Аврора 8 урок 11 благотворительность 13






НазваниеАврора 8 урок 11 благотворительность 13
страница4/34
Дата публикации03.02.2018
Размер3.31 Mb.
ТипУрок
l.120-bal.ru > Документы > Урок
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Сегодня после анатомички Ядринкин с Гусевым, как всегда в субботу, парились в бане с вениками. Катю не позовёшь же с собой туда.

– Я сегодня с таким наслаждением под душ влезла, – сказала Катя. – Четыре дня горячей воды не было, никого в душевой нет, я хотела хоть под холодную воду, а вдруг горячая пошла.

«Вот молодец, как защитила себя!» – подумал Ядринкин и успокоился.

– Одни мужики у нас грязные, – пошутила Марго. – Эх, Ядринкин! На такое дело едешь – и грязный!

Ядринкин сконфузился, густо покраснел, но тут же под хохот ребят постарался показать, что это он как будто бы представляется сконфуженным, – и это удалось. И он тоже развеселился. Откинувшись на ребристую деревянную скамейку, вспоминал про себя, как утром они вчетвером вскрывали труп могучего мужчины, погибшего от молнии. Были замечательно видны мышцы и артерии, они заучивали их вслух по-русски и по-латыни. Лучше всех запоминала и произносила, курносая Марго. У Марго металлическое лицо, банально-красивое, в золотистых локонах, синие стеклянные глаза. Как особенно сейчас синит её глаза голубая пилотка. Потом, в анатомичке, Марго исчезла в толпе студентов, но вскоре появилась в своём коротком белом халатике, с продолговатыми розовыми коленками. Она, смеясь, звала в другой угол секционного зала поглядеть на другом каменном столе древнюю старуху, которая оказалась девственницей. Но тут вошла Собакина, их преподаватель, женщина, особенная своей выразительной мужеподобностью: мускулистыми плечами под белым халатом и твёрдым угловатым лицом в сине-чёрных точках сбритых волос. Говорили, что у неё мохнатые волосы на спине и грудь плоская, как доска, но ребята любили её сердечный бас, и в их душах сжималось тёплое и смешное, когда Собакина снова и снова рассказывала, что сын её служит в армии, прислал письмо. Собакина волновалась при этом, краснела, и тогда больше была похожа на женщину. Ядринкину нравилось то, что Собакина заставляла их рисовать в тетрадях разноцветными карандашами или фломастерами мышцы, сосуды, нервы. Ядринкин своей плохой механической памятью плоховато запоминал анатомию. Но, запомнив, прочувствовав какие-то важные для врача ямки, отверстия в костях, ответвления сосудов и нервов, уже начинал обдумывать всё это философски, биологически. Возникал интерес – почему так всё устроено у человека и разных животных и как вообще всё это связано с мирозданием. Коричневые мышцы с белыми сухожилиями, красные артерии, синие вены и зелёные нервы в анатомической тетради очень помогали ему вкладывать в себя анатомические знания, чтобы потом об этом размышлять. Катя, Марго, Гусев анатомическим рисованием тяготились, потому что хорошо запоминали и так: «с книги» или «с трупа». Но им нравилось, что Собакина сверх программы рассказывает, в какую вену вливать шприцем лекарства и как прокалывать гайморову пазуху, чтобы выпустить гайморитный гной и тому подобное. Гусев блаженствовал, слушая это. Он мечтал стать врачом скорой помощи или реаниматологом, потому что обожал острую опасность и чувствовал, как мгновенно, по-рабочему собирается в этой опасности, умнеет и даже очищается душевно. В перерыв студенты вышли на улицу в запачканных белых халатах. Гусев «для моциону» сбегал к метро за мороженым. Ели зеленоватое ореховое мороженое, запах которого смешивался с запахом анатомички, трупов. До конца в течение дня не отмоешь руки в раковине самой горячей водой, пенистым мылом и жёсткими щётками. Говорили про Собакину. Катя призналась, что поначалу боялась и стеснялась её. «Мне казалось, – смеялась Катя, – что у меня чулки порваны, когда она подходила к нам». Потом они, все четверо, снисходительно улыбались, глядя, как студенты-педагоги из своего Института напротив подсматривали за занятиями на трупах, стоя на цыпочках у окон анатомички, чтобы видеть поверх замазанного белым. Увидев рядом с собой медиков в халатах, педагоги выпучили на них глаза, как на жрецов с обыкновенным ореховым мороженым в руках.

«Да, сейчас во мне эта хвастливость медика поуменьшилась, слава богу, – думал Ядринкин, всё прижимаясь через плащ к ребристой вагонной скамейке. – Впрочем, и сегодня чуть ведь не сказал этим подглядывающим учителишкам гиппократовское: да, братцы, врач-философ подобен богу». Прошлой осенью он ведь ещё лез в троллейбус со специально плохо завёрнутыми костями человеческой руки или бедра, чтобы пассажиры видели – вот какие человеческие тайны задали им сегодня на дом. В самом деле, бедренная кость есть у каждого в ноге. Она необходима для ноги, костная её основа. Но что знают люди о ямках этой кости, ложбинках, в которые укладываются нервы, о костных шероховатостях, к которым прикрепляются мышцы. И, конечно, про женское тело он уже многое знает. Тем более, надо же ему, наконец, сделаться мужчиной, а то женщину только и знает, что на картинках, муляжах и трупах.

Теперь они говорили в вагоне всё время по-русски и полнокровнее чувствовали жизнь.

– Ядринкин, я испекла твой любимый пирог, – сказала Марго. – Из китайских яблочков. Специально рано утром встала, тапками шаркала, бабушку разбудила. Оценишь, Ядринкин?

«Вот бы и переспала с ним сегодня! – проворчал про себя Гусев. – А я бы с Катькой...»

Катя рассказывала:

– А я сделала салат из огурцов, помидоров и яблок. Будешь есть, Ядринкин? Вон зелёная кастрюлька в сетке.

– Во как, брат! – смеялся Гусев. – Всё тебе! Ты сегодня именинник у нас. Только не думай, что и в следующую субботу будет к тебе столько внимания. Оправдаешь сегодня доверие и заботу? Не подкачаешь?

– Боюсь, подкачаю, – включился в игру Ядринкин. – Всё же, ребята, первый раз... Вдруг...

– Тогда вызовем скорую помощь, – сказал Гусев.

Все засмеялись. Гусев при этом даже заболтал ногами, толкнул свой портфель. Звякнули в портфеле бутылки.

– Не разбей, – испугалась Марго. – И бидон с пивом не опрокинь! На завтра ещё должно хватить. Завтра в лес пойдём и там выпьем на природе.

– Ну, Марго, – обиделся Гусев, – надо бы романтичнее сказать. Выпьем среди увядающей, засыпающей природы Среди лесного снега, а на деревьях желтые и красные листья, некоторые листья согнулись под лепёшками снега, во как!

– Романтик чертов, – буркнула Марго, поджав губы. – Может, ещё стихи писать станешь, толстяк усатый?

– Мать, может, я тебе прискучил? – радостно предположил Гусев. – Так я вмиг перекинусь. Я же только стеснялся. Может, тебе с Ядринкиным...

Марго испугалась:

– Не устраивай семейных скандалов! Разойтись нужно элегантно.

«Ох, мотать надо от этой истерички, – подумывал Гусев. – Особенно в сравнении как же хорошо видно, что Катя тёплая, глаза добром лучатся, а эта – выдра стервозно-железная в пилотке».

– Почему я не взяла фотоаппарат, – жалела Катя. – Сняла бы завтра жёлтые листья на цветные слайды.

«Как легко и просто думает Катя о завтрашнем утре, – размышлял Ядринкин. – А я не могу сейчас представить себе что-то завтрашнее, пока не прошла эта ночь. Видно, Кате привычно это, а у меня коленка трясётся. Впрочем, с торжественным оттенком трясётся». Пора, пора уже ему омужчиниться. Завтра, наконец, в этом смысле – он уже на одной ноге с ребятами, у него совсем другое будет настроение, в лице обозначится уверенно-мужская жилка. Подобно уверенно-женской жилке, как у этой курносой выдры. А устроится всё ладно, созвучно душевно и телесно с Катей, – так они и поженятся, комнату в общежитии получат, а потом врачами – в тундру, к эвенкам. Катя славная, он простит ей прежние грехи. Ну, подумаешь, споткнулась раза два в наше время свободной любви.

Сквозь все эти размышления Ядринкину всё же было как-то неуютно, но не мог пока разобраться, почему неуютно, что он не так делает. В электричке много было народу и за окном фиолетовая чернота с редкими огнями, а ехать ещё полчаса. Далеко Маргаритина дача, наверно, в дремучем лесу. Тут Ядринкин понял, что неуютно ему оттого, что, притиснувшись к скамейке, на которой сидели ребята, стоит уставшая женщина с морщинисто-козьим лицом, с зелёной матерчатой сумкой, наполненной банками сгущённого молока и какими-то свёртками. Вот почему неспокойно ему: от психопатической совестливости уступить своё место хочется, такой уж дурацкий характер. Другой и не замечает людей, которым надо бы уступить место, а он всегда их высматривает и встаёт. Женщине лет сорок, а то и сорок семь. Живёт, видно, в деревне, детям, внукам тянет эту сумку. Вот приедет домой, накормит семью и станет пол мыть, стирать, к корове пойдёт. И тут стоит – надрывается. Всегда ему в душу такая сентиментальная жалостливость лезет. Ребята ведь тётку не замечают – и горя им мало. А он уже душевно рассоплился, будто перед ней в чём-то виноват, психопат несчастный. Вот так и родителям соврёт по-студенчески, как сегодня, что дежурство у него сестринское в больнице, и слегка мучается теперь где-то в своём душевном закоулке. Но сейчас мучение это так чувствительно, что хоть домой беги. Впрочем, невинно-студенческая это ложь. Пора же, наконец, мужчиною стать. Но если бы можно сейчас уступить этой женщине место, ему бы явно полегчало. А что будет, если уступит ей место? Ребята, конечно рассердятся, вот что. Подумают: ты самый совестливый, да? тебе больше всех надо? ты хочешь этим показать, что мы все дубы бесчувственные, да? Вот Гусев дремлет, подкрутив вверх свои усы. Может, он специально «дремлет», чтобы не смотреть на уставшую женщину-козу. Гусев дремал, и ему снилось, будто мчится он в зелёном халате, в машине с сиреной реаниматологов и вот уже склонился над человеком в крови, ловко завязывает шёлком порвавшиеся сосуды в ране, а рядом ещё девушка лежит и не дышит. Он делает ей искусственное дыхание «рот в рот». Платок не проложил между их ртами, потому что его платок случайно нечистый, и надувает ритмично своим воздухом лёгкие девушки. Вот и задышала. Теперь только заметил: как готически трогательны уголки её губ... Марго в это время читала роман в заграничной цветасто-узкой книжице. Она была захвачена описанием близости в траве канадского леса с красными кленовыми листьями. Катя то заглядывала в книжицу Марго, то посматривала на Ядринкина тепло лучащимися глазами. «Конечно, – думал Ядринкин, – не заметила она эту несчастную козлиную тётку, не до неё ей, а хочет, наверно, выпить пива или венгерского вина, закусить шпротой, потанцевать и потом попробовать в постели Ядринкина, чтобы сравнить с другими своими мужиками». Потому и посмотрела на него сейчас так хитро и даже чуть хищно. Впрочем, быть может, он уже придирается. А может, и нет. Может, всё же хочет заграбастать его в мужья, превратить в раба – таскателя картошки из магазинов? А он сейчас этому поддаётся, гипнотизируется её такой чистой, чудесной кожей, милыми ямочками на щеках и крупной ямкой на подбородке, а ещё – чёрной прядкой. Снимет дымчатые очки-колёса – и там лучащиеся глаза, карие, такие мягкие, что даже хочется потрогать, какие они мягкие. Во всём этом снова чудится ему нежно-родное. Ведь они вместе, рассказывая друг другу, столько выучили к зачётам и экзаменам всякого медицинского. И всё равно был он с нею скрытен, хотя и рассказал как-то, как, целуя на школьном вечере одноклассницу, невольно думал, что нет же у них жилья для семейной жизни. Впрочем, кажется, он рассказал ей это, как анекдот. И вообще пытался намекать, что он донжуан. А хочется так подробно, искренне раскрыться ей, расплакаться и глубоко вздохнуть, чтобы знала его всего и приняла таким, какой есть. Но как, как будет всё это происходить в темноте на незнакомой даче на какой-то, наверно, старой железной кровати, когда он толком-то и не знает, как всё это происходит? У неё уже были любовники, и она станет смеяться над его неуклюжей неопытностью. И сейчас, небось, думает, что женит на себе этого дурачка, который, видимо, станет профессором, и она будет изменять ему с актёрами и поэтами. До этой уставшей женщины-козы, конечно, Кате нет дела.

Кате как раз хотелось уступить место этой женщине со сгущёнкой в сумке. Она не решалась сделать это, боясь обидеть Ядринкина. Думала, что он по рассеянности не замечает уставшую женщину, а он просто боялся смотреть в ту сторону. Катя была убеждена, что если б Ядринкин увидел эту женщину, то они с ним тут же переглянулись бы и встали, уступили ей место. Ведь и ему, и ей, то есть им вместе, неважно, рассердятся ли за это на них Марго и Гусев. Ядринкин родной ей человек, и бог с ними – со всеми остальными. Если бы он посмотрел в ту сторону, как бы поняли они друг друга. Катя, вся напряжённая, красная, еле удерживалась, чтобы не встать. Ей, как обычно, было душевно неуютно, когда кто-то нуждался и нуждался в её помощи. Она привыкла помогать быстро, без рассуждений, а сейчас боялась обидеть Ядринкина. Ядринкин же думал: «Когда-то, в чеховские времена было так естественно-обычно уступить место даже просто женщине. Вот тогда я был бы понятен, а сейчас они скажут, что этим показываю своё мнимое благородство и их безнравственность. Дескать, тычешь нас в грехи наши носом, да? Прочь от этих женщин, милых, пьянящих, но неспособных сочувствовать бедной работнице. И в то же время таких раскованных, даже распущенных в анекдотах, в любви. Впрочем, возможна ли истинная любовь без святого сочувствия к простой уставшей женщине, без жалости к ней?» Ему теперь захотелось любить женщину уродливую, несчастную, чтобы она с ума сошла от благодарности и страшилась его потерять. Не нужно ему чистой кожи, лучистости из глаз, а только душевное подробнейшее проникновенное взаимопонимание и святая преданность друг другу до самой смерти. Как бы любил он такую несчастную женщину, как, например, Собакина...

Гусев, может быть, и уступил бы своё место уставшей тётке, но он сейчас подрёмывал, и ему снились, представлялись случаи неотложной помощи. Например, как хлещет кровь из лётчика, раненного в самолёте бандитом, как он, Гусев, своей рубашкой затягивает лётчику руку с повреждённой артерией и спасает, таким образом, лётчика и весь самолёт. Марго, если бы смотрела на уставшую женщину, всё равно не уступила бы ей места, потому что у неё самой сейчас молодость, лучшая жизненная пора и нельзя обеднять её, портить чем-то, ничего не сделается тётке, она крепкая, пусть проветрится. Марго ещё думала бы, что в сорок лет она сама готова будет вот так стоять в вагоне. Когда ещё мы так порадуемся, как не в молодости!

На следующей остановке женщина со сгущёнкой вышла. Там многие вышли, и стало в вагоне свободнее. Катя облегчённо вздохнула. Но Ядринкин успокоиться уже не мог. Поезд тронулся. Ядринкин знал, что на следующей остановке выйдет из электрички, чтобы поехать в обратную сторону. Да, он убежит, потому что невыносимо ему всё это. Ядринкин был сейчас почти убеждён в том, что Катя – безнравственная, бездушная хищница, а потому надо спасаться. Иначе их семейная жизнь превратится в муку. Она даже душевная, добрая, когда ей это удобно, когда это не стоит жертв. А в сущности она практичная. Это, конечно, и хорошо. Вот выходили они недавно из кинотеатра, и Катя не могла спокойно смотреть, как дерущиеся мальчишки свалили одного из них в грязь. Тут же, бросив Ядринкина, подбежала к ним, подняла парня из грязи, погрозила обидчикам, будто это был её сын. Но здесь, в вагоне, она обнаружила недостаточную свою жалостливость, то есть не подходит ему, чтобы вместе прожить жизнь. Бежать надо. Сделалось ему так пакостно на душе, что захотелось, как это уже бывало в подобных положениях, отыскать эту несчастную женщину, похожую на козу, с тяжёлой сумкой для большой семьи, чтобы просить у неё прощения. Нет с Катей духовного созвучия, вот – самое страшное. Да, видимо, и потаскалась она по любовникам.

Электричка подходила к остановке. Уже перед самой остановкой Ядринкин вдруг скороговоркой проговорил:

– Ох, вспомнил, я же не предупредил своих, что вернусь завтра. Вы уж без меня как-нибудь...

Пока ребята опомнились, Ядринкин торопливо пробрался в проходе вагона между людьми, выскочил в открытые двери вагона, сбежал с мокрой деревянной лестницы перрона, будто гонятся за ним. И ещё бежал по искрящейся под станционными фонарями мокрой траве, по снегу – подальше от поезда. При этом вспомнил, что, кажется, Марго сказала ему вслед: «Ох, Ядринкин, Ядринкин, несовременный ты человек».

Гребенников В.С., Малиновская С.Д., Сивальнев Н.И., Кашарина Н.П., Корнеева Т.В., Титова И.Б., Сергеева Э.С.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconНасколько благотворительность решает проблемы положительного имиджа...
В процессе написания Эссе по указанной теме ставлю перед собой следующую цель – выяснить насколько благотворительность решает проблемы...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconУрок. Урок исследование, урок -проект, урок -размышление, урок-мастерская,...
Методическая система Тарасовой Ольги Геннадьевны учителя русского языка и литературы мбоу сош №3 мо город Горячий Ключ «Технология...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconБлаготворительность сибирских купцов как важная форма их участия в общественной жизни

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconРабочая программа дисциплины благотворительность в россии и за рубежом...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconА. А. Шалыто Государственное унитарное предприятие "Научно-производственное...
В настоящее время в системах управления используются три типа управляющих вычислительных устройств: микроконтроллеры; программируемые...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconКонспект урока литературы в 5 классе (по умк бунеева Р. Н.) Тема:...
Тип урока: синтетический: урок изучения художественного произведения (урок углубленной работы над текстом), урок развития речи (урок...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconБлаготворительность в системе pr спецсеминар
Нко. В ходе спецсеминара студентам предлагается ознакомиться с методикой написания исследовательской работы по одному из наиболее...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconМультиязыковой проект ильи франка
«Благотворительность в России как социальный институт: история и развитие». Программа осуществляется Международным благотворительным...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconЮ. Н. Тазьмин меценатство и благотворительность в россии: к вопросу о мотивациях
...

Аврора 8 урок 11 благотворительность 13 iconУрок химии и литературы Тема урока: «Медный всадник» Урок с использованием интерактивной доски
Урок опубликован: «Медный всадник… на бронзовом коне» Интегрированный урок химии и литературы. Учительская газета №21 (10310) от...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную