нее такая феня), с кувалдой в руке и на «белом боевом коне».

-Ихуевое дело просить, -- говорила она моей матери, отбив яйца и поставив солидный фонарь под глазом очередному нахальному ухажеру, -- нашенское дело – не давать!

В 1939 году отца перевели на строящуюся гидроэлектростанцию в городок с названием Энсо, на границе с Финляндией, сейчас он называется Светогорском. На этом закончился мой узбекский жизненный этап. Правда, я вернулся туда вновь в конце войны , в1945 году и посетил еще пару раз после ее окончания. Там было несколько забавных историй, до которых я, надеюсь, еще доберусь.

Энсо был небольшим финским городом и отошел к нам после печальной для СССР финской кампании в 1939 году, в которой маленький «чухонский» народ показал «кузькину мать» непобедимым сталинским соколам - Ворошилову, Буденному и Тимошенко.

Городок был пограничным, и прямо вдоль нейтральной полосы протянулась километров на пять главная его достопримечательность -- гигантская лесобиржа. Это в целости и сохранности доставшееся нам в качестве трофея финское сокровище не имело цены. В нем на огромной площади были собраны сотни штабелей драгоценных, высушенных естественным путем, завезенных со всего мира редчайших пород деревьев. Высота штабелей иной раз превышала 15 метров, причем многие штабеля были заложены еще в 1870 году. На каждом были набиты большие, замечательно красивые, ярко-красные бирки с какими–то, каллиграфическим подчерком написанными, по–фински текстами. Знаменитой бирже к тому времени уже стукнуло около сотни лет.

По ее территории были проложены рельсовые узкоколейки, по которым курсировали крохотные, размером чуть больше легкового автомобиля, элегантные и очень чистенькие угольные паровозики, сверкающие начищенными до золотого блеска бронзовыми деталями. За собой эти малышки таскали такие широкие и длинные платформы с бревнами, что не то что мы дети, но и наши родители не могли прийти в себя от удивления.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

24 апреля 2001 года iconЗакон, принятый Сеймом 25 октября 2001 года и обнародованный Президентом...
Учреждение субъект права (орган, структурное подразделение или должностное лицо), которому нормативным актом предоставлены определенные...

24 апреля 2001 года iconИ воспитание, и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания
Школа имеет лицензию на право ведения образовательной деятельности (серия 50Л01 №0000834 от 10 апреля 2013 года), успешно прошла...

24 апреля 2001 года iconЕженедельный обзор сми для руководителей от 18 апреля 2014 года
С 25 на 26 апреля в Волгоградской области пройдет третья всероссийская акция «Библионочь» — ежегодное масштабное событие в поддержку...

24 апреля 2001 года iconРегиональной общественной организации «матери дагестана за права...
С 1 февраля по 30 апреля 2011 года Региональная общественная оргазация «Матери Дагестана за права человека» (далее дроо «мд зпч»)...

24 апреля 2001 года iconВысшего профессионального образования
Транспортные машины и транспортно-технологические комплексы №405 тех/сд от 14 апреля 2000 г и учебным планом специальности Подъемно-транспортные,...

24 апреля 2001 года iconУчебно-методической работе с 22 по 27 апреля 2013 года Образовательная...
«Преподавание химии в школе в условиях модернизации общего образования» 23 чел

24 апреля 2001 года iconЗакон РФ «о социальной защите инвалидов в российской федерации»
ФЗ, от 17. 07. 1999 №172-фз, от 27. 05. 2000 №78-фз, от 09. 06. 2001 №74-фз, от 08. 08. 2001 №123-фз, от 29. 12. 2001 №188-фз, от...

24 апреля 2001 года iconУправление образования
В соответствии с планом мероприятий Управления образования на 2012/2013 учебный год 4 апреля 2013 года в рамках Года историко-культурного...

24 апреля 2001 года iconРоссийская ассоциация образовательной робототехники
России. Тема этого года «Преемственность подготовки учащихся в области робототехники на различных этапах образования». Конференция...

24 апреля 2001 года iconПриказ мо и н рт от 2 апреля 2010 года №1260/10
Республики Татарстан с 22 по 26 марта 2010 года в г. Казани проведен конкурс «Учитель года Республики Татарстан – 2010»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную