Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с






НазваниеРассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с
страница3/28
Дата публикации03.02.2018
Размер3.97 Mb.
ТипРассказ
l.120-bal.ru > Документы > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Люба приглянулась Фурцевой. И опытная кабинетная функционерка, прошедшая мощнейшую комсомольско – партаппаратную школу научила её, как пить водку в компании крупных партийных руководителей наравне с ними и при этом «не терять головы». А делать это надо было так: у столового прибора всегда стоит водочная рюмка и бокал с водой. Надо поднять со всеми вместе полную рюмку, опрокинуть содержимое в рот, затем сразу же поднести бокал с водой к губам и, делая вид, что запиваешь водку, на самом деле, аккуратно слить ее изо рта в бокал. Время от времени, по мере заполнения бокала с водой, просить официанта заменить его на свежий.

Последний раз я встречался с Волошиной лет двадцать назад. Было ей тогда около пятидесяти и находилась она в полной пышной бабьей бальзаковской красе. И сегодня, как бы мне это не было любопытно и радостно, я все - же, скорее, не желал бы новой встречи. Хочу сохранить в памяти и сердце ее былой прекрасный женственный образ до последнего отпущенного мне судьбой часа.

В Кисловодске на очередной субботней встрече с интеллигенцией края я познакомился и подружился с очень популярными в те годы писателями – детективщиками - братьями Вайнерами. Особенно сдружился с младшим, - Жорой. Дал им прочесть свой первый роман «Смерть в подарок» и, поскольку, он им понравился, попросил написать рецензию. Ребята, не ломаясь, отгрохали аж целых десять страниц, хотя поклялись мне, что это у них первая проба пера в этом «жанре»! Фрагмент из этой рецензии редакция поместила на обложке книги. Позже судьба разбросала их по свету. Жорж подался в Америку. Аркадий остался в России. На этом наша дружба оборвалась.
----------------------------------------+-----------------------------------

А теперь обещанная история с Фаиной Каплан. Русский поэт Константин Бальмонт в иммиграции написал:

Люба мне буква «К»,

Вокруг нее мерцает бисер,

И да получит свет венка

Борцы Каплан и Канегисер.
Бальмонт, как и все тогда, не сомневался, что в Ленина стреляла Каплан. Однако в 80 –х годах, с началом конца советской власти и сравнительной доступности архивов КГБ, обнаружилась подлинная история покушения.Статья профессора Казанского университета А. Литвина доказывающая, что в Ленина стрелял другой человек.

Фаня Ефимовна Каплан ( Фейга Хаимовна Ройтблат) росла в многодетной семье меламеда. В шестнадцать лет она примкнула к к революционному кружку киевских студентов. Случайный взрыв самодельной бомбы почти лишил ее зрения. Студентов , изготовивших бомбу приговорили к казни, а юную полуслепую Фейгу- к пожизненному заключению. В тюрьме под Читой она просидела 12 лет. Освободил ее Керенский после февральской революции. На свободе 28 летняя Каплан была одинокой и бездомной: все ее родные давно имигрировали в Америку. Тем летом в Петербурге был убит нарком по делам печати М. Володарский. Его убийца, некто Семенов , спасаясь от ЧК , бежал в Москву и поселился в одной квартире со своей помощницей – профессиональной проституткой Коноплевой. Вскоре в эту же квартиру поселили известную террористку Спиридонову и Каплан. В августе 1918 года Семенов и Коноплева получили из правоэсеровского центра задание уничтожить Троцкого. , но Лев Давыдович выехал на фронт.Тогда было решено организовать убийство Ленина во время его выступления на митинге . Приехали на завод Михельсона. Полуслепой Каплан поручили проникнуть в аводоуправление и разузнать, приедет ли Ленин. После смены рабочих попросили не расходится. Фаина вышла во двор и кивком сообщила об этом террористам. Затем она вышла на улицу и спокойно с портфелем и зонтиком стояла в ожидании результата. Горячей любви к главе большевиков она не испытывалаза за разгон Учредительного собрания и преследование эсеров. Стреляла в Ленина Коноплева, у нее была твердая рука и прекрасное зрение. Пользуясь возникшей суматохой и сумерками, опытные терорристы скрылись. Толпа выбежала на улицу. К спокойно стоящей Каплан подбежал чекист Батулин:
--Вы стреляли?

По старому правилу каторжан – выиграть время и дать уйти товарищам, --Фаня взяла выстрел на себя. Она думала что на суде выяснится вся абсуодность оговора. Несколько дней ее продержали в ВЧК, а 3 сентября, видимо , по указанию сверху, комендант Кремля Мальков вывел несчастную женщину во двор и выстрелами в затылок убил. Проходящий мимо поэт Демьян Бедный помог Малькову затолкать тело в большую железную бочку , облить керосином и сжечь. Семенов сумел перебраться в Германию и перед смертьюопубликовал правду о покушении. Лидия Коноплева спрятала у себя в квартире архив разгромленной партии эсеров и в 1922 году стала чекистской. В 1937 году она попала в мясорубку сталинских репрессий и была расстреляна, так и оставшись нераскрытой.

…………………………….Х…………………………………

Обычно в городах, где гастроли повторялись регулярно, а большей частью это были большие курортные города, так как в них каждые 24 дня менялся зритель, у меня появились постоянные поклонники, из местных жителей, которые в каждый мой приезд приходили на творческие вечера, да еще и не по одному разу. Это была палка о двух концах. С одной стороны, – это ласкало мое гипертрофированное актерское самолюбие, но, с другой, - заставляло постоянно обновлять репертуар, что практически было невозможно. Вспомните, как наш непревзойденный гений сатиры Миша Жванецкий обычно долдонит на своих сольных вечерах один и тот же набор старых, знакомых зрителю наизусть монологов и миниатюр, хотя написано у него их четыре, если не шесть томов и, практически, каждый по-своему великолепен.

Одна такая, преданная моему творчеству, пара, - Юрий Владимирович Питкевич и его жена Галя, - жила в Кисловодске. Они не пропустили ни одного моего выступления, и я страшно мучился каждый концерт, видя этих милых людей, всегда в во втором ряду в центре зала. После концерта они каждый раз почти силком утаскивали меня в свой уютный дом, кормили вкусным ужином и, раскрыв рот, слушали мои бесконечные, хотя и далеко не всегда интересные байки. На мои абсолютно бесполезные мольбы не посещать больше мои вечера, так как я стесняюсь своих повторов, они в один голос начинали меня убеждать, что каждый раз я читаю монологи по-разному и, что именно это – то и нравится им особенно. Я и, действительно, в каждый их приход был вынужден, хотя бы разнообразить интонации, и это, вне всякого сомнения, положительно сказывалось на росте моего актерского мастерства, если о таковом можно говорить серьезно.

Юра был в свое время одним из заместителей главного ракетчика страны - Королева. Жил в Запорожье, но на пенсии обосновался в Кисловодске. В шестьдесят лет обнаружил у себя способности вполне приличного рисовальщика. Сразу начал писать маслом копии с полотен известных художников. Любопытно, что для одной из своих первых работ он выбрал картину Репина « Иван Грозный убивает сына». Не более и не менее! Как говориться, - знай наших!

Он подарил мне несколько очень симпатичных пейзажей с теплыми автографами на обороте полотен и они много лет украшали стены дачи в Юкках. Галя, как – то по большому секрету сказала мне, что до того он никогда и никому своих творений не дарил. Юра умер в конце семидесятых, Галя зачем – то перебралась в Эстонию и следы её , к сожалению, затерялись. Картины сгорели вместе с дачей.

Вспомнил об еще одном прелестном человечке. Света Рыжкова – артистка кисловодской филармонии. Сегодня ее имя стоит наравне с Кларой Новиковой и сейчас , пожалуй, она мне нравится даже больше. Еще не народная России, не так заштамповалась, как Кларочка, еще есть в ней нечто свеженькое и очень самобытное. В те годы , совсем еще девчушкой она приходила ко мне в гостиницу со своим партнером, тоже очень славным мальчиком. Периферийные актеры редко попадают в престижные залы столицы. Этому способствуют и директора мелких филармоний. Хорошего артиста в Москве или Ленинграде могли заметить и забрать. А сколько в периферийной филармонии их может быть таких маленьких звездочек ? Хорошо если есть хоть одна. Так, скорее всего, Светлана и пробедовала годков эдак двадцать, если не больше в своих Минводах , ежедневно мотаясь по санаториям на скверных холодных и пыльных автобусах, пока ее случайно не заметила бездарная актриса, с резко отрицательным обаянием, но железный организатор, без сомнения, имеющая могучую сильно волосатую руку( или руки) на центральном телевидении, Регина Дубовицкая и не выпустила в аншлаге.

Я в те времена дал этой славной паре несколько ранее написанных материалов, но сделали они их или нет не знаю. Светлане , пожалуй, есть еще на разгон с десяток лет, и теперь уже от нее самой зависит сделает ли она себе телевизионную карьеру или отсутствие хватки и средств не позволят ей добиться успеха и имиджа Клары. Я буду за нее держать кулаки.

О Кисловодске я мог бы писать и писать. Было множество встреч с интересными людьми, любопытных историй. Были интересные новые директора и худруки, с которыми я дружил. Однако же нельзя до бесконечности испытывать терпение читателя, (если мемуары все же увидят свет ...).

И все же еще один смешной эпизод. В начале восьмидесятых меня попросила дирекция филармонии выступить в шефском порядке перед олимпийской сборной страны по боксу, сборы которой проходили в горном спортивном комплексе Кисловодска. Ребята были молодые и я всласть потешил их фельетоном « Студенты агитаторы». Естественно особый ажиотаж вызвал студент спортивного техникума. После концерта ко мне подошел главный тренер сборной и спросил, чем команда может отблагодарить меня за доставленное удовольствие.

- Есть у меня одна заветная мечта, - скромно сказал я, - много лет мечтаю встретиться на ринге с Валерием Попенченко и провести с ним два-три раунда на равных (выдающийся советский боксер в среднем весе, чемпион мира и Олимпийских игр). Команда и тренер расхохотались хорошей шутке, однако я с самым серьезным видом повторил свою просьбу, всем своим видом показывая, что я и не собирался шутить. Администратор филармонии и Фредик начали меня всерьез отговаривать от «этой бесшабашной глупости», но я твердо стоял на своем. Кто-то сбегал за Валерием и тот, смущенно улыбаясь, тоже попытался превратить мою нелепую просьбу в шутку. Я не сдавался, и нам принесли амуницию. Я разделся до трусов, надел боксерки. Кто-то из ребят забинтовал мне руки, натянул и зашнуровал перчатки. Попенченко, по-прежнему чувствуя себя крайне неловко, тоже приготовился к поединку. Я, разминаясь, попрыгал по рингу. Сделал несколько воздушных ударов уходов и нырков, благо автоматика былых юношеских занятий боксом еще каким-то образом сохранилась, и громко попросил моего «противника» драться со мной без скидок, так же, как он боксировал на олимпиаде, забыть, что я писатель – сатирик, а не боксер, и не делать на это скидки.

Зрители замерли. Раздался удар гонга. Я заложил руки за спину, подошел к Валерию, крепко обнял его и лег у ног. Хохот потряс стены зала. Шутка удалась

----------------------------------------+---------------------------------------------
Бойся друга, а не врага—

не враги нам ставят рога.
И. Губерман.

Эта главка будет для меня одной из наиболее сложных. Я хочу поговорить в ней о своих, увы не состоявшихся на век… друзьях... Понятие друг, - понятие сложное. Друзей не может быть много, возможно дружить с большим количеством абсолютно разнохарактерных людей обоих полов. Можно какое-то время, причем даже очень длительное по срокам, испытывать к ним непреодолимое влечение, очень доброе отношение, привычную привязанность, чувство долга, моральную ответственность, и т. п. Однако, к понятию «настоящая мужская дружба» это ровным счетом не имеет ни малейшего отношения, хотя последняя может включать в себя и обычно включает все выше перечисленные компоненты. Каждый понимает настоящую дружбу по-своему. Для одних это слепое безоглядное подчинение своему другу, а, соответственно, для второй половины - это абсолютная власть над партнером и требование безусловного соглашения со всеми его желаниями. Это дружба раба с господином, хотя она может к взаимному удовольствию обоих длиться десятки лет, а подчас и до смерти одного из партнеров. Дружить на равных гораздо сложнее. Тут огромную роль играет психологическое сходство характеров, хотя, на первый взгляд, может казаться, что они полярно разные. Но главное в настоящей дружбе - это умение дружить. Это обоюдное желание быть полезным друг другу и не только в экстремальных ситуациях, хотя иной раз кажется, что именно в эти тяжелые моменты проходит проверка на обоюдную преданность. Умение дружить – это, в первую очередь, умение «засунуть, и как можно глубже, свои амбиции». И даже в те критические мгновения, когда тебе кажется, что твой друг абсолютно не прав и, что этим необдуманным решением или поступком он предает тебя или вашу нерушимую дружбу. Умение дружить - это умение прощать и не напоминать более другу о былом прощении. Ошибки свойственны всем людям. Они даются нам судьбой, дабы мы учились на них и старались не повторять впредь. Боль от ошибок проходит, а дружба, если она действительно настоящая, остается. Идеально, когда обе стороны понимают, как иной раз может быть хрупко это чувство, и оба стараются даже через «не могу» переступить самолюбие, но, во что бы то ни стало сохранить этот сильный ровный пламень взаимодоверия и взаимопомощи. Пламень, который в иные минуты, казалось бы, может согревать обоих не сильнее огонька масляной лампады. Но лампада-то всегда горит под иконой святых, ставших таковыми в знак вечной, нерушимой святой любви к человекам.

Мне Всевышний, увы, не даровал настоящего взаимного ответного счастья в дружбе с мужиками. Хотя мои сердце и душа были всегда готовы распахнуть объятья этому крепкому и взаимному братскому единению. Всегда были готовы к дружескому самопожертвованию. Всегда искали настоящего друга. С женщинами было проще, их созданные для любви и безвозмездной самоотдачи сердца и легче раскрывались на встречу и значительно дольше противостояли времени и жизненным трудностям. Этот же закон, очевидно, я прослеживаю и по сей день в послежизненной истории с моим безвременно погибшим сыном. Прошло уже четырнадцать лет после его ухода в неведомое, и мы с Инной регулярно дважды в год, в день его рождения и последнего прощания собираем в старой ленинградской квартире его друзей. Ребят, его соратников по молодости ,по жизни, по работе, вроде бы самых преданных друзей, ради которых он, как нам в то время казалось, жил. На первый зов о помощи которых вскакивал в ночи и, не продрав глаза, мчался через весь город, а мог бы и через всю страну, - хватило на соблюдение священной в настоящей дружбе традиции от силы года на три. Девочки же – его верные подружки, за эти долгие годы, ставшие уже и не совсем молодыми мамами, замороченные семейными проблемами, стойко удерживают в сердце память о Саше. Сами приезжают прибраться на кладбище и всегда, почти в полном прежнем составе, с букетами цветов приходят в дом в эти даты поклониться его светлой памяти и сказать теплые слова сочувствия Инне и мне .

Среди сотен и сотен мужчин, крутившихся со мной в одних и столь разных орбитах, достаточно часто встречались и прекрасные индивидуумы. Многие из них и сейчас мои хорошие и любимые товарищи. И, пожалуй, единственное, действительно ценное состояние, которое мне удалось приобрести за семьдесят лет моей богатой событиями жизни, – это эти люди. Да, денег я не скопил, я никогда не умел этого делать. Но даже, если бы и собрал достаточно большой капитал, уверен, что не испытал бы той радости от владения им, какую суммарно получил от общения с ними!

Однако настоящими друзьями до поры числил лишь двоих - Вадика Доровского и Володю Шорина.

С Вадимом мы общались почти ежедневно в течение двадцати с лишним лет. Делились самыми сокровенными тайнами. Двадцать с лишним лет ежегодно на моих машинах ездили в отпуска. Вадик был первым редактором, цензором и читателем моих эстрадных виршей, пьес и первого романа в прозе. Нас ревновали и, скорее всего, недолюбливали жены друг друга, а мы просто не могли представить свою жизнь без постоянного общения. Первый сбой, настороживший, а скорее поразивший меня, произошел лет через двадцать после начала нашей дружбы. Сам по себе факт, выбивший меня из колеи был вроде бы и пустяшный, но для столь верной и продолжительной мужской дружбы, как мне тогда показалось, невероятный. Я, как обычно это делал в течение десяти лет, поехал в Друскининкай писать очередную пьесу. У пьесы этой есть своя довольно любопытная история, но ее я попробую рассказать в разделе «драматургия» этих воспоминаний. Работал я, как каторжник по двенадцать – четырнадцать часов в сутки и не заметил, как закончились деньги. Инна была в отпуске на юге, и просить ее о переводе было бы глупо. Оставался Вадим, и уж тут-то, в чем я ни на секунду не сомневался, вопрос решался парой часов телеграфного перевода. Жизненные потребности мои были более чем скромные, и в пятерку рублей в день я укладывался элементарно. Писалось легко и через недельку я уже мог поставить финальную точку после любимого слова каждого литератора– «конец»! Через несколько дней у меня был запланирован авторский вечер в большом санатории, и полученного гонорара мне должно было с лихвой хватить на обратную дорогу. Я собрал и сдал бутылки из-под кефира, денег набралось на пятиминутный междугородный разговор с лучшим другом и набрал рабочий номер Вадика. Секретарша, уже давно считавшая меня неотъемлемой составной частью своего шефа, немедленно соединила нас. Экономя время и деньги, я быстренько изложил Вадюше нехитрую суть вопроса и попросил в течение часа отправить мне «четвертной» с ближайшей почты.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconРабочая программа дисциплины б б. 1 «История»
«История»: дать студентам представление об основных этапах развития истории России и их содержании. На примерах различных эпох показать,...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с icon«Монетный чекан в Хорезме XIII-XIV вв.». [Полубояринова, Дворниченко,...
Основная научная и организационная деятельность ученого была связана с изучением истории и археологии Поволжья и Поволжской археологической...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconИстория России Древняя и средневековая Русь
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconЛекция 2
Васту-шастра основана на гармонии мироздания, которая выражается в лунном, солнечном и временном воздействии на сознание и физиологию...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с icon«История рф: конец XX века в коллективной памяти россиян». Одной...
Не случайно на центральных каналах появляется большое количество фильмов, посвященных новейшей российской истории. А в отечественной...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconПримерная основная образовательная программа оу основная школа
Что изучает история Отечества. История России — часть всемирной истории. Факторы самобытности российской истории. История региона...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconИ найди ее с помощью хорарной астрологии содержание
Эта книга посвящается всем моим учителям, обу­чение и руководство которых дали мне вдохновение для занятия астрологией, а также студентам,...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconЗдесь нужно, чтоб душа была тверда, Здесь страх не должен подавать совета
Но сначала каждый сам для себя должен решить, какая специальность больше всего ему подходит. Я же больше всего на свете хочу стать...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с iconТематическое планирование История России с древнейших времен до конца XVI века 6 класс
...

Рассказывая о Павле Васильевиче Рудакове, я забыл об одной забавной истории, произошедшей с моим соавтором Володей Синакевичем. История эта не связана с icon1914-1918, одной из самых широкомасштабных в истории человечества
Первой мировой войны (1914-1918), одной из самых широкомасштабных в истории человечества

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную