24 апреля 2001 года






Название24 апреля 2001 года
страница7/26
Дата публикации02.10.2016
Размер3.11 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Документы > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26

  • Сколько же получается в среднем за хорошую свадьбу? – спросил я

певца, который, как оказалось, слыл «народной национальной звездой».

Сумма, которую он мне назвал, была ошеломительная. За одну такую «халтурку» можно было купить «Жигули».

- И сколько таких свадеб вы играете в месяц?

- Иногда, если успеваем, в среднем: три – пять… в день, - скромно потупилась «звезда».

Наконец дошла очередь и до меня. Распорядитель мероприятия громко объявил: «Поздравить наших дорогих умных, процветающих и красивых жениха и невесту специальным самолетом прилетел из столицы нашей Великой Родины - Москва наш знаменитый и выдающийся поэт и композитор, очень большого веселья человек, лауреат многих и разных государственных премий, писатель и замечательный артист, - Феномен Сикровецкий!

В моей долгой жизни мое имя и фамилию коверкали многократно, но так, как это замечательно противно сделал распорядитель свадьбы, пожалуй, – никогда!

По недружным жидким аплодисментам я понял, что добрых три четверти сидящих за столами людей просто напрочь не знакомы «с великим и могучим русским языком», а остальной четверти этого праздника вообще плевать на этого поэта и композитора с десятого этажа. Все понимали, что на такую «великую свадьбу» должен быть обязательно приглашен «свадебный генерал», вот его и привезли, а что он там будет болтать, – это уже всем было до лампочки. Кроме жениха и невесты никто из этой тысячной толпы гостей не повернул в мою сторону головы, да и эта милая парочка лучше бы не поворачивала. У жениха, совсем еще молоденького мальчика, сына ректора местного университета, было лицо овечки, которую приволокли на бойню, уже подвесили за задние ноги и поднесли нож к горлу. Зато у молодки, которой наверняка уже давненько стукнуло за тридцать, с выражением лица все было более, чем в порядке. Так выглядит сытая кошка, лениво играющая с полупридушенной мышкой, но еще не решившая, съесть ли ее прямо сейчас, или потерпеть и смачно зачавкать её немного попозже, но с аппетитом.

Я подошел к микрофону и начал бубнить какой–то, никому не нужный фельетон. Невеста сразу же поняла, что это ей неинтересно и наглухо прикрыла свое плоское как полная луна, жирно нарисованное лицо широченными полями шляпы Младенец же женишок, обалдевший от бесконечных громких фальшивых тостов, с видимым интересом прислушивался к нормальным человеческим словам и, дослушав монолог до конца, пару раз хлопнул маленькими ладошками, чем и обозначил для остальных финал моего «выдающегося выступления»!

На этом все могло бы благополучно и закончиться, однако… тут-то все и началось!

Именитый папа невесты – Великий партайгеноссе Всего Андижана и Его окрестностей решил лично поблагодарить «заезжую столичную знаменитость» и, с трудом отвалившись от Главного стола, выставив вперед необъятных размеров живот, утиной походочкой на коротеньких толстеньких ножках, виляя толстенькой попочкой–курдючком, доплыл до меня и, почему-то, прикрыв глаза, протянул маленькую пухлую ручку как француженка для поцелуя. Я взял его за протянутые пальчики и резко и довольно сильно дернул на себя. Ей богу, я до сих пор не понимаю, какая муха меня тогда укусила, и на кой черт мне надо было так озорничать. Он тоже этого не понял и, не ожидая рывка, ткнулся носом прямо в … «юбилейный крокодильский» значок, блиставший ярким золотым пятном на моем шикарном американском бело– кремовом костюме.

Свадьба, с интересом наблюдавшая эту немую сцену, – замерла. На мгновение прекратился стук вилок и ножей, замолкло чавканье тысяч ртов.

Только громкое чириканье воробьев, пирующих крошками с барских столов, говорило о том, что жизнь на планете Земля еще продолжается.

Великий «папа» зло оттолкнулся от меня, потер слегка оцарапанный значком нос и только тогда заметил, «обо что» он поранил свое непогрешимое партейно всемогущее личико.

Никогда в жизни ни до, ни после я не видел подобной трансформации человеческого лица. Ни неподражаемый Дю Фюнес, ни великолепный грузинский комик Мамука, и в этом я абсолютно уверен, не были способны на такое! В момент «отталкивания» оно было каменно–надменным, и на нем ясно прочитывался смертный приговор мерзавцу, посмевшему сотворить с Самим Им «такое!». Узрев же и осмыслив сияние «страшного знака» на лацкане пиджака обидчика, это выражение сперва сменилось на невероятное удивление, затем на неподдельный ужас. Затем, буквально по прошествии двух-трех секунд по нему прокатилась такой мощи волна необычайного радушия, гостеприимства и невероятной любви к стоящему совсем рядышком с ним ближнему, что нужно было быть по меньшей мере Гераклом, чтобы удержаться на ногах под ее все обволакивающим мощным напором. Я уже давно заметил, что подобная и очень правдивая, сладкослюнная маска всегда появляется у любого ранга партийных бонз, при появлении другой «особо важной персоны», от которой хоть в какой-то степени может зависеть дальнейшее безупречное течение их биографий.

- Вай – вай! Какой гость к нам заехал! Какой гость! Какая радость! Какая честь! Ах, Анис, Анис! Ах, Анис, Анис! Какого гостя, ничего не сказав, нам привез! Ну, Анис, Анис! Какой подарок нам сделал! Какой большой подарок! Какой замечательный человек привез!

Я не обернулся в сторону несчастного Аниса, но мне, да и всем, кто слышал эти ласковым тоном произнесенные шефом слова в адрес предателя из местной филармонии, было понятно, что часы пребывания на этом посту молодого идиота - директора, да, пожалуй, и вообще в самом городе, а может и в республике сочтены.

Партайгеноссе подошел к микрофонной стойке и, встав на цыпочки, голоском, из которого на утоптанную поколениями дехкан, растрескавшуюся от жары землю полилась струйка елея, пропел:

- Мои дорогие молодые! Наши дорогие сродственники и друзия! Наш праздыник, нашу свадибу, обалагородил и осачасливил, посетив ее, сам многоуважаемый и висем узбекским народом любимий товарищ Каракадил! Он не пожалел дарагоценного времени, денег на проезд и по просибе нашего

дорогого и всеми уважаемого Аниса сиделал нам такой огромный подарок и оказал такое высокое уважение всем пирисутствующим сидесь уважаемым гостям и висем жителям города Анадижана и его области. Позвольте мине от вашего имине и лично от моего поблагодарить нашего всеми уважаемого и замечательного Аниса и попросить его делать нам такие же замечатилиные подарки и впередь.

Зал встал, и бурные, долго несмолкающие аплодисменты радостной волной захлестнули праздник.

А теперь, мои дорогие сроственники и многоуважаемые гости, ви можете породолжать наш праздыник, а мы с дорогим нашему сердцу, многоуважаемым товарищем Каракадилом тоже пирисядем к праздничному столу.

Я, совершенно сбитый с толку этой заздравной речью в честь Аниса, так и не поняв, прощен он или это хитрый дипломатический ход мудрого «папы», сел за стол для особо важных персон. Мне мигом был поставлен прибор, и каждый из сидящих за столом поднес мне тарелку или блюдо с праздничной снедью. Однако, в ближайшие двадцать минут мне пришлось довольствоваться лишь обильным собственным слюновыделением, так как началось представление Андижанских «начальников».

- Второй ссыкрытар Обокома Партии Анидижана Казибек Казибеков, - очень пириятно.

- Тыретий ссыкрытар Обокома Партии Анидижана Зимбек Зимбеков,- очинен пириятно.

- Перевый ссыкрытар Горокома Партии Анидижана Букамбек Букамбеков, - очинен пириятно.

И так - человек тридцать. Последним был директор кладбищ. Тоже, как я понял, очень уважаемый человек, и уж ему-то точно очень приятно было бы видеть меня своим гостем в дорогом дубовом полированном гробу с сияющим значком на лацкане кремового костюма и в белых чувяках.

Потом было бесконечное количество подхалимских тостов. Меня, вне всякого сомнения, хотели споить, а далее спокойно продумать, как быть с «ревизором». Не исключено, что могли подстроить и компромат по «пьяному делу», но я от рождения – малопьющий, и фокус не прошел.

«Папаша» привел к столу новобрачных, вроде как «на благословение». Невеста, скорчив рожу ангелоподобной недотроги, пыталась подставить мне щечку для поцелуя, но плохо ориентируясь в национальных обычаях, я не рискнул быть облагодетельствованным столь высокородной девицей и отделался похлопыванием по спине полупридушенного жениха с глазами затравленной газели.

«Городничий», так я окрестил для себя партайгеноссе, не отпускал меня никуда дальше своего живота, безостановочно дул мне в уши, что он–то человек бедный, живет очень скромно и только на свою небольшую секретарскую зарплату. А эту шикарную свадьбу, против его воли, закатили родители и родственники жениха. Как оказалось, дедушка запуганного мальца-жениха - знатный чабан, пасет колхозные отары в отрогах гор. Всю свою жизнь он копил деньги на свадьбу внука, и вот к стыду и сраму ему, «Городничему», - верному и честному, как слеза барана коммунисту – ленинцу, пришлось отгрохать такую некрасивую свадьбу.

- Какая прелесть, - заметил я. Давайте–ка, сделаем большую подвальную статью в «Правде» или у нас в приложении к «Крокодилу», где опишем трудовые подвиги деда – пастуха и его по старинке байские замашки при устройстве свадьбы любимого внука!

На лицо «папаши» спустился туман, причем настолько плотный и густой, что глаз было просто не разглядеть.

- Друг мой, - он нежно обнял меня, не тратьте драгоценное время на пустяки. Завтра я дам Вам свою личную персональную черную «Волгу» с телефоном, телевизором и холодильником. Сегодня же вечером обзвоню своих лучших друзей – секретарей Обкомов и Горкомов всей Ферганской долины. Вас как эмира Бухарского будут встречать во всех городах и поселках этой жемчужины Узбекистана, и умирая Вы на смертном одре будете вспоминать меня и эту восточную сказку.

- А как же тридцать концертов в Андижане, - с глазами наивного простяги Адама, еще не вкусившего с Евой запретного плода, - спросил я, строго глядя в его честные партийные глаза.

- Пока мы с Вами, уважаемый, пили сладкое виноградное вино и вкушали от плодов щедрой природы Узбекистана, Анис и мой начальник отдела культуры уже положительно решили этот совсем простой вопрос.

И как сказал Моисей, сойдя с горы Илионской:

- …И было так…

Через много лет администратор Миша поведал мне историю невероятного финансового взлета Аниса. Он стал крутым «новым русско– узбеком», крутил миллионами «зеленых». Перебрался в Москву, стал лучшим другом мэра Лужкова и небрежно одалживал городской казне десятки личных миллионов в трудную минуту.

На рынке, тогда еще Советского Союза, появились сигареты, вина и даже парфюм с торговой маркой на этикетках - «Анис». Но от его коммерческого гения и феноменального разворота я обалдел окончательно, когда по центральному телевидению увидел «Банковский конкурс», в котором приняли участие все самые известные Банки страны. Финансировал это мероприятие и был его президентом известный предприниматель по имени Анис. Думаю, что дальнейшие комментарии излишни…

-----------------------------------------+------------------------------------------
Масштабность и значительность задач,

Огромность затевающихся дел—

Заметней по размаху неудач,

Которые в итоге потерпел.
И. Губерман.
Старость - премерзкая штука. И чтобы о ней ни говорили оптимисты, – умирать надо если не молодым, то хотя бы еще здоровеньким. Старость, как и сама смерть - это конец жизни, а интересна только полнокровная жизнь, когда работает величайшее чудо творения Господа - человеческий мозг. В старости он слабеет, да и слишком много отвлекается на болезни. В старости человек перестает не только сам чувствовать, что такое любовь, в полнокровном понимании этого удивительного всеобъемлющего чувства, но иной раз и не помнит, как все это с ним происходило. В человеке умирает Человек, когда прекращает волноваться кровь. Что же касается разных благоглупостей о растворении в природе, о новых формах бытия после разрушения земной оболочки, – это все чепуха. Старость как и смерть - бездарна, она способна лишь к разрушению. А жизнь - это созидание. Приближение старости я почувствовал довольно поздно, лет эдак в шестьдесят. Я, как и все стареющее, пытался обманывать это клеточное угасание. Хорохорился, пытался еще эдак поглядеть на молодую женщину. Прикидывал, конечно, так, для себя, - а не убрать ли две-три основные морщины на физиономии? Но быстро к ним привык и уже посмеивался над собой, вспоминая эти глупые мысли. К старению, вообще, привыкаешь довольно быстро. Год, два мучаешься, разглядывая в зеркале начавший неизвестно от чего расти живот, потом забываешь о нем, а вернее свыкаешься с неизбежностью процесса. Такая же история происходит с появлением и неуклонным ростом лысины. Вдруг замечаешь, что уже не можешь догонять тронувшийся трамвай, – задыхаешься. Потом давление, плохо работающий желудок, сердце, простата, аденома, бессонница, пародонтоз, суставы… Какая тут любовь, какая жизнь… Нет, я, конечно, был не прав, говоря, что мысли о жизни после смерти – пустяковина. Я лукавил перед самим собой. Но меня уже действительно не волнует кладбище как склад, куда на вечное хранение отдадут под расписку мое бренное, уже никому не нужное тело. Я, очевидно, утратил мелкое любопытство к Смерти. Вспоминая о ее неизбежности, я просто получаю отдохновение души. Однако сама мысль, что продолжение Жизни возможно в каком–то там другом измерении после земной жизни, - это основа любой веры. А есть ли она?! Или это очередная человеческая выдумка, – не имеет значения. Для протекания активной жизни - это абсолютно неважно, но для перехода к смерти, – большое облечение в любом возрасте.

Мемуары - штука приятная, но грустная… Ты как бы сам, в конце еще не полностью заполненного листа, подписываешь себе приговор, – выбрасываешь белый флаг. Ведь, по меньшей мере, глупо, поставив точку под словом «конец», начинать все с начала, даже если кажется, что пороха в пороховнице еще с горсточку наскребется. Мне и прежде страх смерти был чужд. Когда ты молод, полон сил и идей, когда тебя любят женщины, когда есть видимость, что у тебя немеренно друзей, что все тебя любят и впереди бескрайная жизнь, смешно думать о подыскании своего местечка на каком-нибудь престижном кладбище. В молодости не видишь горизонта. В молодости живешь так глубоко и серьезно, если внутри тебя бушует огонь, что просто не хватает душевного времени на боязнь какого–то там конца. – Смерть выдумали старики, – вот они пусть ее и боятся! Старики, на то они и есть старики. Старость, и тогда тут же рукой подать, – смерть. А ведь начинаем мы все с безмятежного, бескрайнего детства. Ушел мой поезд, только фонарь еще мигает в хвосте, утопая в черной дыре ночи… Как быстро, поразительно быстро минул день…

Плохо живущие люди куда больше боятся смерти, чем люди, живущие полно и радостно. Это, наверное, один из законов природы. Много позже эйфория заканчивается, и ее сменяет житейская трезвость. Начинаешь понимать, что родители всегда уходят слишком рано, а дети вылетают из родительского гнезда слишком поздно, когда отношения уже безнадежно испорчены. Друзья? Но сейчас это такая редкость! Открытия интимно близки тебе, пока они живут в твоей голове, затем они становятся шлюхами, доступными каждому. Остается лишь жена, стареющая как и ты сам, поглупевшая, слабеющая, надоедливая, сварливая и все же своя единственная и вечная. Лишь в ней одной доказательство того, что ты еще личность или хотя бы особь. После смерти какой–нибудь тонкий, как глист, критик подытожит суть моей последней литературной потуги глубокомысленной фразой типа: - «В его мемуарах много остроумной печали и поверхностной глубины». Кстати, это была бы отличная эпитафия на мой (хотелось бы надеяться, что вдова не поскупится) на мраморный камень. Лев Толстой, умирая, пальцем писал по одеялу. Как жаль, что сидящие у его одра не сохранили эту, - самую подлинную из его рукописей.

Марсель Пруст говорил: - «Настоящий рай – это тот рай, который мы потеряли». - Но разве мы по–настоящему его ощущали, когда жили в нем?

Сегодня я могу всю квартиру оклеить патентами на изобретения, а блейзер сверху донизу заколоть орденами многих стран. Если бы не ленился или было бы больше свободного времени и денег на оформление этих патентов, – можно было бы оклеить еще и дачу. Мои патенты, медали, ордена, энциклопедии, звания, пьесы, романы, просто сборники – это бирюльки, с которыми так приятно поиграться в старости, это темы для завалинки домика в деревне. Беда лишь в том, что кроме тебя самого в эти твои игры никому из окружающих играться неинтересно, у каждого из них свои такие же, и они тоже хотят, чтобы с ними играли в их бирюльки.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26

Похожие:

24 апреля 2001 года iconЗакон, принятый Сеймом 25 октября 2001 года и обнародованный Президентом...
Учреждение субъект права (орган, структурное подразделение или должностное лицо), которому нормативным актом предоставлены определенные...

24 апреля 2001 года iconИ воспитание, и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания
Школа имеет лицензию на право ведения образовательной деятельности (серия 50Л01 №0000834 от 10 апреля 2013 года), успешно прошла...

24 апреля 2001 года iconЕженедельный обзор сми для руководителей от 18 апреля 2014 года
С 25 на 26 апреля в Волгоградской области пройдет третья всероссийская акция «Библионочь» — ежегодное масштабное событие в поддержку...

24 апреля 2001 года iconРегиональной общественной организации «матери дагестана за права...
С 1 февраля по 30 апреля 2011 года Региональная общественная оргазация «Матери Дагестана за права человека» (далее дроо «мд зпч»)...

24 апреля 2001 года iconВысшего профессионального образования
Транспортные машины и транспортно-технологические комплексы №405 тех/сд от 14 апреля 2000 г и учебным планом специальности Подъемно-транспортные,...

24 апреля 2001 года iconЗакон РФ «о социальной защите инвалидов в российской федерации»
ФЗ, от 17. 07. 1999 №172-фз, от 27. 05. 2000 №78-фз, от 09. 06. 2001 №74-фз, от 08. 08. 2001 №123-фз, от 29. 12. 2001 №188-фз, от...

24 апреля 2001 года iconУчебно-методической работе с 22 по 27 апреля 2013 года Образовательная...
«Преподавание химии в школе в условиях модернизации общего образования» 23 чел

24 апреля 2001 года iconУправление образования
В соответствии с планом мероприятий Управления образования на 2012/2013 учебный год 4 апреля 2013 года в рамках Года историко-культурного...

24 апреля 2001 года iconРоссийская ассоциация образовательной робототехники
России. Тема этого года «Преемственность подготовки учащихся в области робототехники на различных этапах образования». Конференция...

24 апреля 2001 года iconПриказ мо и н рт от 2 апреля 2010 года №1260/10
Республики Татарстан с 22 по 26 марта 2010 года в г. Казани проведен конкурс «Учитель года Республики Татарстан – 2010»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную