24 апреля 2001 года






Название24 апреля 2001 года
страница5/26
Дата публикации02.10.2016
Размер3.11 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Документы > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
-----------------------------------+-------------------------------
Мы в ранней младости усердны

От сказок, веющих с подушек,

И в смутном чаяньи царевны

Перебираем тьму лягушек.
И. Губерман.

Был у меня еще один закадычный школьный друг, сегодня, пожалуй самый старый. Звали его Володька. Он относился к разряду «гогочек», т. е. отличников и «маменькиных сынков». Под каблуком у грозной, бестолковой матери и тирана отца он прожил все детство и юность. Класса до шестого росточка был небольшого, носил ровную челочку на лбу и постоять за себя в наше хулиганское время не мог. Я был покрепче и позадиристей и частенько вставал на его сторону, что обычно решало дело в его пользу. С класса седьмого он, вдруг, начал расти как мухомор и к десятому стал длиннее меня на полторы головы.

К тому же он начал заниматься спортом, окреп и уже не нуждался в моих бицепсах, прилично рисовал, был необычайно честолюбив и любвеобилен. После школы поступил в Академию Художеств, стал хорошим архитектором. Обзавелся способным напарником с именитым отцом, тоже архитектором, и они вдвоем сумели получить правительственный заказ на реставрацию музея Ленина к столетнему юбилею Великого Творца Революции.

Это было грандиозным жизненным везением и во многом определило его дальнейшую служебную карьеру, хотя негативно отразилось на крайне самолюбивом и заносчивом характере. Курировал эту архи престижную юбилейную работу лично сам Генсек Леонид Ильич Брежнев. Сорок оборонных заводов «денно и нощно» из драгоценного титана точили и фрезеровали детали для «Музея века». Сейчас уже практически невозможно понять, что это было за время! Очень точно отразил его ходивший тогда в народе анекдот:

Милиционер тормошит пьяного, лежащего в луже:

--Как тебя звать?

--Не – е – знаю…

--Фамилия твоя?

--Не – е – помню…

--Живешь - то где, помнишь?

--Не – е – е…

--А хоть год-то какой нынче на дворе, знаешь?

--А как же…Конечно…Ю – би – лей – ный!

За музей, монтажом которого руководил мой братец Фел, Володька получил следующий, аналогичный правительственный заказ – Музей Брежнева в Днепропетровске. Потом пошли другие заказы и «в демократическом зарубежье», и в конце концов он дослужился до Заслуженного Художника Монголии и стал Лауреатом Государственной премии Украины. За самозабвенную, не знающую границ любовь к прекрасному полу он получил у друзей «кликуху» – «кобелище», но чтобы не шокировать его в малознакомой компании, особенно в разгаре «кобелиной охоты» сей, не очень благозвучной «кликухой», мы, между собой, называли его коротко - наш «Ще». С годами он стал особенно хорош: высокий, статный, седой, с красивыми холеными руками истинного художника. У него был прекрасно подвешенный, несколько язвительный язык, и эдакая ироническая небрежность в разговоре, особенно в беседах с мужчинами, когда рядом находилась представительница прекрасного пола, которая могла бы его заинтересовать, хотя интересовала его любая длинноногая особь.

Знакомить его со своими избранницами было подобно самоубийству. Тут у него не существовало ни мотивов дружбы, ни каких-то там моральных или иных сдерживающих барьеров. Могучий инстинкт всепобеждающего самца был непоколебим.

– Надеюсь, ты понимаешь, что это - уж точно «мой человек»?! Она меня любит! – С вопросительно – утверждающей интонацией в голосе, бархатным, ласкающим слух драматическим тенором, небрежно произносил он, и несчастному идиоту, переоценившему свои мужские чары, или недооценившему чертовскую силу обаяния «Ще», приходилось складывать оружие и покидать «поле боя» в гордом одиночестве, под щитом. В годы совместной дружной юности со мною он проделывал эти показательные эксперименты настолько часто, что, в конечном счете, я уже перестал обижаться и ревновать, а наученный горьким опытом водил своих подружек подальше от него.

Правда, его первая жена попыталась дать ему несколько уроков «семейного уважения», и поскольку женщина она была крупная и мускулатурой вполне могла поспорить с муженьком, да к тому же была еще и дюже ревнивая, синяки под его глазами иной раз были столь велики, что даже самые большие темные очки не могли прикрыть результаты столь поучительных «лице - мало приятных» уроков.

Столь красноречивые и «веские доказательства» его «неправоты» по отношению к товарищам, могли в какой–то мере утешить нас, друзей – рогоносцев, но изменить, что–либо в характере его поведения, или в его, на генетическом уровне заложенном начале суперсамца – победителя, были бессильны. Победитель – всегда прав! – Непререкаемая истина, известная еще в Древнем Риме.

На память приходит один случай из обширной Вовкиной любовной практики. Мы, нищие студенты, отдыхали дикарями в палатках на берегу Черного моря в Кудепсте. Ще приехал на машине, он уже был женат, и к свадьбе богатый тесть, известный на весь Ленинград гинеколог, подарил молодым «Москвич». В первый же день Володька, приехавший почему–то один и расположившийся в моей палатке, положил глаз на хорошенькую москвичку, которая жила в соседнем бунгало с несколькими подружками.

Вечером Ще, как обычно отправился на «охоту» и попросил меня переночевать в его машину. Конечно, это было очень неудобная постель, но настоящая мужская дружба всегда дороже таких мелочей, как личные удобства. Правда, в автомобильной спальне есть некое неоспоримое удобство, которого лишены палатки из грубого брезента тех времен – круговой обзор местности. И в тот раз он позволил мне подглядеть потрясающую картину. Володьке, очевидно, не удалось достаточно быстро разжечь ответную, до потери пульса пламенную страсть в сердце своей очередной столичной жертвы, а скорее всего ему мешали ее товарки. И он, в могучем кобелином порыве, не раздумывая, поднял кровать вместе, с отнюдь не хилого сложения девицей, и перенес ее в мою палатку. Не сомневаюсь, что такого…не сумел бы сделать и Григорий Новак, тогдашний чемпион мира по штанге в тяжелом весе, и сделать этого он не смог бы не потому, что девушка вместе с кроватью весила, скажем более 180 килограмм, а потому, что это было дьявольски неудобно. Такой подвиг можно было совершить только под влиянием мощнейшего сексуального стресса, ибо именно в этих случаях, утверждают ученые, у человека или животного открывается так называемая «кладовая экстремальных возможностей» и происходят чудеса. Петуху отрубают голову во время любовного акта и он, фонтанируя кровью, продолжает и дальше топтать курицу.

О Володьке я рассказываю столь подробно не просто так; дальше в своих воспоминаниях, если Всевышнему будет угодно подарить мне еще несколько лет в уме, памяти и здравии, я посвящу ему еще несколько забавных строк, но эти события происходили уже значительно позже, на другом жизненном витке моей биографии.

Там же я поведаю еще одну крайне любопытную, но трагическую историю моего соперничества с другим моим товарищем, тоже школьным лидером, ставшим со временем известным российским и даже мировым кинорежиссером, и как–то грустно и непонятно трагически окончившим свою жизнь. Эта история в чем–то схожа с нашим неразделенным самолюбием в личном лидерстве с Володькой, которое в конечном итоге сделало нас, некогда самых близких друзей, практически чужими друг другу людьми. В мире людей это обычная, рядовая история – лидеры не дружат долго. Ни в коем случае не провожу параллелей, но так великий российский поэт решил сложные взаимоотношения музыкальных лидеров XVIII столетия Моцарта и Сальери, таковой была судьба взаимоотношений двух величайших итальянских кинорежиссеров Феллини и Росселини, двух шахматных гигантов Карпова и Каспарова. Это, очевидно, один из непреложных законов общества, так было всегда и так будет, да, что там трогать Великих мира сего, когда два разнополых лидера в самом обычном, трафаретном браке практически никогда не живут под одной крышей в добром мире и согласии.

------------------------------------------------+-------------------------------


Еврею не крутиться на Руси

и воду не толочь в российской ступе,

тот волос на котором он висит,

у русского народа – волос в супе
И. Губерман.
Послевоенное время было тяжелым. Моральный климат суровел год от года. Наши лучшие в годы войны друзья – союзники по уничтожению фашизма стали нашими заклятыми врагами. «Холодную войну», неустроенность, хулиганство и бандитизм надо было чем–то объяснить народу тогдашним правителям и выход, как всегда в мире, а особенно в России был найден быстро – евреи, евреи, кругом одни евреи…В то время по ушам ходила популярная песенка:
Туристу-негру девочка дала,

Затем дала японцу дипломату,

Потом, когда беременна была,

Сказала: - «Всё евреи виноваты!».

Оказалось, что жиды и не воевали, да и погибали-то только потому, что сами добровольно шли в концлагеря к немцам. До 1952 года, до «Дела врачей – отравителей», взрослые, пожалуй, ощущали это даже меньше, чем мы - дети, школьники. Слово «жид» просто не сходило с языка моих «необрезанных» товарищей. К нему мы почти привыкли. К слову – то, да, но к физическим выпадам, да и моральным тоже, привыкнуть было труднее.

Первый урок каждого нового учебного года начинался с ханжеского коммунистического издевательства. Учителя – евреи старались как–то обойти этот фашистский ритуал, но если об этом докладывали директору или парторгу школы, – мог возникнуть скандал. А все было так: на первом уроке каждого учебного года классный руководитель, который вел свой класс, как правило, несколько лет и знал о своих птенцах все от «А» до «Я» наизусть, открывал или открывала первую страницу нового журнала успеваемости и заполняла несколько граф на каждого ученика, включая одиозную пятую – национальность! Каждый ученик должен был встать и громко ответить на все вопросы. И каждый еврейский мальчик или девочка смертельно боялись этого гнусненького допроса, потому что, как только доходило дело до пятой графы - класс замирал, а потом начинал мерзко гикать, картавить, грассировать и обзываться. Те, кто был поближе к «отверженному», пытались его чем – нибудь побольнее уколоть, ущипнуть, поддать коленкой под зад, а то и просто влепить оплеуху. Я все это терпел до четвертого класса, а в пятом дал себе слово побороть страх перед организованным массовым террором молодых недоносков, великодержавных русских шовинистов и начать на переменках «стыкаться» с особенными «приставалами», чего бы мне это не стоило.

Голодное военное время и каверна в легком не способствовали физическому развитию, и до шестого класса я был «дохляк», в шестом, то ли от того, что я пошел заниматься плаванием и боксом, то ли природа и родовые гены взяли свое, но произошла какая–то метаморфоза, и я начал расти и крепнуть как пушкинский царевич Гвидон в винной бочке, – буквально не по дням, а по часам.

Для «стычек», то есть драк на переменках, я для начала выбрал себе такого же доходягу, каким в то время был сам – Витьку Быстрова, по прозвищу Быстрик. Меня в те годы назвали Сквирой, а с класса восьмого близкие друзья дали кличку Кот.

Витек, отнюдь, не был антисемитом, впрочем, как и абсолютное большинство русских ребят. Просто травить жидов в то время было модно и клево. Они слышали это дома в разговорах родителей. Это веяние носилось в воздухе страны, как летний тополиный пух. К этому времени подоспела очередная фашистская кампания: - бей «безродных космополитов» - читай – евреев, и пацаны, просто как и весь многонациональный советский народ с гордостью купались в этом подленьком национал - коммунистическом соусе. Быстрик тоже похихикивал над очередным списочным жидёнком, а один раз даже свистнул во время общего взрыва сугубо российского энтузиазма. Для того, чтобы набить друг другу физиономию в те времена, не знаю, как это у современных школьников, совсем необязательно было иметь достаточно веский повод. Нужно было просто подойти к любому пацану и сказать: – давай стыкнемся, - а дальше, либо тот как последний трус начинал пускать сопли и тут же бывал заклеймен всеобщим презрением, либо как настоящий мужчина, принимал вызов.

Всю жизнь я чертовски плохо разбирался в людях и, как показала первая же стычка, партнера для тренажа будущих смертельных боев за национальное равенство я выбрал себе крайне неудачно. Быстрик только с виду был дохляк, внутри же этого костистого, упругого как стальная пружина, маленького тела, сидел могучий атомный реактор! Витек был необычайно подвижен, видно его предку не зря дали фамилию Быстров, и бесстрашен, как легендарный английский бульдог, без колебаний вступающий в смертельную схватку, хоть с бритым львом, и к тому же неутомим, как атлант, который без дублеров, уже которое тысячелетие, бессменно, а главное – безвозмездно, то есть буквально на общественных началах, держал на своих могучих плечах тяжеленный небесный свод, обремененный черт знает каким количеством планет, звезд, астероидов и хвостатых комет.

Первый, пробный бой продолжался всю большую перемену при большом скоплении зрителей, любителей кроваво - халявных зрелищ. Не могу сказать, что схватка проходила с переменным успехом, скорее это был матч в одни ворота, - в мои! Физиомордия моя на момент звонка имела такой красочный вид, что даже учительница математики, женщина без сердца, дородная Тамара Петровна, ужаснувшись, не отправила меня прямиком к грозному директору, а милостиво отпустила в туалет для отмывания кровавых соплей.

Дома я честно поведал моей логически мыслящей и справедливой маме историю подглазных «фонарей» и о своем непоколебимом решении продолжать «переменные тренировки», и моя многомудрая мать поддержала меня.

Приблизительно с месяц на меня было жалко смотреть. Как ни странно, но ни директор, ни завуч не вызывали меня. Драки на переменках и после занятий были делом обычным, и мне даже не снизили оценку за поведение в первой четверти. Но, то ли Быстрик начал жалеть меня, то ли закалилась и задубела кожа на морде лица и стала лучше держать удары, то ли я просто поднабрался боевого опыта и научился прикрываться, но дела мои пошли много лучше, и в конце второго месяца мы дрались почти на равных. Однако радость начавшихся побед, а вернее конца проигрышей была не главной в наших поединках, главным было то, что я перестал бояться ударов в лицо и, вообще, драки, как таковой, и что мои одноклассники, да что там они, - весь наш второй этаж теперь знал; - к Сквире лучше не приставать!

Теперь я спокойно вставал во время постыдного допроса в начале учебного года, и уже не тихим писклявым, дрожащим от непонятного стыда и страха голоском, как это делали остальные, а громко и твердо, высоко задрав подбородок, произносил по складам: «По национальности, Любовь Адольфовна, я еврей и оба моих родителя тоже чистые евреи!» И никто в классе при этом не позволял себе произнести ни единого звука, ибо каждый прекрасно знал, что на первой же переменке его ждет дружеская встреча «из глаза в глаз».

Я повторил эту личную демонстрацию человеческого достоинства , правда в несколько ином виде, совсем недавно, после отъезда на постоянное жительство в Германию.

Община славного городка Фульда, приютившего меня, потребовала документального доказательства, что я чистокровный еврей. Это было из области обычного немецко – иммигрантского издевательства. Еврея по матери, то есть чистокровного еврея, хоронили на еврейском кладбище еврейской общины, быстро и недорого; еврея же только по отцу – как бездомную собаку под забором. В 1952 году моего замечательного учителя и старшего товарища, удивительного изобретателя, гения – конструктора, о котором чуть позже я непременно расскажу подробнее, с некогда знаменитой на весь мир фамилией летчика - полярника Бахчиванджи, фамилия, как вы понимаете, скорее грузинская, чем жидовская, попросили доказательств о том, что он не еврей. Всеволод Евгеньевич - так его величали, в то время был директором Рижского Автомобильного завода, а вопрос ему задал председатель госкомиссии, которая специально приехала из Москвы по доносу, что в руководстве и конструкторском бюро завода работают сплошные евреи. Всеволод Евгеньевич очаровательно улыбнулся старой грымзе, возглавлявшей комиссию, не торопясь расстегнул ширинку на брюках и выложил свое, естественно не тронутое раввинами, немалых размеров грузинское «хозяйство» перед ней на стол. Роста он был высокого, и для демонстрации «вещественного доказательства» ему даже не пришлось приподняться на цыпочки. Этот блестящий номер мог бы окончится на далеких сибирских лесоповалах, но Всеволода Евгеньевича на эту должность поставил лично товарищ Сталин, и его просто сняли с должности «за слабую кадровую политику и не понимание основных задач партии в деле развития автомобильной промышленности страны».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

24 апреля 2001 года iconЗакон, принятый Сеймом 25 октября 2001 года и обнародованный Президентом...
Учреждение субъект права (орган, структурное подразделение или должностное лицо), которому нормативным актом предоставлены определенные...

24 апреля 2001 года iconИ воспитание, и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания
Школа имеет лицензию на право ведения образовательной деятельности (серия 50Л01 №0000834 от 10 апреля 2013 года), успешно прошла...

24 апреля 2001 года iconЕженедельный обзор сми для руководителей от 18 апреля 2014 года
С 25 на 26 апреля в Волгоградской области пройдет третья всероссийская акция «Библионочь» — ежегодное масштабное событие в поддержку...

24 апреля 2001 года iconРегиональной общественной организации «матери дагестана за права...
С 1 февраля по 30 апреля 2011 года Региональная общественная оргазация «Матери Дагестана за права человека» (далее дроо «мд зпч»)...

24 апреля 2001 года iconВысшего профессионального образования
Транспортные машины и транспортно-технологические комплексы №405 тех/сд от 14 апреля 2000 г и учебным планом специальности Подъемно-транспортные,...

24 апреля 2001 года iconЗакон РФ «о социальной защите инвалидов в российской федерации»
ФЗ, от 17. 07. 1999 №172-фз, от 27. 05. 2000 №78-фз, от 09. 06. 2001 №74-фз, от 08. 08. 2001 №123-фз, от 29. 12. 2001 №188-фз, от...

24 апреля 2001 года iconУчебно-методической работе с 22 по 27 апреля 2013 года Образовательная...
«Преподавание химии в школе в условиях модернизации общего образования» 23 чел

24 апреля 2001 года iconУправление образования
В соответствии с планом мероприятий Управления образования на 2012/2013 учебный год 4 апреля 2013 года в рамках Года историко-культурного...

24 апреля 2001 года iconРоссийская ассоциация образовательной робототехники
России. Тема этого года «Преемственность подготовки учащихся в области робототехники на различных этапах образования». Конференция...

24 апреля 2001 года iconПриказ мо и н рт от 2 апреля 2010 года №1260/10
Республики Татарстан с 22 по 26 марта 2010 года в г. Казани проведен конкурс «Учитель года Республики Татарстан – 2010»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную