24 апреля 2001 года






Название24 апреля 2001 года
страница8/26
Дата публикации02.10.2016
Размер3.11 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Документы > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26

Как бы не было велико твое творческое наследие, как бы много страниц ты не написал за отпущенный тебе срок, какие бы твои проекты не увидела жизнь, - все они поместятся в двух–трех коротких строчках на кладбищенском камне. Ну, разве что, если памятник ты создал себе «нерукотворный»… Но это удел единиц.

Так, может быть, надо было не спешить? Подождать еще какой–то срок и тогда уже, под самый финал и сесть с воспоминаниями за компьютер?

Может быть, и так. Но кто знает, какой срок ему отпущен. Ведь можно сесть, и… не успеть… Да и память катастрофически слабеет, так много интересного я уже безвозвратно потерял…А куда девать последний подарочек судбы – рачке?

Я часто думаю: - И, все–таки, когда же она по–настоящему прочно повязала тебя, эта подлая старость? Когда до чертиков надоели болячки? Когда, встречаясь с друзьями, да и в разговорах со случайными собеседниками, - главной темой становятся диеты, таблетки и капли, свечи и клизмы? Когда тема «жизни после смерти» прочно вошла в репертуар твоих литературных увлечений? Когда тебя перестали волновать длинные стройные женские ноги на улице и стали неприятны эротические эпизоды в кинофильмах на экране телевизора? Когда ты перестал кокетничать с хорошенькими женщинами из страха, что какая–нибудь из них, вдруг, может и откликнуться?

Не знаю. Все ответы на эти вопросы стоят очень близко друг от друга, но запри их в одно, казалось бы еще прочное тело, и они превратят его в рухлядь.

Ну все! Сморкнулся плаксиво в жилетку - и будет. Вернемся в мое, действительно прекрасное детство.
----------------------------------+------------------------------------------
В четвертом классе, а может быть пятом, историю древнего мира преподавала нам хорошенькая и совсем еще молоденькая «училка» - Дина Львовна. Тогда еще не пришла мода на «ноги от ушей», а пышная попка пониже осиной талии, и чуть выше такая же пышная грудь – валили любого мужика и мальчика познавшего эрекцию и мастурбацию на раз. Наша Диночка и была такой Мерлин Монрошкой. На ее уроках все пацаны ерзали на партах, и где в этот момент находились их замызганные чернилами руки, догадаться было нетрудно. На ее уроках класс не молчал, а натужно сопел. Я забыл сказать, что школа у нас была «мужская», ибо в те времена обучение было раздельным. Во мне уже тогда начинали прорезаться некие литературные ростки, и вместе с моим соседом по парте Витьком Метелкиным мы редактировали подпольный журнал «Бузотер». В журнале было много малопристойных картинок, благо с художниками в классе был полный порядок. И в конце третьей четверти в одном из еженедельных номеров на обложке журнала очень реалистично была изображена обнаженная историчка и сидящий за партой школяр с засунутыми в штаны руками. А под картинкой стихи:

Весна, цветы, любовь

Волнуют в сердце кровь

И чешутся яички,

При виде исторички!

Любовный нежный взгляд,

Величественный зад,

Гордая осанка,

Ну, чем плохая самка?!

Восьмистишье имело шумный успех в классе, и «Бузотер» на уроке истории с повизгиванием пошел под партами по рукам. Дина Львовна долго не могла понять, что происходит, и все окончилось бы благополучно, если бы журнал случайно не упал на пол. Историчка сама подняла его и, пролистав, споткнулась о пародию на себя. Почему она сразу же решила, что именно я имею отношение к этому «безобразию», для меня осталось загадкой, но в течение двух последующих недель я получил по истории семь двоек и, как суммарный итог, - двойку в четверти. Если бы я был отличником по остальным предметам как, скажем, Володька «ЩЕ», эта двойка могла оказаться случайностью, но, увы, я был твердый троечник. В то время я еще не был спортсменом – гордостью школы, а мой папа не был ни секретарем Обкома или Горкома Партии, как папаши Попкова и Капустина, ни министром просвещения, как отец Валерки Вознесенского. С этой двойкой я мог остаться на второй год, а это уже было серьезно. Дома моя справедливая мама дала мне вполне заслуженную затрещину по затылку, а затем заставила выучить наизусть, как таблицу умножения, всю хронологическую таблицу, помещенную в конце учебника истории.

Памяти у меня с рождения не было никакой, да и до сего дня я боюсь врать жене, так как обязательно забуду завтра, что соврал вчера. Так что долбить мне пришлось по нескольку часов в день целую неделю.

Лет через сорок пять мой исполнительный секретарь зашла в кабинет и, неуверенно подавая мне телефонную трубку, сказала, что звонит какая–то молодая женщина по имени Дина Львовна и говорит, что она моя бывшая школьная учительница по истории. Она, мол, видела мое выступление по телевизору и нашла меня через студию. Я схватил трубку и действительно услышал прежний молодой голос некогда соблазнительной Дины. По самым скромным подсчетам ей уже было за семьдесят, но природа щедро сохранила её красивый, мелодичный и задорный голос двадцатилетней девушки. Мы проболтали с ней добрые полчаса, хотя я не любитель длинных телефонных бесед. Она, смеясь, спросила меня, помню ли я хоть одну дату из истории древнего мира или средних веков, и была поражена, впрочем, так же, как и я сам, когда ее самый нерадивый ученик без запинки назвал ей даты Битвы при Гастингсе, Ледового побоища и Куликовской Битвы, реформ Салона и Дракона и даже Суда Черепков.

Ей нужна была моя помощь в каком-то личном вопросе, и я был счастлив, что смог помочь ей.

К, сожалению, больше она не звонила.

После восьмого класса началась пора любви. В те годы и мы и наши девочки- одногодки были значительно целомудреннее, чем теперешняя молодежь, впрочем, эту фразу говорят отцы и деды своим детям и внукам всех поколений. Но так ли это на самом деле, – знает один Господь. Я был влюблен в Нинку Новикову из соседней женской школы. Девчонка была очень спортивная, подвижная и, пожалуй, не столько красивая, сколько знавшая себе цену. Мальчишек вокруг нее крутилось навалом, и на меня она обращала внимание не более, чем на всех остальных. Основным моим соперником был очень спортивный паренек, тоже из школы моего района, прекрасный волейболист и баскетболист Борька Гутман. Нинка тоже исповедовала эти два вида спорта, и на мое плавание, бокс и стрельбу из пистолета ей было ровным счетом наплевать. Отношения у нас с Борькой были сугубо джентльменские. Ни один из нас «не перебегал» другому дорогу. В конце концов мы оба узнали, что наша любимая выбрала себе какого–то третьего, и обе сердечные раны слились в большую одну, закрепив нашу «мужскую» дружбу. После школы мы уже практически не виделись. Так, однажды, где–то на гастролях, Борька, увидев афишу, заскочил ко мне за кулисы. Говорить особенно было не о чем. Перекинулись: - Как ты? - А ты? - А помнишь Нинку? - Еще бы! – И разбежались. Прошло лет двадцать пять, а может быть и больше, и я случайно на улице встретил Борьку. Он с трудом брёл, тяжело и натужно дышал. Да и глаза у него были какие–то, не прежнего моего жизнерадостного дружка -- блекло– грустные. Обнялись, перекинулись несколькими словами. Оказалось, что Борька перенес три тяжелейших инфаркта, вставил шунты в сердце и ему удалили по раку щитовидную железу. Живет он на даче, практически на иждивении сына, да и не живет, а, скорее, доживает.

Я в это время уже выехал на постоянное житие в Германию. В Питере у меня оставалась практически бесхозная, неуправляемая фирма, так как очередного директора пришлось уволить по нестыковке его, в недавнем прошлом военного характера, с сугубо штатским мировоззрением коренных сотрудников моей фирмы. Уволился предыдущий директор буквально пару дней назад, а через неделю я, кровь из носу, должен был отбыть самолетом на «ридну неметчину». И тут у меня, видать от безвыходности, мелькнула шальная мысль, а не поставить ли временно, в прошлом очень даже энергичного Борьку, вместо предыдущего генерала, кстати тоже Бориса, хотя бы на пару месяцев, до моего следующего приезда в Россию, а там будет время, - разберусь, что к чему.

Уговаривать мне пришлось его долго, – не верил он в свои нынешние четверть силы, но посидеть два–четыре часа в день за моим хозяйским столом временным директором и попробовать реализовать мои распоряжения, переданные ему по телефону, со скрипом, но по былой дружбе, согласился.

И вот тут–то произошла метаморфоза. Полный инвалид, забытый всеми, потерявший веру в себя, в людей, в самою жизнь, вдруг ожил, почувствовав себя востребованным. Этому еще и содействовала совершенно волшебная, кристально чистая, насыщенная ионами серебра вода – главный продукт, выпускаемый в то время моей фирмой. Вначале Боря сидел по 3 часа в день, через две недели уже часов по шесть. К моему приезду, то есть через два месяца, он уже на час два пересиживал рабочий день. К сожалению, больное сердце и изношенный организм взяли свое Боря сник, и через полтора года мы проводили его обратно на пенсию.

При нем прогресс фирмы и темпы работы несколько снизились, и я долго не мог понять, где же таятся корни и причины этого спада. Однажды мне в какой–то газете попалась очень любопытная статья, видать, толкового психолога. Он на основе многолетних наблюдений и обмена опытом с коллегами пришел к выводу, что один оптимист на монолитном предприятии может высоко поднять фирму с нуля, но в равной мере один пессимист – нытик может опустить ее к тому же нулю. Увы, но мой школьный друг был врожденный Фома – неверующий… К сожалению ему уже не доведется прочесть эти воспоминания, но я абсолютно уверен, что он не поверил бы моим словам., хотя я с искренней любовью пишу эти строки о нем.
--------------------------------+------------------------------------------

Итак с Нинкой Новиковой в сердце я прожил до окончания школы лишь в сладких грезах, а романы, романы, романы шли своим чередом. Запомнился, пожалуй, только один и очень смешной. Дело было еще в седьмом классе. Как-то дурачась, мы с Володькой Ривиным, это, который «Ще», позвонили домой известной певице Мариинского театра - Мшанкой, так как от кого–то узнали, что у нее есть симпатяга дочь нашего возраста и зовут ее Галка. Набрав номер, Володька пискливым, почти девчачьим голосом позвал Галю. И когда та подошла, тем же голоском спросил, куда она так надолго пропала и почему давно не звонит. Галка приняла Вовку за какую–то свою подружку, кажется, Ирку, и эти исповедальные «девичьи» беседы продолжались три года. Мы выдумывали этой Ирке невероятные романы с артистами, певцами, боксерами и даже бандитами. Галка слушала, млела, ахала и охала и «кололась» на свои влюбленности, которые, конечно, не шли с Иркиными ни в какое сравнение. С годами у Володьки произошла возрастная мутация голосовых связок, и в его имитации все чаще и чаще проскакивали басовитые нотки. Однако, увлеченная невероятными похождениями подружки Галка, которую домашние называли Лялькой, ничего не замечала. Она жила в мире наших грез.

В десятом классе мы, наконец, раскрыли этот обман. Лялька была потрясена, но не отказалась с нами встретиться. Любопытство взяло верх.

Я не помню, почему ей не пришелся высокий и ладный Володька, скорее всего, он сам испугался этой встречи, так как в то время был еще довольно скромным и стеснительным юношей. В неуемный секс – разнос он пустился года три спустя. Короче, Ляльке приглянулся я, и у нас начался очень странный роман. На этот раз провидению было угодно покуражиться надо мной. Я где-то чем–то сильно траванулся, и так как серьезно лечиться не было времени, довел себя до дизентерии. Лялька пылала страстью и звонила сама ежедневно. Душа, сердце и мое полное сил и плотских желаний, ладно сложенное, тренированное тело молодого самца тоже рвались к ней, но, увы, мой предатель – желудок, вступивший в конфронтацию со всеми остальными внутренними и внешними органами, взяв себе в союзники глупую, не задающую лишних вопросов мозгу задницу, не отпускал меня от унитаза более чем на полчаса. Естественно, я не мог раскрыть любимой девушке истинную причину моего нежелания встретиться с ней, и выдумывал самые невероятные причины моего вынужденного сидения дома. В конце концов я разведал пару маршрутов по паркам и кафе, где были вожделенные туалеты, и свидания продолжились. Домой ко мне Лялька заходить наотрез отказывалась, а целоваться даже на парковой скамейке в те годы считалось крайне неприличным. Лялька же была девушка честная и «из хорошей семьи». Долго такая странная любовь, конечно, продолжаться не могла, и у Ляльки появился какой–то новый друг, красавец с экзотическим именем Гастон. На том мы и расстались, оставшись друзьями. В итоге она вышла замуж за блистательного артиста Горьковского театра Олега Бассилашвили, и много лет работает в музыкальной редакции телевидения.

История с дизентерией повторилась у меня еще раз в студенческие годы. На этот раз я попал в инфекционные «Боткинские бараки» и пролежал там месяца два. Это была очень веселая эпопея, и о ней я постараюсь поговорить так же весело в студенческом разделе.

Школа как–то плохо сохранилась в моей памяти, хотя, как мне кажется, жил я тогда очень интересно. Всплывают еще занятия боксом и, конечно, школьные капустники, с которых и началась моя дальнейшая студенческая, а затем и профессиональная карьера эстрадного писателя, артиста, позже драматурга, а затем и прозаика.

Сначала несколько слов о боксе, а вернее о моем замечательном тренере Александре Фесенко. У мамы была очень симпатичная приятельница балерина Малого Оперного театра. Ее муж, атлетически сложенный, высокий мощный красавец до войны был чемпионом страны по боксу в полутяжелом весе. Легенда гласила, что он не раз боксировал с самим Королевым, тогдашним непобедимым чемпионом страны, тяжеловесом, призером многих международных чемпионатов, и что в товарищеских поединках дрались они на равных. В войну дядя Саша, как я его тогда называл, потерял ногу и в послевоенные годы тренировал молодежь. Передвигался он с помощью двух легких костылей, с креплением чуть выше локтя и так быстро, что нормальным двуногим приходилось за ним бежать. Он легко перепрыгивал двухметровой ширины канавы и взбегал без остановки на восьмой этаж. Дядя Саша был необыкновенно хорош собой - типичный голливудский супермен, и женщины сходили по нему с ума, что, естественно, приводило в отчаяние его жену, тетю Лялю. Во время тренировочных занятий он частенько сам входил в раж, бросал костыли и показывал нырки, уклоны и удары, чрезвычайно легко и ловко прыгая на одной ноге. Однажды мы с мамой засиделись допоздна у тети Ляли в гостях. Послевоенное время было неспокойное, и дядя Саша пошел проводить нас до дому. Жили они от нас недалеко, и мы пошли пешком. У самого дома два здоровеньких парня загородили проход в дворовую арку и с недвусмысленными ухмылочками ожидали нас, засунув руки в карманы брюк. То, что случилось дальше, я запомнил на всю жизнь, ибо такого я не видел больше никогда, даже в американских боевиках. Дядя Саша остановил нас с мамой, подошел к парням и не спеша снял с рук палки костылей. – Мальчики не возьмите в труд, подержите ходули, уж больно руки затекли у инвалида. – Опешившие от неожиданности ребята, нехотя вынув из карманов руки, взяли каждый по костылю и тут же от двух коротких страшных прямых ударов в челюсть, без звука легли у его ног. Дядя Саша легко нагнулся, поднял костыли и, не взглянув на поверженных, пошел к нашей парадной. Что с ними стало дальше я не знаю, но на следующей неделе мама отвела меня в Сашину спортивную школу, и я прозанимался у него два года. Через несколько лет дядя Саша скончался от обширного инфаркта, но не сомневаюсь, что в сердцах его учеников и любивших его многочисленных женщин он остался навсегда. Мне же его уроки многократно пригодились в мои молодые годы, -- тяжелые послевоенные времена.

------------------------------------------+-----------------------------------

Любовь к эстраде привил мне великий комический актер еще до военной поры - Хенкин. Впервые я попал на его концерт году в 1943, в Челябинске, в эвакуации. Концерт проходил в заводском клубе, зрителей было вдвое больше, чем воздуха в зале, и на бедного артиста было жалко смотреть. Хенкин был уже в хороших годах. Полный, сильно облысевший, он просто исходил от града катящегося с него пота. Играл он свои очень злободневные для военных времен пародии и скетчи блистательно, с колоссальным темпераментом и напором. Зрительный зал стонал и выл от восторга. Я так хохотал, что штаны у меня действительно были мокрыми. Когда, приклеив усики и зачесав челку на бок, он начал пародировать Гитлера, сидящая рядом со мной толстая тетка, вдруг дико взвизгнула и с криком: - Ой, девчата, я, кажись, обоссалась, - бросилась вон из зала. Больше мне никогда не случилось видеть этого гиганта эстрады. Я с жадностью расспрашивал о нем артистов, его современников - Петра Лукича Муравского, Михаила Наумовича Гаркави, Германа Тимофеевича Орлова, Бена Николаевича Бенцианова, но, как ни странно, в эстрадных кругах о нем не ходило никаких актерских легенд и баек, в отличие от двух первых титанов, с которых я начал это предложение, и человеческий образ этого гиганта эстрады так и остался для меня навсегда неразгаданной загадкой.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26

Похожие:

24 апреля 2001 года iconЗакон, принятый Сеймом 25 октября 2001 года и обнародованный Президентом...
Учреждение субъект права (орган, структурное подразделение или должностное лицо), которому нормативным актом предоставлены определенные...

24 апреля 2001 года iconИ воспитание, и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания
Школа имеет лицензию на право ведения образовательной деятельности (серия 50Л01 №0000834 от 10 апреля 2013 года), успешно прошла...

24 апреля 2001 года iconЕженедельный обзор сми для руководителей от 18 апреля 2014 года
С 25 на 26 апреля в Волгоградской области пройдет третья всероссийская акция «Библионочь» — ежегодное масштабное событие в поддержку...

24 апреля 2001 года iconРегиональной общественной организации «матери дагестана за права...
С 1 февраля по 30 апреля 2011 года Региональная общественная оргазация «Матери Дагестана за права человека» (далее дроо «мд зпч»)...

24 апреля 2001 года iconВысшего профессионального образования
Транспортные машины и транспортно-технологические комплексы №405 тех/сд от 14 апреля 2000 г и учебным планом специальности Подъемно-транспортные,...

24 апреля 2001 года iconУчебно-методической работе с 22 по 27 апреля 2013 года Образовательная...
«Преподавание химии в школе в условиях модернизации общего образования» 23 чел

24 апреля 2001 года iconЗакон РФ «о социальной защите инвалидов в российской федерации»
ФЗ, от 17. 07. 1999 №172-фз, от 27. 05. 2000 №78-фз, от 09. 06. 2001 №74-фз, от 08. 08. 2001 №123-фз, от 29. 12. 2001 №188-фз, от...

24 апреля 2001 года iconУправление образования
В соответствии с планом мероприятий Управления образования на 2012/2013 учебный год 4 апреля 2013 года в рамках Года историко-культурного...

24 апреля 2001 года iconРоссийская ассоциация образовательной робототехники
России. Тема этого года «Преемственность подготовки учащихся в области робототехники на различных этапах образования». Конференция...

24 апреля 2001 года iconПриказ мо и н рт от 2 апреля 2010 года №1260/10
Республики Татарстан с 22 по 26 марта 2010 года в г. Казани проведен конкурс «Учитель года Республики Татарстан – 2010»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную