Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление






НазваниеКурс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление
страница6/28
Дата публикации03.02.2018
Размер4.04 Mb.
ТипЛекция
l.120-bal.ru > Документы > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Язык и время
Я надеюсь, вы уже привыкли к тому, что в языке много загадочного. Поэтому вы не удивитесь, если я скажу, что родство язы­ков тоже связано с одной очень загадочной особенно­стью, которая присуща всем известным на Земле язы­кам. Любому языку.

Эта особенность состоит в том, что язык постоянно изменяется. Проходит немного времени («немного» — это лет сто или двести) — и язык уже не совсем тот, что был. Проходит еще немного времени — и язык меняется еще больше. И вот уже, если мы сравним то, что было, скажем, восемьсот лет назад, с тем, что есть сейчас, — мы просто не поверим, что возможно столько превращений. Предок и потомок — два совершенно разных языка.

И так происходит всегда и везде, с любым языком, каким бы он ни был и кто бы на нем ни говорил. Ну, может быть, одни языки будут меняться чуть медлен­нее, чем другие, вот и всё. Но превращений не избега­ет никто. Это неумолимый закон.

Опять-таки, лингвисты пока не очень хорошо по­нимают, почему так происходит. Но мы твердо знаем, что это происходит обязательно.

А что значит, что язык изменяется? Давайте по­смотрим внимательнее на то, что было написано на русском языке чуть больше ста пятидесяти лет назад (мы нисколько не сомневаемся в том, что это еще — или уже — был современный русский язык). Вот на­пример, несколько отрывков из хорошо знакомых вам сказок Пушкина:

Там лес и дал видений полны,

Там о заре прихлынут волны

На брег песчаный и пустой...
В чешуе, как жар горя,

Идут витязи четами,

И, блистая сединами,

Дядька впереди идет

И ко граду их ведет.
...А у князя женка есть

Что не можно глаз отвесть...

...Князь Гвидон тот город правит,

Всяк его усердно славит;

Он прислал тебе поклон,

Да тебе пеняет он:

К нам-де в гости обещался,

А доселе не собрался...
...Та призналася во всем:

Так и так. Царица злая,

Ей рогаткой угрожая,

Положила иль не жить,

Иль царевну погубить.

Попробуйте сами определить, что вам кажется в этих строчках непохожим на тот язык, на котором мы с вами говорим сегодня.

Изменения, которые произошли в русском языке за эти сто пятьдесят лет, в общем, небольшие. Но если посмотреть на них внимательно, то окажется, что они очень типичны: такие или примерно такие изменения происходят и во всех других языках. Есть несколько разных типов изменений языка.
Об изменениях в языке: изменения значения слов
Самый очевидный и самый частый тип изменений свя­зан с тем, что слова в языке перестают иметь свое прежнее значение. После этого со словом могут происходить две вещи: либо оно продолжает употреб­ляться — но в другом, новом значении (отличающемся от старого или незначительно, или порой даже очень сильно), либо это слово исчезает из языка вовсе. В приведенных строчках Пушкина мы встречаем, на­пример, слово рогатка, которое означает кандалы особого рода (надевавшиеся на шею), — в современ­ном языке ни сам этот предмет (к счастью), ни слово рогатка в таком значении не известны. Однако неверно думать, что слова изменяют свое значение (или ис­чезают) только потому, что изменяются (или исчеза­ют) вещи, для обозначения которых они служат. Ко­нечно, такие случаи бывают, но их ничтожно мало по сравнению с основной массой изменений. Глагол по­ложить у Пушкина значит «решить, поставить целью»; в современном языке он в этом значении не употреб­ляется (хотя мы говорим и полагать, и предположить, и даже положим в значении «допустим») — это, конечно же, не свидетельствует о том, что люди стали думать и принимать решения как-то иначе, чем раньше. Пуш­кин нередко использует вместо современных слов лоб, пальцы и щеки старинные чело, персты и ланиты, a ведь эти «объекты» — части тела человека — остаются неизменными с незапамятных времен. Так что дело здесь отнюдь не в том, что какая-то вещь вдруг исчеза­ет или появляются новые вещи, которые люди не зна­ют, как назвать. Дело в том, что срок жизни любого слова в любом языке ограничен — рано или поздно слову придется исчезнуть, уступив свое место другому (которое, в принципе, ничуть не лучше и не хуже сво­его предшественника). Бывает так, что это новое сло­во берется из другого языка — обычно это язык сосед­него народа или просто широко распространенный (в ту эпоху) язык; такие слова называют заимствованиями.

Про некоторые слова мы сами еще понимаем, что они «чужие»: они, так сказать, пока живут в языке как гости, полуиностранцы. В ос­новном это слова, которые вошли в язык недавно. Всякий скажет, что эксперимент или компаньон — слова не русские; это действительно так. А знаете ли вы, что когда-то были русским языком заимствованы такие слова, как блюдо, буква, изба, осел, хлев (из древнегерманского), грамота, свекла, тетрадь (из грече­ского), алый, башмак, богатырь, колчан, лошадь (из тюркских языков)? Во всяком языке заимствований очень много: языки, живущие по соседству друг с другом, легко проникают друг в друга и, так сказать, обмениваются своими словами. О французских заим­ствованиях в английском языке нам уже приходилось говорить; но в современном французском языке (как и во многих других, в том числе и в русском) теперь не­мало английских заимствований.

Любопытна, например, история слова шапка. Не­сколько сот лет назад оно было заимствовано русским языком (через польский и немецкий языки) из фран­цузского (старая форма chape, современное француз­ское chapeau) в значении «головной убор европейского образца». Однако позднее французский язык сам за­имствовал это слово из русского: теперь наряду со словом chapeau в современном французском языке есть и слово chapka, которое обозначает... теплый го­ловной убор на меху «русского образца»! Этот случай не такой редкий, как может показаться: есть довольно много примеров того, как языки «обмениваются» од­ним и тем же словом поочередно.

А почему слова в языке не живут вечно? Каков «срок жизни» слова? У всех ли слов он одинаков? Это очень интересные вопросы, но, к сожалению, у лин­гвистов пока нет на них ясного ответа. Можно с уве­ренностью сказать одно: у разных слов срок жизни разный. В каждом языке есть своя группа «слов-долгожителей», и в очень многих языках (хотя, быть может, и не во всех) долгожителями оказываются близкие по смыслу слова — такие, например, как отец, мать, вода, камень, сердце, кровь, весь, белый, идти, пить, два, три и некоторые другие. Удалось, например, заметить, что слово один живет в языках меньше, чем слово два, а слово хороший — меньше, чем слово новый. Около пятидесяти лет назад американ­ский лингвист Морис Свадеш, опираясь на такие на­блюдения своих предшественников, обследовал много разных языков и составил список ста самых "устойчивых" слов. Этот список часто так и называется - "список Свадеша" (или еще "стословный список"). Слова из этого списка исчезают из языка очень медленно: например, считается, что за тысячу лет в среднем должно исчезать всего около пятнадцати слов из ста.

Слова-долгожители очень важны для лингвистов: именно на эти слова лингвисты смотрят в первую очередь, когда хотят понять, являются ли языки родст­венными, и насколько тесно их родство.

Изменения значений, появление и исчезновение но­вых слов — очень важные изменения в языке. От того, все ли слова в языке нам понятны, прямо зависит то, хорошо ли мы поймем сказанное (вспомните-ка, из-за чего вам труднее всего было расшифровать белорус­ский текст в самом начале этой главы?). Но эти изме­нения — далеко не единственные, которые бывают в языках.

Еще об изменениях в языке: изменения в произношении слов
Бывает так, что слово может некоторое время сохра­нять свое значение (рано или поздно, как мы уже зна­ем, оно изменится или слово исчезнет), но изменять свое звучание. То же самое слово начинает произно­ситься немного по-другому, с другими звуками, или, например, без некоторых звуков: они как бы прогла­тываются, стираются, как монета от долгого употреб­ления.

Как и изменения в значении, изменения в звучании тоже происходят постепенно, причем в языке бывают периоды «звукового спокойствия», когда может прой­ти триста-пятьсот лет без каких-либо значительных изменений, а бывают периоды «звуковых бурь», когда за сто пятьдесят — триста лет язык меняется до неуз­наваемости. «Бурные» периоды в истории языка часто совпадают с бурными периодами в истории народа, говорящего на этом языке (завоевания, переселения, растворение среди других народов и т. п.), но это не обязательно: любая из этих «бурь» может происходить и независимо от другой.

В истории русского языка бурная эпоха приходится на XII-XIV века (время татарского нашествия и обра­зования Московского государства — ключевой период русской истории); затем наступает эпоха относитель­ного спокойствия и плавных, малозаметных измене­ний. Русский язык XVIII века, в общем, уже можно считать современным русским языком, но и многие документы, например, XV века современный русский может понимать без перевода (это не сложнее, чем понимать современные белорусские тексты). Зато русский язык ХI-ХII веков нам уже просто так понять не удастся, для нас это в каком-то смысле иностран­ный язык. И дело не в том, что в нем много незнако­мых слов — даже сохранившиеся в современном языке слова звучали совсем иначе.

Конечно, такое случалось не только с древнерус­ским языком, подобные изменения обязательно про­исходят в истории любого языка, и для любого языка такие изменения звуков (конечно, если мы возьмем достаточно большой отрезок, по меньшей мере четы­ре-пять веков) играют большую роль. Посмотрите еще раз, например, на таблицу, в которой приведены анг­лийские и французские слова. Вы видите, какая боль­шая разница имеется в произношении старофранцуз­ских (приблизительно, XI-XIII века) и современных французских слов. О переходе ч в ш (не отраженном на письме: французская орфография «застыла» где-то на уровне XVI-XVII века, а то и более раннем) мы уже говорили; какие еще переходы вы можете заметить?

А теперь давайте сделаем небольшое отступление от нашего рассказа про родственные языки и еще не­много подробнее поговорим про историю русского языка.
Отступление: как изменялось произношение слов в русском языке
Начнем с того, что попробуем понять, как обстоит дело со звучанием слов в языке Пушкина. Вернемся назад, перечитаем внимательно наши стихотворные отрывки. На первый взгляд, никаких отличий вроде бы нет. Но прислушайтесь — и некоторые мелочи вам удастся подметить. Попробуйте!

Догадались? Правильно, отличия касаются прежде всего ударения в словах. Ведь ударение тоже может меняться с течением времени. Пушкинские ударения в словах Идут или сединами — более древние; в XIX в. еще говорили так. А еще вы могли заметить, что на конце некоторых слов появляются как бы «лишние» по сравнению с современным языком гласные (призналася), а на конце других слов гласной, наоборот, «не хватает» (отвесть). В древнерусском языке конеч­ные гласные были всюду: говорили призналася и от­вести. Во времена Пушкина некоторые гласные на конце слов уже начали отпадать, но люди говорили и так, и так (это зависело от местности и от других при­чин). Так получилось, что в современном языке в не­которых случаях «победили» более новые формы (призналась), а в некоторых случаях — остались ста­рые (отвести). В языке Пушкина картина другая.

Итак, мы видим, что со времен Пушкина в нашем языке «потерялись» некоторые гласные на конце слов, и немного меняется ударение. Это продолжается и до сих пор: вспомните, что бывают такие слова, в кото­рых и вам самим не очень просто поставить «правиль­ное» ударение. Как надо сказать: звонит или звонит? включат или включат? творог или творог? Вы знаете, что некоторые люди произносят эти слова одним спо­собом, а другие люди — иначе (или, может быть, ина­че?). А это и значит, что произношение слова медлен­но меняется. Лет через сто, скорее всего, «победит» какой-нибудь один вариант, как это произошло, на­пример, со словом призналась.

По крайней мере, последние триста лет русский язык не знает более крупных изменений звуков, чем те, которые мы только что могли наблюдать. А вот раньше в русском языке происходили изменения куда более серьезные.

Может быть, вы знаете, что в старых русских кни­гах была особая буква — буква ять (Ђ). Например, слово семя раньше писали как сЂмя, а слово семь пи­салось через е, как в современной орфографии. Ор­фография часто отражает то произношение, которое имелось у слов в глубокой древности; произношение меняется быстрее, чем люди меняют правила письма. Так и в случае с буквой Ђ: когда-то (приблизительно до XVI века) она обозначала особый звук, близкий к современному русскому [йе] и отличавшийся от того, который записывали буквой е, но писать ее в России перестали только после 1918 г.

Очень важное изменение в истории русского языка касается произношения безударных гласных: теперь в безударных слогах мы можем произносить только а, и и у, хотя на письме звук и могут передавать буквы а и о, а звук и — буквы и, е и я. Но произносить о, е и а (после мягких) без ударения мы не умеем: мы говорим кАрова, а не кОрова, тИнуть, а не тЯнуть. Потому-то обучение русской орфографии доставляет современ­ным школьникам столько неудобств: написание глас­ной во многих словах надо просто запоминать, или же выбирать нужную гласную, привлекая сложные и не всегда последовательные правила.

Оказывается, и здесь орфография «запаздывает» по сравнению с изменением живого произношения. Ко­нечно, вы уже догадались, что раньше в русском языке без ударения могли произноситься все гласные: и о, и е, и а (после мягких). В древнерусском произношении слова в парах лиса к леса, волы и валы — звучали по-разному. Да и сейчас во многих русских диалектах к северу от Новгорода, Ярославля и Костромы говорят так. А шестьсот-семьсот лет назад на всей территории России говорили (и писали) кОрОва, а не кАрова, кОрман, а не кАрман, пОром, а не пАром, тЯнуть, а не тИнуть, сЕло, а не сИло, и т. п. (Как видите, современ­ная орфография иногда всё-таки следует за произно­шением: пишущие как бы «забыли» древнее произно­шение слов паром и карман.)

Поэтому, между прочим, диалектное «оканье» нельзя представлять себе так, что говорящие на окаю­щих диалектах просто произносят безударное о там, где мы пишем букву о (а произносим звук а). На самом деле наша современная орфография очень сильно под­далась влиянию «акающего» произношения. Вот на­пример, известные строки русской народной песни:
Во сумерки буен ветер загулял,

Широки мои ворота растворял...
В каком-нибудь из окающих диалектов они вполне могли бы быть произнесены так: вО сумЁрки буЁн ветЁр загулял, ширОки мОи вОрОта рОствОрял... Поч­ти в половине случаев там, где «на самом деле» произ­носится о, мы пишем не о, а какую-нибудь другую букву
Еще об изменениях в языке: изменения в грамматике
Нам осталось узнать еще об одном, последнем типе языковых изменений. Те изменения, о которых мы говорили раньше (если помните, это были изменения значений и изменения в произношении), — это изме­нения, которые касаются прежде всего отдельных слов: мы узнали, что слова могут изменять или свой облик, или свое значение, или, разумеется, и то и другое одновременно. Но бывают изменения, которые касаются всего языка, или, как говорят лингвисты, строя языка; другими словами, это изменения в грам­матике.

Мы уже говорили, что в самом общем виде к грам­матике относится всё то, что нужно знать, чтобы уметь соединять слова в языке друг с другом. Есть ли в языке падежи, и если да, то сколько их и как они употребля­ются? Какие времена бывают в языке у глаголов? Есть ли там предлоги, какие они? Всё это (и очень многое другое) и составляет предмет грамматики. Вы пре­красно понимаете, что, не зная грамматики, нельзя ни правильно говорить на языке, ни хорошо понимать сказанное. Грамматика — основа языка, его «скелет».

Но, оказывается, и грамматика языка изменяется с течением времени. Обратимся снова, в последний раз, к строчкам Пушкина. Не кажутся ли вам немного странными такие, например, сочетания, как о заре (в смысле «на заре; с наступлением зари») или князь Геи -дон тот город правит (в смысле «правит тем горо­дом»)? Или вот еще, в «Сказке о рыбаке и рыбке», можно прочесть такие строки:
Перед ним изба со светелкой,

<...>

С дубовыми, тесовыми вороты.
Кажется, будто бы эти строчки написал иностранец, который немного путается в русских падежах: почему с вороты, а не с воротами, почему правит город, а не правит городом ?

Все эти отличия не случайны. В древнерусском языке, как и в современном русском, тоже были паде­жи, однако многие окончания были не такими, как сейчас, да и употреблялись многие падежи не так, как сейчас. Во времена Пушкина большинство этих отли­чий уже исчезли, но некоторые еще оставались. Вот например, творительный падеж множественного чис­ла слов типа город раньше звучал не городами, а городы. Поэтому, когда Пушкин пишет изба с вороты, — это, конечно, не ошибка, а остатки древнего склонения. Надо сказать, что даже в нашем теперешнем языке есть одно выражение, которое — в окаменелом виде

— сохранило этот древний творительный падеж. Это оборот "со товарищи" (который значит приблизительно «не в одиночку; вместе с помощниками», то есть, по­просту, «с товарищАМИ»); мы не очень вдумываемся в эту странную форму — ну, говорят так, и всё. А на са­мом деле этот оборот — редкая окаменелость, в кото­рой отпечатались черты древнего русского склонения — точно так же, как в настоящих окаменелостях отпе­чатываются очертания древних моллюсков.

Еще один пример. На вопрос, сколько чисел у существительного в русском языке, любой школьник сразу ответит: конечно, два — единственное и множе­ственное, разве может быть иначе? Оказывается, мо­жет. И как раз в древнерусском языке у существитель­ных было еще одно, третье число. Оно называлось двойственным и употреблялось, когда речь шла только о двух предметах. Например, один сосед назы­вался по-древнерусски cycЂдъ, много соседей —cycЂдu, а вот если их было двое, то говорили — cycЂдa (моя сусЂда переводится на современный язык как «два мо­их соседа»).

Двойственное число в русском языке исчезло приблизительно шестьсот лет назад. Это тоже было грам­матическим изменением. Но вы, наверное, уже поня­ли, что изменения в грамматике происходят не совсем так, как изменения с отдельными словами. Древние грамматические особенности не исчезают бесследно, от них, как правило, остаются какие-то следы, какие-то осколки. Лингвист, как археолог, может, внима­тельно изучая какой-нибудь современный язык, до­вольно много сказать о его прошлом.

Вы спросите меня — неужели в современном рус­ском языке осталось что-то, напоминающее о двойст­венном числе? Да, как это ни удивительно, осталось. И этих остатков даже довольно много. Ну, прежде всего: ведь мы же говорим почему-то два соседа, а не два соседи? Здесь спрятана та самая древняя форма. (Правда, мы теперь говорим также и три соседа, к че­тыре соседа, чего не было в языке наших предков, но это уже другая история.) Но и это не всё. Какое «нормальное» окончание множественного числа у слов среднего рода на -о? Правильно, -а, как, напри­мер, в паре весло - вёсла. А почему мы не образуем таким же образом множественное число от слов плечо или ухо? Мы ведь говорим не плеча, а плечи, не уха, а уши. Да, и здесь замешано древнее двойственное чис­ло. Формы плечи и уши — древние формы двойствен­ного числа, которые в современном языке победили «правильные» формы множественного числа (не по­тому ли, что когда мы говорим, например, уши, мы обычно имеем в виду всё-таки пару ушей?). Хотя и эта победа была одержана не сразу: ещё в XIX веке форма плеча употреблялась достаточно широко. Например, в знаменитом стихотворении Фета «На заре ты ее не бу­ди» (это середина прошлого века) мы читаем:
И подушка ее горяча,

И горяч утомительный сон,

И чернеясь бегут на плеча

Косы лентой с обеих сторон...
Даже в стихах Блока (написанных в самом начале XX века) еще можно встретить плеча.

В грамматике могут происходить и более серьезные изменения. Например (если по-прежнему говорить о падежах), слова одного склонения могут заимствовать окончания у слов другого склонения. В древнерусском языке последовательно различались окончания так называемого "твердого" и "мягкого" склонения существительных. Вот как это выглядело (я приведу, конечно, не всю таблицу склонения, а только один не­большой ее фрагмент; падеж, который в древнерус­ском языке назывался «местным», в общем, соответст­вует тому падежу современного русского языка, кото­рый в учебниках обычно называют «предложным».)


Падеж

Твердый тип

Мягкий тип

Родительный

(у) стЂн-ы

(у) земл-Ђ

Местный

(на) стЂн-Ђ

(на) земл-и


В современном языке мягкий тип просто исчез: стало на одно склонение меньше. Слова мягкого типа ут­ратили свои особые окончания и приобрели взамен окончания твердого типа: сейчас мы говорим у земл-и — как у стен-ы, на земл-е — как на стен-е. Но неко­торые русские диалекты распорядились иначе: в ка­ких-то из них, например, тоже вместо двух типов склонения остался только один, но... за счет того, что слова твердого типа потеряли свои окончания и при­няли окончания мягкого типа! В таких диалектах гово­рят: у стене, у земле. Таких изменений в истории рус­ского языка было очень много; знакомы они и почти всем другим языкам, различающим несколько типов склонения: в ходе истории эти типы обязательно начи­нают, так сказать, «смешиваться» друг с другом.

А могут ли падежи вообще исчезнуть? Бывает и та­кое. Существительные в языке вообще перестают склоняться и в любом месте в предложении начинают выступать в одной-единственной форме. Это и значит, что падежей в таком языке нет — как, например, в английском или французском. Кстати об английском и французском: ведь и в том, и в другом языке падежи тоже были! И в старофранцузском, и в староанглий­ском (точнее, в древнеанглийском, как принято говорить). Правда, например, в старофранцузском их ос­талось всего два — а в латыни, которая была предком старофранцузского языка, падежей было целых пять даже в позднюю эпоху, А если в языке из пяти падежей осталось только два, то ясно, что жить им осталось недолго, но все же лет двести или триста на таком языке во Франции говорили.

Исчезли падежи и в болгарском языке. У болгарского языка такой же предок, как и у русского — праславянский язык. А падежей в этом языке (да и в древнеболгарском, тексты на котором сохранились) было не меньше, чем в русском. Зато теперь от них не оста­лось и следа. Судите сами: например, "стол" по-болгарски будет "маса"; "на стол" и "на столе" будет "на маса", "под стол" и "под столом" - "под маса", и так далее. Слово употребляется только в одной форме - совсем как в современном английском или француз­ском.

Изменения в грамматике больше всего отдаляют одно состояние языка от другого. Ведь если слова зву­чат чуть-чуть иначе или некоторые из них имеют дру­гое значение — это разница не такая заметная. А вот если в языке, например, меняется склонение — это затрагивает его целиком, и настолько глубоко, что мы сразу говорим: да, древний язык и его новый наслед­ник — это, действительно, два разных языка...
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconЛитература Основная литература Русский язык и культура речи : учеб для вузов
Русский язык и культура речи : учеб для вузов / под ред. В. Д. Черняк; А. И. Дунев и др. – Изд. 3-е, стер. – М. Высш шк., 2009. –...

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconУчебно-методическое обеспечение дисциплины «Русский язык и культура...
Орлова Е. В. Русский язык и культура речи для медицинских вузов: Учебное пособие для вузов. Ростов на Дону: Феникс, 2011

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление icon1. Язык и его свойства (введение в культуру речи)
Сафина С. В. Сокольникова О. В. Модуль 1: Русский язык. Культура речи. – Иркутск:, 2007. – 111 с

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление icon«русский язык и культура речи» в вузе: материалы к олимпиаде
Великий русский язык, ставший языком русской классической литературы, – языком Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Лескова… наш язык, наша...

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconВсе факультеты, все формы обучения Основная литература
...

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «Русский язык и культура речи»
Разработка и использование умк по русскому языку и культуре речи нацелены на решение следующих задач

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconУчебник >1А. 1Б,1В 2 А,2Б, 2В 3А,3Б 4 А,4Б,4в русский язык Русский...
Петерсон Л. Г. Программа «Учусь учиться» курса математики для 1-4 классов начальной школы по образовательной системе деятельностного...

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconКонтрольная работа по русскому языку и культуре речи для студентов...
Современный русский язык – это язык ХIХ – ХХI вв. Литературный язык – это язык в своей нормированной, образцовой разновидности

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconТюменский государственный университет
Разумкова Н. В. Русский язык и культура речи. Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 100103. 65...

Курс лекций «Русский язык и культура речи» (для дистанционного обучения) Оглавление iconКурс «Русский язык и культура речи» входит в группу обязательных...
Зыковой и формирование коммуникативной и культурологической компетенции учащихся с учетом будущей профессиональной деятельности,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную