24 апреля 2001 года






Название24 апреля 2001 года
страница4/26
Дата публикации02.10.2016
Размер3.11 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Документы > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

- «Волею или неволею они приедут в Тобольск и перед смертью увидят мою родину», - говорил Распутин, и это предсказание, как видите, сбылось…

По дороге в ссылку в Екатеринбург царская семья проплывала мимо родного села Распутина - Покровского. Они даже собирали цветы там на берегу.

И еще одно совпадение: епископ Саратовский Гермоген, бывший ранее его наставником, поверивший клевете и сплетням, горячо разрывает с Распутиным отношения. А через несколько лет Временное правительство ссылает Гермогена на …Тамбовскую кафедру. Куда вскоре прибудет царская семья. Потом Гермоген рассказывал, что в день своей смерти Григорий к нему явился, объяснив, что темные силы надвигаются: - «Я с трудом дождался вечерни, после которой отслужил по нему панихиду, духовно примирившись с ним…»

16 июня 1918 года Гермоген принял мученическую смерть от красных. Святителю связали руки и бросили его страшно избитого, в реку Туру, напротив…села Покровского.

Те, кто считает Распутина бесом, приводят пример, что мол и многие люди церкви отвернулись от него. И в этом нет ничего удивительного. Распутин критиковал церковь за то, что в ней «много буквы и мало духа, оттого и уходят люди из храма», – говорил он – «иным батюшкам лучше в урядники пойти, а они в священники». Григорий всегда считал, что «на любое зло найдется добро, которое победит зло…» - пишет дочь Распутина - Матрена.

Еще один любопытный факт. Григорий, как и большинство русских людей, не был юдофилом. Нелюбовь к евреям, по–моему, заложена в генах кондового россиянина. Однако, он несколько раз, узнав о готовящихся еврейских погромах от своего секретаря – еврея, обращался к министру внутренних дел, а то и к самому царю с просьбой принять меры, и тем самым спас сотни и сотни еврейских семей. При этом надо заметить, что Николай в душе был антисемитом и подобные просьбы встречал без энтузиазма. Я не знаю, какой ген в это время в нем протестовал, но думаю, что скорее немецкий, так как русской крови в нем было немного.

Так в чем же причина столь лютой ненависти большевистского режима, да и нынешних недоделанных демократов к «старцу»?
Россия надрывно рыдает

О детях любимых своих

Она самых лучших съедает

И плачет, печалясь о них.
И. Губерман.


В том, что был он человеком, исповедовавшим добро и вольную волю:

«Дух есть добро! Дух дышит, где хочет!» - это было его жизненным кредо. За то, что Синод дважды отклонял его кандидатуру, а царица прилюдно целовала ему руку как человеку со священным саном.

«По имени твоему будет дано тебе» – предсказал когда–то Распутину Иоанн Кронштадский. Противники в этом случае вспоминают, что фамилия «Распутин» созвучна распутству, а сторонники говорят о «распутье» и о традиции ставить на развилках дорог кресты и часовни.

Вспомним о простом значении слова «распутье»: - выбор дороги

Екатеринбургская журналистка Светлана Изотова, написавшая очень толковую статью о Распутине пишет: - «Григорий появился тогда, когда Россия стояла на распутье. Григорий не напрасно появляется и сейчас с той же миссией: церковь явно находится на распутье перед его именем».

-------------------------+----------------------

Годы моего проживания на Мойке 1944 – 1949 были, пожалуй, самыми прекрасными, самыми интересными в моем военном детстве.

Во втором классе меня отдали в капеллу, но проучился и пропел я в ней недолго, так как мне очень не нравились «блатные гогочки», в основном безголосые сынки и дочки именитых партийных бонз, капризные выпендрилы. Я стал плохо вести себя и лупить их на переменах, и меня, «от греха подальше» родители перевели в обычную школу на набережной Мойки, как раз напротив фантастических ворот Новой Голландии. Об этом «чуде света», замечательном памятнике Петербургской архитектуры нельзя говорить всуе. О нем, вообще, как о любом настоящем произведении искусства бессмысленно что–то говорить. Эти высоченные, ажурные, как летний бриз ворота для выхода в Мойку, а затем в Неву, только что сходивших со стапелей парусников, надо видеть своими глазами. К, сожалению, на моем веку эту драгоценную реликвию города автобусные экскурсоводы обычно обходили вниманием, и думаю, что большинство даже коренных жителей Питера не знакомо с ней, а зря! Приезжая в свой город, я обязательно навещаю ее, если меня заносит в тот район, и уж обязательно показываю своим иногородним гостям.

В те первые послевоенные годы пригороды города, причем со всех сторон, были буквально забиты нашим и немецким оружием всех родов войск и систем. Выехав за пару десятков километров в сторону Карельского перешейка или Дубровки, можно было вооружиться до зубов. В лесах лежали не захороненные скелеты наших и немецких солдат и офицеров, часто с оружием в стиснутых костяшках рук. На брустверах траншей частенько стояли пулеметы и минометы с запасом патронов и мин в герметичных металлических коробках. Можно было найти вполне исправные немецкие легковые автомобили - амфибии, грузовики, бронетранспортеры и даже целые, вполне боеспособные танки, брошенные экипажем ввиду отсутствия топлива в баках. А уж такого добра как винтовки и патроны было, вообще, навалом и полным - полно их было почти у каждого нормального мальчишки. В моем личном арсенале, который, найдя в подвале нашего дома по наводке дворника, отец до последнего патрона выбросил ночью в Мойку, прямо напротив парадной нашего дома у меня насчитывалось с десяток разных гранат - от РГД до «лимонок», советская трехлинейка со штыком, немецкий «шмайсер», пулемет Дегтярева и немыслимое количество всякого рода патронов.

Я, естественно, сам не мог привезти тяжелое оружие из леса, но, например, пулемет выменял на 30 домашних завтраков, которые мама давала мне в школу, у дворовых парней, а винтовку всего – за 15! За один завтрак: бутерброд с домашней колбасой и еще один, с « ленд – лизовским» американским повидлом (джемом из папиного спец пайка) давали три гранаты и обойму патронов 36 штук - от «шмайсера».

Шикарной домашней колбасой наша семья была обеспечена на всю зиму 1945 года. Вместе с молочной коровой Буренкой мама привезла из Челябинска и жутко вонючего кабанчика Ваську. Кабана год окармливали в том же отцовском подсобном хозяйстве, потом отдали какой–то крестьянской семье в деревню, где из половины его туши сделали огромное (по тем временам) количество безумно вкусной чесночной домашней колбасы с большими, необыкновенно ароматными кусками сала и мяса в натуральных кишках.. С той поры и до сего дня я никогда не ел ничего подобного.

Так что школьные бутерброды с той изумительно аппетитной колбасой, да еще в то очень голодное время, поверьте мне, стоили какого–то жалкого пулемета, уж не говоря о таком пустяке, как винтовка.

9 мая 1945 года в 12 часов дня нас выстроили во дворе школы, и директор, торжественно объявив об окончании войны, зарыдал в голос как последний пацан. Мы тоже коллективно завыли вместе с учителями, сморкаясь в рукава парадных белых рубашек, которые неизвестно откуда в те времена, каким-то немыслимым образом умудрялись доставать наши несчастные, замученные тяжелейшим бытом мамы. Потом все долго истошно кричали « УРА» и обнимались до посинения .

В третий класс я пошел уже в другую школу. Это была некогда знаменитая «Третья гимназия», которую окончил Писарев. На великого писателя – демократа нам было в то время глубоко наплевать, и тем более, когда мы узнали, что он критиковал нашего любимого Пушкина. Но у школы, которая находилась на Соляном переулке были и другие замечательные достоинства. Все классы выходили окнами на «Мухинку», бывшее художественное училище барона Штиглица, выпускающее мастеров художественных промыслов. Сама по себе «Мухинка» нам также была «по– барабану», художественные промыслы нас волновали не более, чем произведения рано умершего господина революционного демократа, но обнаженные натурщицы, отощавшие блокадные прелести которых, если чуть поднапрячь зрение и воображение (чего у нас было в избытке), можно было узреть невооруженным, горящим от перевозбуждения глазом. Мы воровали из дома старинные, одетые в натуральный перламутр бабушкины театральные бинокли с откидной ручкой, или (находились и такие счастливцы) папашины трех, а иногда шести и более кратные военные, и на переменах, обязательно поставив кого–нибудь из слабаков «на атасе», во все глаза, затаив дыхание уходили в сладостный мир сексуальных мальчишечьих грез. Этому запретному занятию предавались поголовно все ученики нашей 181-ой мужской школы с третьего по десятый класс.

Еще одной достопримечательностью был расположенный в соседнем с училищем здании - Музей Обороны Ленинграда. После знаменитого «Ленинградского дела», когда Иосиф Виссарионович Сталин расстрелял и отправил в лагеря всю партийную верхушку города-героя, музей, почему–то, закрыли. Предполагаю, что его в его экспонатах была не достаточно отражена руководящая и направляющая роль «вождя всех народов» в героической эпопее сопротивления голоду ленинградцев и в снятии сильно затянувшейся блокады города.

Но в то время очень представительный музей еще существовал, и часть его экспозиции, состоящая из огромных гаубиц, всех типов немецких танков, сорокоствольных минометов и т. п., занимала полностью весь школьный сад.

Несколько танков стояло на бетонных пьедесталах. Танки были в абсолютно рабочем состоянии, пришли и забрались на пьедестал своим ходом.

Топливные баки были заправлены соляркой, орудийные башни вращались, аккумуляторы - в полном порядке. Крышки башенных люков были наглухо задраены и заварены автогеном, таким образом дирекция музея обезопасила себя от всякого рода непредвиденных неприятностей. Однако существовали еще и нижние, аварийные люки, расположенные между гусениц, о них устроители выставки, очевидно, забыли, а, может быть, просто не знали. Но так или иначе, а конструктивная мысль нашей молодежи, как это известно даже из песен советских композиторов, всегда была на должной высоте. А уж против «русского пинцета» – в просторечии стального лома, немецкой технике было просто не устоять. Итак, в танк, знаменитый гитлеровский дизель – электроход марки «Пантера» трем нашим комсомольцам – умельцам не только удалось без особого труда забраться, но и завести его. Случилось это как раз во время одной из переменок, и вся школа, включая педагогический персонал во главе с директором, с огромным интересом следила за разворачивающимися военными действиями грозного бронированного «фашиста».

В начале танк громыхнул выхлопными газами застоявшегося двигателя, да так, что все вокруг застлало дымом, как после дымовой шашки. Когда дым немного рассеялся, мы с восторгом и ужасом увидели, как бронированная махина, натужно завывая мощным мотором, тяжело сползла, а скорее свалилась с довольно высокого пьедестала и урча, несколько раз повернув башню влево и вправо, развернулась на одной гусенице, и прямиком направилась на здание школы.

Столетней давности постройка в свое время была сложена добротно, и ее цоколь, примерно до высоты двух метров, был облицован гранитом. Танк дошел до угла школы и уперся в стену пушкой, легко проткнув кирпичи. Однако гранитный цоколь дома представил для него достаточно мощную преграду, и он, еще раз щедро газанув, остановился и замолк. Из-под его гусениц выползли три чумазых танкиста, – три веселых друга из местной шпаны. Некогда они были учениками нашей гимназии, и в лицо, или даже просто по развинченно–вихляющей походке их знал весь микрорайон. С торжествующим видом, сделав ручкой пламенный «салют–привет» высунувшемуся из окна бледному от страха и злости директору, они, не торопясь, небрежно закурив, направились к выходу из садика.

По достоверным слухам, уже через час их накрыла на чердаке «Мухинки» наша доблестная милиция и советский, самый справедливый в мире суд, открытым показательным процессом, быстренько объявив «заговорщикам» заслуженный приговор по статье 58 - 10: «Свержение существующего строя». Их отправили на десять лет, «без права переписки», к великой радости жителей микрорайона, осваивать лесоповальную технику ХV века, на колымскую речку Колыма. Благо, каждому из них к тому моменту уже стукнуло по шестнадцати лет.

По всей вероятности, столь наглядная воспитательная мера возымела действие, и до закрытия музея комсомольцы–добровольцы угонять танки уже не пытались.

В нашей школе учились сыновья двух самых крупных партийных послевоенных руководителей города: Капустина и Попкова. Их привозили на занятия шикарные лимузины, и учителя смотрели им в рот. Они были старше меня класса на 2, на 3, и я их плохо помню. Отцов обоих вскоре расстреляли как врагов народа, а детей, очевидно, отправили в сибирские лагеря с матерями. Впрочем, не исключено, что и их матери могли разделить участь своих мужей, уж больно громкое Иосиф Виссарионович «отгрохал дело».

Правда, и в моем классе учились два сына именитых родителей: Валерка Вознесенский, отец его был в то время Министром Просвещения, и Генка Визнер, мать которого, первый секретарь Куйбышевского райкома партии, была родной сестрой этого министра. У обоих братьев был еще и знаменитейший дядя – руководитель Госплана СССР, знаменитый экономист и правая рука Сталина - Николай Вознесенский. Практически это был второй человек в стране. С него-то и начались все несчастья этой знаменитой фамилии. Ходили слухи, что Великий Вождь осерчал на него после выхода учебника по экономике страны, вероятно, с точки зрения Иосифа Виссарионовича, роль Гениального Вождя и Учителя была отражена в нем недостаточно ярко и выпукло!

Оба брата и сестра Главного Экономиста были расстреляны, а мальчишки, - Генка с отцом, а Валерка с матерью, сосланы в Сибирь, где и окончили десятилетку.

С обоими братьями я очень дружил, Генка учился так же средне, как и я, но был чертовски одарен в умении работать руками и изобретать разные забавные конструкторские штучки. Я тоже до техники был сам не свой, и на этой почве мы были «не разлей» вода. К сожалению, после ссылки мы еще много лет не виделись, и дружба сошла на нет.

Валерка Вознесенский, после лагеря взял фамилию матери, первой жены опального министра. В отличие от нас с Генкой, он был из породы настоящих гениев. Учился он не просто отлично, а сверх отлично! За все время нашей совместной учебы (а их с матерью отправили в ссылку, когда он был в 8 классе) он не получил ни по одному предмету ни одной оценки ниже пятерки. Десятый класс в Сибири закончил с золотой медалью. Цену себе всегда хорошо знал и хоть и старался в отношениях с нами быть демократом, однако, некую дистанцию мы чувствовали всегда. С ним я учился танцевать под трофейный патефон, запрещенные тогда фокстрот и танго, и мы, «шерочка с машерочкой», часами строгали домашний паркет, обычно нашей квартиры, под сладкое: «Сердце мое, я нашел в нашей дружбе с тобой…», или «Утомленное солнце, нежно с морем прощалось…» - тогда это были самые «попсовые» мелодии .

Мой отец, после ареста родителей Валерки совершил настоящий гражданский подвиг, который в полной мере я оценил лишь много лет спустя, когда, наконец, «политически» несколько поумнел. Он позволил маме поселить в нашей квартире «опального мальчика», оставшегося одного в городе, без знакомых, родственников и средств к существованию. Тогда это было равносильно самоубийству, ибо за подобное «укрывательство сына врага народа» коммунистом, да еще и какого врага, вся наша семья таким же «макаром» элементарно могла «залететь» в далекий сибирский лагерь по той же страшной 58 статье. В те года это был «подвиг камикадзе».

Нам еще очень повезло, - Валерку «взяли» в его родительском доме, когда он пришел за сменой белья. К сожалению, ни сразу после амнистии, ни позже, Валерка не оценил благородный отцовский порыв и, по возвращении в Ленинград, да и в остальные годы, даже не позвонил нам. По всей вероятности, он был так обижен на власть, что перенес обиду и ненависть заодно и на всех остальных, кто не разделил с ним той тяжелой, незаслуженной доли, и мы тоже чохом попали в этот круг.

Я не обиделся на него, и когда, лет эдак через сорок, он неожиданно позвонил мне, очевидно, случайно увидев по телевизору одно из выступлений, я, правда больше из любопытства, чем с удовольствием, встретился с ним. Он, как ни странно, мало изменился внешне. По-прежнему держал некоторую дистанцию, но встреча напомнила мне нашу раннюю юность, и я был рад, что судьбе было угодно вновь свести нас. Жизнь его удалась, он закончил университет и горный институт, рано защитил докторские диссертации по обеим специальностям, имел звание членкора РАН и, по–моему, был сильно удивлен, что я, в школьные годы беспросветный, жалкий троечник, тоже вдруг добился каких–то громких регалий и некоторой известности. Я побывал у него в доме, познакомился с прелестной женой. Мне было тепло тем вечером в его доме, но неумолимое время сделало свое, и войти второй раз в одну и ту же воду, в той же в речке бытия, – очевидно, дело невозможное…
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

24 апреля 2001 года iconЗакон, принятый Сеймом 25 октября 2001 года и обнародованный Президентом...
Учреждение субъект права (орган, структурное подразделение или должностное лицо), которому нормативным актом предоставлены определенные...

24 апреля 2001 года iconИ воспитание, и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания
Школа имеет лицензию на право ведения образовательной деятельности (серия 50Л01 №0000834 от 10 апреля 2013 года), успешно прошла...

24 апреля 2001 года iconЕженедельный обзор сми для руководителей от 18 апреля 2014 года
С 25 на 26 апреля в Волгоградской области пройдет третья всероссийская акция «Библионочь» — ежегодное масштабное событие в поддержку...

24 апреля 2001 года iconРегиональной общественной организации «матери дагестана за права...
С 1 февраля по 30 апреля 2011 года Региональная общественная оргазация «Матери Дагестана за права человека» (далее дроо «мд зпч»)...

24 апреля 2001 года iconВысшего профессионального образования
Транспортные машины и транспортно-технологические комплексы №405 тех/сд от 14 апреля 2000 г и учебным планом специальности Подъемно-транспортные,...

24 апреля 2001 года iconУчебно-методической работе с 22 по 27 апреля 2013 года Образовательная...
«Преподавание химии в школе в условиях модернизации общего образования» 23 чел

24 апреля 2001 года iconЗакон РФ «о социальной защите инвалидов в российской федерации»
ФЗ, от 17. 07. 1999 №172-фз, от 27. 05. 2000 №78-фз, от 09. 06. 2001 №74-фз, от 08. 08. 2001 №123-фз, от 29. 12. 2001 №188-фз, от...

24 апреля 2001 года iconУправление образования
В соответствии с планом мероприятий Управления образования на 2012/2013 учебный год 4 апреля 2013 года в рамках Года историко-культурного...

24 апреля 2001 года iconРоссийская ассоциация образовательной робототехники
России. Тема этого года «Преемственность подготовки учащихся в области робототехники на различных этапах образования». Конференция...

24 апреля 2001 года iconПриказ мо и н рт от 2 апреля 2010 года №1260/10
Республики Татарстан с 22 по 26 марта 2010 года в г. Казани проведен конкурс «Учитель года Республики Татарстан – 2010»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную