Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с






НазваниеРассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с
страница14/28
Дата публикации03.02.2018
Размер3.97 Mb.
ТипРассказ
l.120-bal.ru > Документы > Рассказ
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28

Теперь, к чему все это я:

Задумали мы с Володей написать пьесу об убийстве фашистского главаря, немецкого наместника в Чехословакии – Гейдриха. На эту тему было написано несколько книг и даже снят кинофильм, однако мы придумали очень симпатичный и неожиданный сюжет на тему покушения, в котором сам теракт послужил лишь завязкой для пьесы. Корпели мы над её разработкой долго скрупулезно и трудно – месяца три, четыре и, когда пришло время работы над самой пьесой, как обычно, собрались ехать и писать её в свою любимую Усть – Нарву. Но едва мы моем стареньком 403 «Москвиче» отъехали пару десятков километров от города, как нам, практически одновременно, пришел в голову совершенно другой , новый, ранее не оговоренный, сюжет. За три часа дороги мы его так здорово обговорили, что сразу же по – приезду засели расписывать пьесу, которую закончили за месяц. Писалось нам в этот раз на удивление легко, то есть, нас все эти дни преследовало ощущение, что нам кто – то буквально диктует текст. Прямо, хоть верь в чебурашку из полтергейста. Поставив финальную точку после заветного для каждого литератора слова – «конец», мы, как – то засомневались в правильности логического хода в построении сюжета пьесы, ибо в процессе работы над ней мы не перечитывали ранее написанное. Нас подгоняло жгучее желание посмотреть, как все , что мы завертели закончится в финале. Итак, наконец, поставив эту долгожданную точку, мы решили заглянуть в начало, ибо, почему – то у обоих появилась мысль, что первоначально задуманный нами сюжет выглядел несколько иначе. А в этом случае конец пьесы не должен был стыковаться с её началом. Однако, к нашему удивлению сюжет был выстроен абсолютно логично. В тот раз я еще не сопоставил вычитанные мной высказывания мировых классиков и заповеди японцев о Божественном снисхождении на авторов в процессе работы, и их участия в создании произведения не более, чем в роли обычного ретранслятора мыслей Вселенского разума. Позже я только на это и уповал. Впрочем, тоже самое происходит со мной и при создании этих мемуаров. Так, что если вам, дорогой читатель, они покажутся малоинтересными все претензии к Всевышнему! Кстати, жизнь мне, так же, как и вам даровал именно он ! В « Евангелии» сказано: - Ни один волос с головы человека не упадет, не будь на то воля Господня.

Эта заповедь смущала меня во время работы над книгой о Христе, и предательстве Иуды. Предполагаю, что как и до сего времени, так и во веки веков она будет тревожить души и разум отцов святой христианской церкви, как бы они не трактовали её.

Несколько слов о той пьесе, с которой я задел тему художника – транслятора. Называлась она « Зачем нужна война». Это была наша первая пьеса, которую мы увидели на сцене. Поставил её крепкий народный театр. В семидесятые годы таких самодеятельных театриков было довольно много. Режиссером был молодой выпускник театрального ин – та и сделал он спектакль добротно и с душой. Во всяком случае и зритель и авторы выходили из зала (перефразирую Илью Ильфа), путаясь в сентиментальных слезливых соплях.

Изюминкой сюжета были сны троих бойцов – парашютистов, бросивших бомбу в машину прокуратора Чехословакии Гейдриха, спрятавшихся после удачно выполненной операции в подвале костела Святых Кирилла и Мефодия и, погибших в нем в результате предательства одного из участников этой же команды. Самому молодому солдатику едва исполнилось семнадцать лет. Для него главным в этой, еще только что начавшейся жизни была внезапно охватившая его сумасшедшая любовь дочери священника этого храма, их связной с внешним миром. В снах он бредит ею. Он проживает длинную прекрасную , полную любви жизнь в паре с ней, и первый погибает от немецкой пули. Второй, сорокалетний учитель истории, ведет философские беседы о смысле человеческой жизни и человечества вообще. Он перебирает бесчисленное количество бессмысленных войн в истории человечества и считает, что не стоит рожать потомство, ибо в условиях создания человеком все более эффективного и страшного оружия и, все более современных, возрастающих по экспоненте способов уничтожения всего живого на земле, оно все равно обречено на вымирание. В снах к нему приходит его любимая женщина, с которой он и в постели продолжает беседовать на эту же тему. К смерти он давно готов и принимает её спокойно.

Третий солдат, старший их группы, до захвата Чехословакии фашистами был владельцем пивного бара. К приходу немцев он, поначалу, отнесся спокойно. – Немцы любят пиво так же, как и чехи и пьют его ни чуть не меньше, а платят марками, которые ничем не хуже наших крон – говорит он своей очень любимой красавице жене, когда она жалуется на приставание к ней немецкого офицера. Но, когда на его глазах этот подонок насилует ее прямо на полу его же бара, а он в руках двух хохочущих солдат в ужасе смотрит эту жуткую сцену, в нем просыпается бешенная ярость и он уходит в подпольную чешскую армию с одной целью, с одним страстным желанием - убивать их, убивать и убивать, как можно больше !

Фашизм в пьесе мы вывели в виде огромной бездушной машины с двумя не мигающими глазами-- горящими фарами. Это , пожалуй, главный персонаж в пьесе и с ним в финале колено преклонено разговаривают наши герои. Машина эта, олицетворяющая лживый, жестокий диктаторский строй, в очень кратких ответах своих сильно смахивала на другую подобную , очень знакомую нашему, ждущему любого междустрочного намека зрителю, советскую государственную машину. Между ответами на вопросы солдат она монотонно совершала некий страшный убийственный ритуал повторяя одни и те же слова , но разные фамилии.

Машина:

-- Зденек Славский. Год рождения 1906. Поляк .

(раздавался выстрел). Готов. Слив крови ( шум льющейся жидкости). Дробление костей (хруст и скрежет). Следующий.

Хаим Финкильштейн. Год рождения1935. Еврей. Слив крови. Дробление костей. Готов. Следующий.

--Сарра Немчикова. Еврейка . Год рождения 1880. Пуск газа. (шипение). Готова. Печь. Следующий.

--Владимир Витт. Год рождения 1901. Чех. Концлагерь смерти. Следующий.

Старший спрашивает машину:

--Можно ли тебя остановить?

--Нет. Я бессмертна.

--Почему?

--У меня нет нравственных барьеров. –О отвечает она.

Очевидно смекалистый цензор, а чутье у этой своры было воистину собачьим, быстренько просек аналогию, и пьеса шла почти подпольно, так как печати цензуры на ней не было.

Любопытно, что сели мы за работу над ней в той же Усть – Нарве, только с третьей поездки, потому , как во второй наш заезд произошла та же история , что и в первый – по дороге нам снова пришел в голову совершенно другой сюжет и мы его благополучно быстро расписали. Вот, после этого и не верь в мудрость и прозорливость товарищей японцев!

Году в 1978 мы с Володей написали пьесу «Гений» Работу эту нашу я люблю и постараюсь приложить её к мемуарам (если выйдут, в чем я очень даже сильно сомневаюсь) вместе со своими пьесами, написанными в одиночку « Джотто» и «Нагая в полночный час». Писали мы её под Ленинградом в санатории «Дюны», куда нас устроил мой дружок Ванечка Фоменко, местный культработник , удивительного обаяния, широты и коммуникабельности человек, достойный отдельной главы в мемуарах . Иван кормил заказными концертами добрую половину советской и особенно , конечно, ленинградской эстрады. С ним дружили и его любили , практически все известные артисты страны. От Бена Бенцианова, о котором я просто обязан сказать несколько теплых слов, до знаменитого владельца могучего живота и такой же мощности утробного баса Бориса Штоколова. Ванечка был очень горд этим обстоятельством. Я раз пять в году тоже подрабатывал у него авторскими концертами и ,без ложной скромности могу сказать, что наша с ним дружба была особенно крепкой. Корпус, в котором он нас поселил имел солярий на крыше здания. В хорошую погоду мы часов по восемь работали здесь. И отдыхающие , как бы ненароком, то и дело забирались наверх на террасу, взглянуть на настоящих , творящих до седьмого пота писателей, которые пишут- аж для самого Аркадия Райкина. Чтобы по возвращению домой, с придыханием, или, наоборот, так, между прочим, рассказать об этом за рюмкой водки родным и знакомым. Бен Бенцианов был , пожалуй, вторым по известности и таланту эстрадным актером после Райкина. Работал он в основном в жанре музыкального стихотворного фельетона. Был строен худощав, прекрасно двигался. Его любимыми авторами были Володя Константинов и Боря Рацер Об этих корифеях театра и эстрады я , кажется, рассказал. Бен был вторым после Райкина , актером на эстраде, при появлении которого на сцене зал вставал с овациями. Я несколько раз ездил с ним в гастроли по отделению и он обязательно за кулисами слушал меня и делал свои очень толковые замечания. Сейчас о нем почти забыли. Молодое поколение его уже практически не застало , а у стариков слабая память. Умер он год назад и мы с ним обнимались еще на предпоследнем вручении Нобелевской, на котором он всегда присутствовал в качестве очень почетного гостя. Было ему 95 лет! Я спросил его, так для приличия, гастролирует ли он еще, и к своему удивлению получил положительный ответ. Он, наверняка, жил бы и работал лет до ста, но для него страшным ударом стала смерть безумно любимой жены , ушедшей за год до его смерти. Он подарил мне две свои биографические книги с очень трогательными подписями:

«Венечка! Ты, непостижимо талантливый и « штучный», множество лет даришь мне свою дружбу братскую симпатию , которой дорожу! Позволь мне гордиться ею сколько еще проживу! Твой друг и брат! Бен!». Вторая: «Веньке! От Беньки! Целую и люблю!». Мне было чрезвычайно приятно получить такое от этого очень избирательного в дружбе человека, и я очень горжусь этими, столь не похожими на него лесными признаниями.

признаниями .

Году в девяностом он позвонил мне и попросил показать ему те монологи Райкина , которые тот почему- либо не использовал в спектаклях. Я принес ему несколько текстов и по его просьбе прочел их. Он подумал и сказал: « Знаешь пожалуй нет… Они хорошо написаны и еще вполне современны…Но …я должен читать их от первого лица, чего я никогда не делал. И зритель может подумать, что я тоже такой же идиот или мерзавец, какого ты вывел в этом монологе.» Что поделаешь?… Каждый любит себя по- своему… Бенчик ! Да будет тебе земля теплым пухом!

……………………………Х…………………………..

Коль я все равно не могу удержаться от пересказа сюжетов упоминаемых пьес, продолжу эту идиотскую и удручающую для читателя традицию и на этот раз. Итак (еще раз простите), коротенько сюжет « Гения»:

Тренер заводской футбольной команды, Петька Кадушкин, женатый на такой же серой дуре, как и он сам по имени Тамарка, поддавоха и бабник , случайно встречает у пивного ларька своего школьного товарища Сережку Степанова. В школьные годы Степанов писал хорошие стихи. С тех лет они почти не виделись, но Кадушкины знали, что Степанов много лет любит одноклассницу Люсю, однако, что – то у них не все ладиться. В разговоре за кружкой пива Степанов рассказывает Петру, что уезжает на долго с экспедицией в Антарктиду и, вдруг неожиданно просит старого товарища походить по редакциям с его большой поэмой, а вдруг, кто напечатает. – Ну, а если напечатают , что делать дальше – то ? - спрашивает Кадушкин.

--Скажи , что ты сам написал. Но только Люське о поэме ни слова!

--Слово друга, - отвечает Кадушкин – А там нет ничего такого?…А?

Степанов: Где?

Кадушкин: Ну, в рассказе этом? А то моя Томарка устроит мне Варфоломеевской утренник?

Степанов: Это не рассказ , Сережа. Это чисто лирическая поэма. Не волнуйся. Она о большой любви…

Кадушкин несет поэму в редакцию журнала «Записки отечества» и оттуда ему домой приходит письмо с просьбой обязательно зайти в редакцию.

Кадушкин рассказывает историю с поэмой испуганной Тамарке, которая чистит его на чем свет стоит.

Перестань – успокаивает её Кадушкин - это же повестка в журнал, а не в милицию.

Тамара: Неизвестно еще, что хуже. Может быть у него там все про постель? Он ведь от любви к своей дуре, Люське, совсем спятил

Кадушкин: Ну, почему же обязательно непристойности?!

Тамара: Да пойми ты, олух, если бы было все хорошо, то просто напечатали бы и все тут! А тут , Петька, явно, что – то не все явно!…Иди и говори : мол совершенно обезумел от любви, мол нашло затмение, мол обещаю никогда больше этого не повторять!…А то, значит , один хулиган сочиняет гадости , а второй под своей фамилией эти гадости распространяет. Это знаешь как называется--групповщина! Понял! И за это дают срок. И без права переписки с любимой твоей женой! Понял! Дурень!

Кадушкин с грустью и страхом отправляется в редакцию журнала, где его трепетно встречает главный редактор Карл Иванович Иорданский и его зам Ольга Аристарховна. Причем оба работают в журнале с момента его основания , то есть по 150 лет!

Ольга Аристарховна: ( своим молодым сотрудникам) – Та – ак. Дожила все же , значит , старая. Дожила…Помню , Машенька, я так же нервничала, когда вот к этому , моему столу приходили Фет, Тютчев, Блок… Я не сомневаюсь , что этот новый гений выбрал именно наш журнал не случайно, видимо , журнал пользуется у него уважением. Машенька быстро кофе и фрукты

Иорданский: Может, шампанского? Как Михаилу Юрьевичу?

Ольга Аристарховна: Коньяк, Карл Иванович, коньяк…Как Есенину!

В кабинет входит Кадушкин.

Кадушкин: Не виноват! Кем хотите буду, не виноват! Совершенно обезумел от любви….Буквально нашло какое – то затмение. Совершенно трезвый был, честное слово.

Ольга Александровна: Дожила, старая , дожила…

Кадушкин: А?

Иорданский: Дорогой Петр Иванович, успокойтесь, прошу вас. Здесь все понимают, что шедевры, подобные вашей гениальной поэме «Скитальцы» могут быть созданы только в минуты самосожжения. Такое пишется не чернилами , а кровью…Садитесь пожалуйста.

Ольга Аристарховна: (тихо, про себя) У него глаза страдальца…Вот так же было и у Сашеньки с Аннушкой Керн, когда они еще умирали от любви… (Кадушкину) Пригубите коньячка за наше плодотворное и, как мы надеемся , длительное сотрудничество. Не возражаете?

Кадушкин: Почему ж не выпить задарма? Если есть что, то обязательно нужно выпить до дна! (пьет) У – у, клоподав! Забористый!

Иорданский: (радостно) Алкоголик! И этот тоже!...Ольга Аристарховна откроем нашему гениальному поэту наш маленький секрет:-- Эту бутылочку, дорогой Петр Иванович, привез нам из Молдавии сам Александр Сергеевич...( Ольга Аристарховна промокает платочкам слезу).

Кадушкин: (грызет яблоко) Это кто, снабженец ваш? (редакторы оценивают добрую шутку).

Ольга Аристарховна: Вы не представляете себе Петр Иванович сколько поэтического мусора проходит ежедневно через наши руки. Поэтому это такое счастье снова встретить гения. И мне так отрадно видеть в вас простого и скромного человека. Дожила, дожила старая…(хлюпает носом).

Кадушкин: Да, я никогда не кричу: я, я ! Гол всегда забивает вся команда! У нас в футболе -- вот так, уважаемая. А вопросик, простите , насчет этого поэтического мусора – что неужели некоторые даже не в рифму пишут?(Все смеются остроумной шутке).

Я специально процитировал такой большой отрывок текста пьесы, чтобы был понятен образ главного героя – « гения»

Кадушкин приходит домой разыгрывает с Томаркой сцену и под конец выкладывает на стол аванс за поэму. Обалдевшая от такой суммы жена выкладывает душу:

Тамара: Все же, какое безобразие? Какое безобразие? Тут вкалываешь, вкалываешь с девяти до шести, создаешь материальные ценности, повышаешь производительность, а какой – то рифмач за раз гребет столько, сколько нам с тобой вместе за год не заработать! Вот скажи , Петя, есть на свете справедливость? Но я скажу тебе так – поэму отдал? Отдал! Значит и деньги отдал. А у нас, как раз стенки чешской в калидоре не хватает. Стена , можно сказать, голая, как мать родная!

Кадушкин идет нарасхват. Поэма с его портретом выходит в журнале. Помарка спрашивает: прочел ли он хоть « свою» поэму. Петр отвечает, что три раза пробовал начать, но глаза слипаются.

Кадушкину звонит Лев Толстой:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   28

Похожие:

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconРабочая программа дисциплины б б. 1 «История»
«История»: дать студентам представление об основных этапах развития истории России и их содержании. На примерах различных эпох показать,...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с icon«Монетный чекан в Хорезме XIII-XIV вв.». [Полубояринова, Дворниченко,...
Основная научная и организационная деятельность ученого была связана с изучением истории и археологии Поволжья и Поволжской археологической...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconИстория России Древняя и средневековая Русь
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconЛекция 2
Васту-шастра основана на гармонии мироздания, которая выражается в лунном, солнечном и временном воздействии на сознание и физиологию...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с icon«История рф: конец XX века в коллективной памяти россиян». Одной...
Не случайно на центральных каналах появляется большое количество фильмов, посвященных новейшей российской истории. А в отечественной...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconПримерная основная образовательная программа оу основная школа
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconИ найди ее с помощью хорарной астрологии содержание
Эта книга посвящается всем моим учителям, обу­чение и руководство которых дали мне вдохновение для занятия астрологией, а также студентам,...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconЗдесь нужно, чтоб душа была тверда, Здесь страх не должен подавать совета
Но сначала каждый сам для себя должен решить, какая специальность больше всего ему подходит. Я же больше всего на свете хочу стать...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconТематическое планирование История России с древнейших времен до конца XVI века 6 класс
...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с icon1914-1918, одной из самых широкомасштабных в истории человечества
Первой мировой войны (1914-1918), одной из самых широкомасштабных в истории человечества

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную