Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи»






НазваниеУчебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи»
страница14/51
Дата публикации03.02.2018
Размер5.68 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
l.120-bal.ru > Документы > Учебно-методический комплекс
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51
Южнорусские диалекты распространены к югу от Москвы, на

территориях Калужской, Тульской, Орловской, Тамбовской,

Воронежской и некоторых других областей. Им присущи следующие

особенности:

1. Аканье — неразличение звуков [о] и [а] в неударных слогах: [вада]

вместо вода, [карова] вместо корова (такое произношение характерно для

литературного языка).

2. Яканье — произношение звука [а] после мягкого согласного на

месте букв Я и Е в неударных (предударных) слогах: [н’асу] вместо несу,

[б’ада] вместо беда и т.д.

3. Особое произношение звука [г]: он произносится как щелевой звук

[у] (так в литературном языке произносится слово господи).

4. Произношение звука [т’] как мягкого в глагольных формах:

[идет’] вместо идет, [поют’] вместо поют и т.д.

5) Произношение согласного [к] как мягкого в словах типа бочка,

Танька: [бочк’а], [тан’к’а].

Среднерусские диалекты занимают промежуточное положение

между северно- и южнорусскими. Они расположены между районами

распространения северных и южных диалектов. Присущие им черты

включают и севернорусские, и южнорусские диалектные особенности:

как в севернорусских диалектах — звук [г] взрывной, звук [т] твердый;

как в южнорусских диалектах — аканье.

Черты, отличающие среднерусские диалекты от других:

1. Иканье — произношение звука [и] на месте букв Я и Е в

предударном слоге: [питух] вместо петух, [питак] вместо пятак и т.п.

2. Произношение звука [ш] долгого мягкого на месте буквы Щ или

сочетаний СЧ, СЩ (например, в словах щука, счастье, расщелина и др.).

58

3. Произношение звука [ж] долгого мягкого на месте сочетаний ЖЖ,

ЗЖ (например, в словах жужжать, брызжет и др.).

Необходимо отметить, что основные черты русского литературного

произношения сложились именно на базе фонетики среднерусских

говоров.

Названные территориальные диалекты имеют и свои лексические

особенности. Например, приспособление, которым берут сковородку, в

одних местах называют сковородником, в других — чапельником, в

третьих — чепелой, цаплей или печником. Человеку, не владеющему

диалектной лексикой, иногда бывает очень трудно понять истинное

значение слов. Приведем короткий отрывок из книги «Вятская элегия»

П.Л. Яковлева, писателя, друга А.С. Пушкина, который записал разговор

двух крестьян:

«Штее у тея?» — «Шоры!» — «Лонские?» — «Лонские лониста

запроданы». — «А есть ли у тебе селюшки?» — «Нет, парень, всех

запродал». — «Да ште у тея талы-то покраснели?» — «Да ште! После

комухи, знашь!» — «Ну прости, родимой: пойти купить мелу!»

А вот «перевод» этого диалога на литературный язык:

«Что это у тебя?» — «Индейки!» — «Прошлогодние?» — «Про-

шлогодние в прошлом году проданы». — «А есть ли у тебя цыплята?» —

«Нет, парень, всех продал». — «Да что у тебя глаза-то покраснели?» —

«Да что! После лихорадки, знаешь!» — «Ну прощай, дорогой: пойду

купить дрожжей!»

В наши дни диалекты разрушаются под напором литературного

языка, который с помощью средств массовой информации проникает в

самые отдаленные районы. Однако отдельные диалектные особенности

(прежде всего фонетические) у человека, носителя того или иного

диалекта, сохраняются в течение всей жизни и могут быть устранены

только в результате целенаправленных занятий.

На протяжении всей истории русского литературного языка его

лексика пополнялась диалектизмами. Среди слов, восходящих к

диалектизмам, есть стилистически нейтральные (тайга, сопка, филин,

земляника, улыбаться, пахать, очень) и слова с экспрессивной окраской

(нудный, аляповатый, мямлить, прикорнуть, чепуха, морока). Многие

слова диалектного происхождения связаны с жизнью и бытом

крестьянства (батрак, борона, веретено, землянка). Уже после 1917 года

в литературный язык вошли слова хлебороб, вспашка, зеленя, пар,

косовица, доярка, почин, новосел.

Диалектизмы в художественной речи

В художественной речи диалектизмы выполняют важные

стилистические функции: помогают передать местный колорит,

особенности речи героев, наконец, диалектная лексика может быть

источником речевой экспрессии.

Интерес к диалектизмам был вызван стремлением писателей-

реалистов правдиво отразить жизнь народа, передать «простонародный»

колорит. К диалектным источникам обращались И. А. Крылов, А. С.

Пушкин, Н. В. Гоголь, Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой и

др. У Тургенева, например, часто встречаются слова из орловского и

тульского говоров (большак, гуторить, понева, зелье, волна, лекарка,

бучило и др.

Современные писатели также используют диалектизмы при описании

деревенского быта, пейзажа, при передаче склада речи персонажей.

Умело введенные диалектные слова являются благодарным средством

речевой экспрессии.

При «цитатном» употреблении диалектизмов важно соблюдать

чувство меры, помнить о том, что язык произведения должен быть

понятен читателю. При оценке эстетического значения диалектной

лексики следует исходить из ее внутренней мотивированности и

органичности в контексте. Само по себе присутствие диалектизмов еще

не может свидетельствовать о реалистическом отражении местного

колорита. Как справедливо подчеркивал А. М. Горький, «быт нужно в

фундамент укладывать, а не на фасад налеплять. Местный колорит - не в

употреблении словечек: тайга, заимка, шаньга - он должен из нутра

выпирать».

При определении эстетической ценности диалектизмов в

художественной речи следует учитывать, какие слова выбирает автор.

Исходя из требования доступности, понятности текста, обычно отмечают

как доказательство мастерства писателя употребление таких

диалектизмов, которые не требуют дополнительных разъяснений и

понятны в контексте. Поэтому часто писатели условно отражают

особенности местного говора, используя несколько характерных

диалектных слов. В результате такого подхода нередко диалектизмы,

получившие распространение в художественной литературе, становятся

«общерусскими», утратив связь с конкретным народным говором.

Обращение писателей к диалектизмам этого круга уже не

воспринимается современным читателем как выражение индивидуальной

авторской манеры, оно становится своего рода литературным штампом.

Писатели должны выходить за рамки «междиалектной» лексики и

стремиться к нестандартному использованию диалектизмов. Примером

творческого решения этой задачи может быть проза В. М. Шукшина. В

его произведениях нет непонятных диалектных слов, но речь героев

всегда самобытна, народна.

60

Характерные для нашей исторической эпохи процессы все большего

распространения литературного языка и отмирания диалектов

проявляются в сокращении лексических диалектизмов в художественной

речи.

Речевые ошибки, связанные с неправильным употреблением

диалектизмов

1. Употребление диалектизмов в научном и официально деловом

стилях. Диалектизмы как выразительное средство речи могут быть

использованы лишь в тех стилях, в которых выход за нормативные

границы лексики литературного языка в народные говоры стилистически

может быть оправдан.

2. Употребление диалектизмов без учета их значения. Например,

повествуя о юбилейном рейсе паровоза, журналист пишет: Все было так,

как 125 лет назад, когда такой же паровичок прошел по первопутку...

Однако он не учел, что слово первопуток означает «первый зимний путь

по свежему снегу».

4.3.2. Профессиональная лексика

К профессиональной лексике относятся слова и выражения,

используемые в различных сферах деятельности человека, не ставшие,

однако, общеупотребительными. Профессионализмы служат для

обозначения различных производственных процессов, орудий

производства, сырья, получаемой продукции и т. д. В отличие от

терминов, представляющих собой официальные научные наименования

специальных понятий, профессионализмы воспринимаются как

«полуофициальные» слова, не имеющие строго научного характера.

Например, в устной речи полиграфистов бытуют профессионализмы:

концовка - «графическое украшение в конце книги», усик - «концовка с

утолщением в середине», хвост - «нижнее наружное поле страницы, а

также нижний край книги, противоположный головке книги».

В составе профессиональной лексики можно выделить группы слов,

различные по сфере употребления: профессионализмы, используемые в

речи спортсменов, шахтеров, охотников, рыбаков. Слова,

представляющие собой узкоспециальные наименования, применяемые в

области техники, называются техницизмами.

Особо выделяются профессионально-жаргонные слова, которые

имеют сниженную экспрессивную окраску. Например, инженеры

употребляют слово ябедник в значении «самозаписывающий прибор»; в

речи летчиков бытуют слова недомаз и перемаз (недолет и перелет

посадочного знака), пузырь, колбаса - «шар-зонд»; у журналистов -

подснежник - «человек, работающий в газете корреспондентом, но

зачисленный в штаты по другой специальности»; как обозвать?- «как

озаглавить (статью, очерк)?»; закурсивить (выделить курсивом). В

справочниках и специальных словарях профессионализмы часто

заключаются в кавычки, чтобы их можно было отличить от терминов

(«забитый» шрифт - «шрифт, находящийся долгое время в набранных

гранках или полосax»; «чужой» шрифт - «буквы шрифта иного

начертания или размера, ошибочно попавшие в набранный текст или

заголовок»).

Специальная лексика для людей одной профессии является средством

точного и лаконичного выражения мысли. Однако информативная

ценность узкопрофессиональных наименований утрачивается, если с

ними сталкивается неспециалист. Поэтому в газетах использование

профессионализмов требует осторожности.

В 90-е годы русский литературный язык активно пополняется

разговорной лексикой, а поэтому профессиональные и профессионально-

жаргонные слова появляются на страницах газет, журналов. Многие

профессионализмы стали широко известны, хотя до недавнего времени

лексикологи не включали их в толковые словари. Например, перестало

быть узкопрофессиональным наименование черный ящик, означающее

«защищенный бортовой накопитель полетной информации». При

описании авиакатастроф журналисты свободно используют этот

профессионализм.

Речевые ошибки, связанные с неправильным употреблением

профессионализмов

1. Употребление профессионализмов в книжных стилях.

Недопустимость употребления профессиональной лексики в книжных

стилях связана с их разговорно-просторечной окраской. Введение

профессионально-жаргонных слов в письменную речь снижает стиль и

нередко становится причиной неуместного комизма

2. Включение в тексты научного стиля профессионализмов

вместо терминов. Например, пишут дозер вместо дозатор,

высокочастотник вместо высокочастотный громкоговоритель,

взаимность вместо метод взаимности, органика вместо органические

удобрения).

Приложение

Слова разных профессий

(отрывок из книги П.А. Клубкова

«Говорите, пожалуйста, правильно»)

Каждая профессия требует специальных знаний. Бухгалтеры и

астрономы, инженеры и археологи, сапожники и космонавты знают

множество вещей, а вместе с ними и множество слов, до которых прочим

гражданам в общем-то нет дела. Получая профессиональную подготовку,

человек узнает термины, без знания которых невозможно заниматься

делом.

Но неужели специалисты, говоря о своих делах, всегда изъясняются

при помощи терминов? Конечно, нет. У них, помимо терминологии, есть

и еще один способ обсуждать эти дела. В тени любого термина таится

разговорный синоним, часто жаргонного характера, не всякому

понятный. Специалисту приходится разбираться во множестве

частностей, постигнуть которые постороннему нелегко.

Д.С. Лихачев в одной из своих статей рассказывает о профес-

сиональной речи типографских наборщиков. Оказывается, выгодная

работа у них называлась шпиком, шпиковой работой, неразборчивое

место в рукописи — мухой, большой пропуск в наборе — быком или

козлом, дважды набранное по ошибке место — покойником. А были еще

и такие выражения, как загиб селедки, чтение шапкой, правка огурцом и

т.п.

Своего рода пародию на профессиональный жаргон мы обнаруживаем

в известном диалоге Воробьянинова с гробовщиком Безенчуком в романе

И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев»:

«— Ну, царствие небесное, — согласился Безенчук, — преставилась,

значит, старушка... Старушки, они всегда преставляются... Или Богу

душу отдают — это смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая и

в теле, — значит, преставилась... А, например, которая покрупнее, да

похудее — та, считается, Богу душу отдает...

То есть как это считается? У кого это считается?

У нас и считается. У мастеров... Вот вы, например, мужчина

видный, возвышенного роста, хотя и худой. Вы, считается, ежели не дай

Бог помрете, что в ящик сыграли. А который человек торговый, бывшей

купеческой гильдии, тот, значит, приказал долго жить. А если кто чином

поменьше, дворник, например, или кто из крестьян, про того говорят:

"перекинулся" или "ноги протянул". Но самые могучие когда помирают,

железнодорожные кондуктора или из начальства кто, то считается, что

дуба дают. Так про них и говорят: "А наш-то, слышали, дуба дал"...

Потрясенный этой странной классификацией человеческих смертей,

Ипполит Матвеевич спросил:

Ну, а когда ты помрешь, как про тебя, мастера, скажут?

Я человек маленький. Скажут: "гигнулся Безенчук". А больше

ничего не скажут. И строго добавил:

Мне дуба дать или сыграть в ящик — невозможно. У меня

комплекция мелкая...»

В наше время все большему числу людей, занятых _____самым разным

делом, приходится иметь дело с компьютерами, и относящаяся к этим

машинам терминология входит в речь не только профессиональных

программистов, но и тех, кого называют пользователями, — писателей,

бухгалтеров, музыкантов, работников издательств и канцелярий,

инженеров, предпринимателей и пр. И все они оказываются склонны к

жаргонному словотворчеству. Компьютер они вполне могут назвать

компутером, машиной, аппаратом и даже тачкой. Клавиатуру —

кибордой (от англ. keyboard) или клавой. Будучи при этом людьми

довольно образованными, они время от времени составляют даже

словари этого своего языка. Вот совсем небольшой отрывок из такого

словаря:

АПГРЕЙД (от англ., upgrade— улучшить). Усовершенствование ком-

пьютера посредством замены некоторых его узлов на более мощные и

современные.

БЛИН. Один диск из пакета дисков.

БРОДИЛКА. Компьютерная игра, в которой необходимо постоянно

перемещаться.

БРОСИТЬ. Отправить сообщение по электронной почте («Бросайте

все на мой адрес»).

ВЖИКАЛКА. Матричный принтер, издающий при работе характер-

ные звуки.

ВИНДЫ. Операционная система Windows.

ВИНТ. Винчестер, жесткий диск, на котором хранится информация в

компьютере.

ВИСНУТЬ. Глагол, описывающий состояние, когда компьютер не ра-

ботает, реагируя только на перезагрузку клавишей Reset.

ВЫХОД ТРЕМЯ ПАЛЬЦАМИ. Перезагрузка компьютера одновре-

менным нажатием трех клавиш Ctrl-Alt-Del.

ГЛЮК (от слова из наркоманского жаргона глюк — галлюцинация).

Ошибка в программе.

ЖЕЛЕЗО. Электронная техника. Среди людей, причастных к ком-

пьютерам, основные группы составляют программисты и электронщики.

Последних и называют «специалистами по железу».

КИЛО. Килобайт.

КИНУТЬ. То же, что БРОСИТЬ.

КЛИКНУТЬ (от англ. click). Щелкнуть клавишей мыши.

МАМА. Материнская плата.

ПЕНТЮХ. Процессор Pentium.

ПЕЧАТАЛКА. Принтер.

СТРЕЛЯЛКА. Компьютерная игра, главным содержанием которой

является стрельба по многочисленным врагам.

ТОННА. Мегабайт.

ФОРТОЧКИ. Операционная система MS Windows (windows по-

английски «окна»).

ХАКЕР. Высококвалифицированный программист-самоучка, ис-

пользующий свои таланты, как правило, в неправедных целях.

ЮЗЕР (от англ. user). Пользователь (чаще всего уничижительно).

ЯГА. Монитор EGA.

Границы между терминологией и жаргоном, конечно, существуют, но

они подвижны. То, что вчера было разговорным, завтра вполне может

стать термином. Слово мышь (англ, mouse), например, возникло как

образное, разговорное обозначение этой компьютерной принадлежности.

А сейчас ее только так и называют. Но, вообще говоря, пользуясь любым

жаргоном, в том числе и этим, следует соблюдать меру.

4.3.3. Жаргонная лексика

Жаргонная лексика в отличие от профессиональной обозначает

понятия, которые в общенародном языке уже имеют наименования.

Жаргон - разновидность разговорной речи, используемая определенным

кругом носителей языка, объединенных общностью интересов, занятий,

положением в обществе. В современном русском языке выделяют

молодежный жаргон, или сленг (от англ. slang - слова и выражения,

употребляемые людьми определенных профессий или возрастных групп).

Из сленга в разговорную речь пришло множество слов и выражений:

шпаргалка, зубрить, хвост (академическая задолженность), плавать

(плохо отвечать на экзамене), удочка (удовлетворительная оценка) и т.п.

Появление многих жаргонизмов связано со стремлением молодежи ярче,

эмоциональнее выразить свое отношение к предмету, явлению. Отсюда

такие оценочные слова: потрясно, обалденный, клевый, ржать, балдеть,

кайф, ишачить, пахать, загорать и т.п. Все они распространены только

в устной речи и нередко отсутствуют в словарях.

Однако в сленге немало слов и выражений, которые понятны лишь

посвященным. Приведем для примера юмореску из газеты

«Университетская жизнь» (09.12.1991).

Конспект одного крутого студента на одной забойной лекции

Хаммурапи был нехилый политический деятель. Он в натуре катил

бочку на окружавших кентов. Сперва он наехал на Ларсу, но конкретно

обломился. Воевать с Ларсой было не фигушки воробьям показывать,

тем более что ихний Рим-Син был настолько навороченным шкафом,

что без проблем приклеил Хаммурапи бороду. Однако того не так легко

было взять на понт. Ларса стала ему сугубо фиолетова, и он перевел

стрелки на Мари. Ему удалось накидать лапши на уши Зимрилиму,

который тоже был крутым мэном, но в данном случае прощелкал

клювом. Закорифанившись, они наехали на Эшнуну, Урук и Иссин,

которые долго пружинили хвост, но пролетели, как стая рашпилей.

Для непосвященного такой набор жаргонных слов оказывается

непреодолимым препятствием к пониманию текста, поэтому переведем

этот отрывок на литературный язык.

Хаммурапи был искусным политическим деятелем. Он проводил

экспансионистскую политику. Сначала правитель Вавилона пытался

захватить Ларсу, но это ему не удалось. Воевать с Ларсой оказалось не

так-то просто, тем более что их правитель Рим-Син был настолько

изворотливым дипломатом, что с легкостью заставил Хаммурапи

отказаться от своего намерения. Но Хаммурапи продолжал

завоевательные походы с целью расширения территории своего

государства. И, оставив на время попытки покорения Ларсы, он изменил

политический курс, и вавилонская армия устремилась на север. Ему

удалось заключить союз с правителем Мари Зимрилимом, который

тоже был неплохим политиком, но в данном случае уступил военной силе

Хаммурапи. Объединенными силами были покорены Эшнуну, Урук и

Иссин, которые упорно защищались, но в конце концов оказались

побежденными.

При сравнении этих - столь разных - «редакций» нельзя отказать

первой, насыщенной жаргонизмами, в живости, образности. Однако

очевидна неуместность употребления сленга на лекции по истории.

Жаргонная лексика уступает литературной в точности, что определяет

ее неполноценность как средства общения. Значение жаргонизмов, как

правило, варьируется в зависимости от контекста. Например, глагол

кемарить может означать дремать, спать, отдыхать; глагол наехать -

угрожать, вымогать, преследовать, мстить; прилагательное клевый

имеет значения хороший, привлекательный, интересный, надежный и

т.д. Все это убеждает в нецелесообразности замены богатого, яркого

русского языка сленгом.

Особую социально ограниченную группу слов в современном русском

66

языке составляет лагерный жаргон, которым пользуются люди,

поставленные в особые условия жизни. Он отразил страшный быт в

местах заключения: зек (заключенный), шпон или шмон (обыск), баланда

(похлебка), вышка (расстрел), стукач (доносчик), стучать (доносить) и

т. д. Такие жаргонизмы находят себе применение при реалистическом

описании лагерной жизни бывшими «узниками совести», получившими

возможность открыто вспоминать о репрессиях.

Жаргонная разновидность языка преступного мира определяется

термином арго (фр. argot — замкнутый, недеятельный). Арго -

засекреченный, искусственный язык уголовников (блатная музыка),

известный лишь посвященным и бытующий также лишь в устной форме.

Отдельные арготизмы получают распространение за пределами арго:

блатной, мокрушник, перо (нож), малина (притон), расколоться, шухер,

фраер, но при этом они практически переходят в разряд просторечной

лексики и в словарях даются с соответствующими стилистическим по-

метами: «просторечное», «грубопросторечное».

Внелитературная лексика в языке современной печати

Разговор о внелитературной лексике, находящейся на периферии

языковой системы, можно было бы не начинать, если бы этот разговор

касался только узких специалистов, но современная языковая ситуация

такова, что просторечная (в том числе грубая) и жаргонная лексика

вышла из ограниченной сферы употребления и активно вливается в язык

современной массовой печати, звучит на телевидении и по радио.

Примерно с конца 80-х годов в русской речевой коммуникации резко

увеличилась доля речи публичной. Кроме того, в силу известных

политических, культурно-идеологических причин, порожденных

распадом тоталитарной государственной системы, в книжную

письменную речь — не спонтанную, совершающуюся в официальных

рамках, — врываются речевые явления, прежде принадлежавшие

исключительно устной форме функционирования языка. Это городское

просторечие, уголовно-лагерный жаргон и даже инвективная речь (от

позднелат. invectiva oratio — бранная речь). Эти процессы детабуизации

инвективной (обсценной) лексики, наблюдаемые в последнее время в

печати, в электронных СМИ, в конечном счете обусловлены эпохой

гласности, снятием запрета на обсуждение интимной жизни популярных

людей, на публикации эротического содержания.

Надо сказать, что в последнее время наблюдается общая тенденция к

огрублению речи, отчасти это следствие ее раскрепощенности и реакция

на негативные явления жизни. Огрубление письменной и устной речи за

счет жаргонной и арготической лексики, грубой и циничной по существу,

67

обнаруживается сегодня не только среди средств массовой информации.

Этим грешат и чиновники, облеченные высокой властью. Поэтому

известную детабуизацию обсценной и вообще грубой лексики следует

рассматривать в контексте общей тенденции времени к стилистическому

снижению речи в целом и заметной утрате практическим языком

возвышенно-эстетических качеств.

Можно отметить и такую деталь. Обсценная лексика функционально

очень богата. Это не только средство оскорбления, но и сигнал

окружающим, что говорящий «свой человек». Не будучи конкретно

адресной, она выполняет функции сильного экспрессивного средства,

может служить средством разрядки психологического напряжения,

может заполнять речевые паузы в качестве междометных слов, но в

любом случае обусловлена низкой культурой говорящего, хотя может

быть и своеобразной бравадой достаточно образованного индивида.

Хуже всего по своим последствиям то, что такая речь распространена в

детском школьном коллективе. Такую речевую практику не вытравить

никаким уровнем образования.

Внелитературная сфера русского языка, где сосредоточена грубая,

натуралистическая и циничная лексика, в последнее время заметно

отодвигает или даже размывает границы образцовой литературной речи,

а это бросает тень на весь русский язык, богатство и гибкость которого

неоднократно были подчеркнуты выдающимися стилистами, тонкими

ценителями языка. К сожалению, часто русский язык воспринимается

через призму русского мата.

Особенностью функционирования литературного языка совре-

менности является его активное взаимодействие с просторечием и

различными жаргонами. Интенсивность этого взаимодействия оп-

ределяется выдвижением новых центров экспансии — низовой городской

культуры, молодежной контркультуры и уголовной субкультуры.

Подобная лексика, проникая на страницы печати, заметно опрощает

письменную речь, стилистически снижает ее, снимает многие

лексические запреты. Слова типа «наехать», «прикол», «кинуть»,

«расколоться», «отстегнуть» в значениях далеко не литературных — это

не просто слова, они отражают сущность реально существующих в

обществе социальных, экономических и властных отношений.

Причины перехода арготической (жаргонной) лексики в обще-

народный язык чаще всего внешние (экстралингвистические), хотя могут

быть и собственно языковыми (интерлингвистическими).

К причинам социального плана М.А. Грачев, лингвист, специально

занимающийся сбором арготической лексики для словарей, относит

следующие.

Психолого-педагогические причины связаны с восприятием ар-

готизмов молодыми людьми. Это своего рода мода на блатные слова,

языковой нигилизм; желание отгородиться от мира взрослых. Кроме

того, школа мало внимания уделяет эстетической значимости языка, не

формирует неприятия слов-сорняков.

Социально-политические причины просматриваются в периоды

войн, мятежей, революций. В наше время это перестройка. В такие

периоды обычно усиливается уголовный элемент, влияние его морали,

увеличивается количество преступлений. В течение XX в. русский язык

трижды испытал нашествие арготизмов: в 10—20-е годы (1-я мировая,

гражданская война, две революции, результат — беспризорность); в 40—

50-х годах (Отечественная война, потом — крупная амнистия); в конце

80-х и 90-х годах (перестройка, развал СССР, амнистия).

Росту преступности и беспризорности способствует и урбанизация.

Вокзалы, рынки, пивные — это криминогенные городские места. Отсюда

арготизмы распространяются среди законопослушного населения.

Профессиональная преступность всегда присуща городам, особенно

крупным мегаполисам. Причины криминогенные и юридические

усматриваются в результате централизации исправительно-трудовых

учреждений, где объединяются профессиональные преступники,

обмениваясь своими групповыми арготизмами. Но в истории нашей

страны известен огромный период, когда в тюрьмах и лагерях отбывали

наказание не только профессионалы-правонарушители, но и

законопослушные, невинные люди (20—50-е годы, ГУЛАГ). Они тоже

приобщались к этому языку; это интеллигенты — инженеры,

партработники, военные, артисты, писатели, врачи, поэты. Находясь в

заключении, писатели, журналисты накапливали соответствующий

лексический материал, который позже включали в свои произведения.

Кстати, «вынос» слова «беспредел» в общенародный обиход связывают с

именем А.И. Солженицына. Так что репрессии способствовали вливанию

арготизмов в речевой оборот всего населения.

В последние годы действуют еще и причины культурно-просве-

тительного характера. Нелитературную лексику в буквальном смысле

слова популяризируют журналисты, теле- и радиокомментаторы, актеры,

политики. Получается необычная картина: арготизмы не поднимаются с

низов, а спускаются сверху, находя, так сказать, живой отклик в народе.

Совокупности лексических единиц, ранее отличавшихся крайне узкой

сферой распространения, обычно характеризовались как жаргон, арго,

сленг. При определении этих понятий словари отмечают в какой-то мере

условность этих «языков», созданных с целью языкового обособления.

Особенностью же современного употребления элементов такого

«обособленного» языка оказалась их широкая распространенность,

общедоступность этой «тайнописи». Выход подобных слов на

общелитературную арену переводит их в разряд сниженной (часто

грубой) просторечной лексики. Причем граница между собственно

просторечием и жаргоном (или арго) бывает трудноуловимой. Став

общеупотребительными, эти слова сохраняют эмоционально-оценочный

характер, хотя «знак» оценки может измениться (ср.: первоначально

среди артистов халтура — приработок; затем — плохая, некачественная

работа).

Да и сама дифференциация лексики, относящейся к жаргону, арго и

сленгу, имеет размытые границы, часто пересекающиеся. Видимо,

поэтому не дифференцированы и сами термины, часто значение одного

термина определяется через другой.

Стилистически неоправданное употребление жаргонизмов

1. Обращение к жаргонизмам не в сатирических контекстах,

продиктованное стремлением авторов оживить повествование.

Например, автор увлекся игрой слов, назвав свою заметку так: Художник

Дали совсем офонарел (в заметке описывается необычная скульптура

художника - в виде светильника, что дало основания корреспонденту для

каламбура: фонарь - офонарел). Для читателя, не владеющего жаргоном,

подобные словечки становятся загадкой, а ведь язык газеты должен быть

доступен всем.

2. Увлечение жаргонной лексикой журналистов, пишущих о

преступлениях, убийствах и грабежах в шутливом тоне.

Употребление в таких случаях арготических и жаргонных слов придает

речи неуместный, веселый оттенок. О трагических событиях

повествуется как об увлекательном происшествии. Для современных

корреспондентов «Московского комсомольца» такой стиль стал

привычным. Приведем лишь один пример.

На Тверской улице в прошлый четверг милиционеры подобрали двух

девиц, которые пытались «толкнуть» прохожим видеомагнитофон на

золотишко. Выяснилось, что девахи накануне ночью обчистили

квартиру на Осеннем бульваре. (...) Заводилой выступала 19-летняя

бомжиха...

Тенденция к снижению стиля газетных статей наглядно

демонстрируется многими газетами. Это приводит к употреблению

жаргонизмов и арготизмов даже в серьезных материалах, а для коротких

заметок, репортажей стиль, «расцвеченный» сниженной лексикой, стал

обычным.
Приложение

По фене ботаем?

(отрывок из книги П.А. Клубкова

«Говорите, пожалуйста, правильно»)

Есть такие общественные группы, которые хочется назвать скорее

антиобщественными. Речевые особенности этих групп бросаются в глаза

особенно резко. Все, например, знают о существовании воровского

жаргона, имеющего в традиции и другие названия: блатная музыка,

феня. Для обозначения подобного рода явлений лингвистика пользуется

французским по происхождению термином арго.

Арго — одна из разновидностей социальных диалектов; форма языка,

используемая обособленными группами лиц с низким социальным

статусом (бродячих торговцев и ремесленников, представителей

преступного мира и др.). Арго близки к профессиональным языкам и

даже иногда включаются в число последних.

Зачем этим людям свой особый язык?

Принято считать, что арго отличаются от других социальных

диалектов особой тайной функцией. Арго обеспечивает возможность

свободного общения среди своих при невозможности понимания со

стороны посторонних. Необходимость сохранения тайны связана с

профессиональной деятельностью «арготирующих».

И все же, говоря о современном «блатном языке», многие

исследователи отрицают у него тайную функцию. «Тайные» слова

хорошо известны всем соприкасающимся с преступным миром, в том

числе и милиционерам. А кроме того, какая уж тут тайна, если само

использование этого языка разоблачает говорящего в глазах

окружающих. Сколько раз мы видали в кино, как преступник,

притворявшийся до поры законопослушным гражданином, будучи

уличен, вдруг меняет язык и вместо «Да что вы, Иван Петрович!» гово-

рит: «Меня, начальник, не расколешь!»

Пожалуй, более важна не тайная функция, а нечто едва ли не

противоположное. Используя «феню», говорящиё даёт понять одним, что

он свой, а другим — что его следует опасаться.

Арго, как и другие профессиональные языки, не имеет собственной

фонетики и грамматики. Оно, по выражению одного из крупнейших

отечественных филологов В.М. Жирмунского, «паразитирует на родном

языке арготирующего». Это значит, что перед нами лишь особая

лексическая система, то есть словарь, а не язык в полном смысле слова.

В словарь этот входят не только слова, связанные с криминальной

деятельностью говорящих, но и множество других.

Арготизмы, то есть слова и выражения, из которых состоит арго,

могут иметь разное происхождение. Есть среди них заимствования, не

свойственные литературному языку, такие, как бан - вокзал (от

немецкого Bahn — дорога, железная дорога), гра - лошадь (из цыганского

грай). Широко встречаются переносные, образные обозначения, но не те,

что в «общепринятом» языке: лепесток — кредитный билет, аршин —

купец, гадайка — кукушка, капуста — деньги.

А почему воровской жаргон называют феней? Этому есть

историческое объяснение. Когда-то по Руси ходили бродячие торговцы и

ремесленники, которых называли офенями. Офеней был, например, герой

некрасовских «Коробейников». Между собой эти люди общались на

странном языке, совершенно непонятном окружающим.

Сохранилось множество записей офенской речи, среди которых

почетное место занимает книга под торжественным названием

«Сравнительные словари всех языков и наречий, собранные десницею

Всевысочайшей Особы». Всевысочайшей особой в это время (в 1787

году) была императрица Екатерина II, действительно принимавшая самое

непосредственное участие в работе. В конце концов императрица

поручила составление словаря знаменитому путешественнику и

естествоиспытателю П.С. Палласу, который и подготовил книгу к

изданию. В словаре Палласа для 285 русских слов приводятся

соответствия на других языках.

Так вот, самыми близкими родственниками великорусского языка

оказываются в этом словаре языки «малороссийский» (то есть

украинский, что вполне понятно и естественно) и... «суздальский».

Город Суздаль находится в самом сердце России, и говорят в нем,

естественно, по-русски. И действительно, многие «суздальские» слова в

словаре ничем не отличаются от русских. Бог по-суздальски — Бог, небо

небо. Но вот сестра по-суздальски почему-то миндра, рука — хрия_______,

спать — киматъ, хорошо — клюво. Вам ничего не напоминают

последние два слова? Да, конечно, - кимарить и клёво! Эти слова хорошо

известны и сейчас, но только не в качестве литературных. Вот, что пишет

Паллас в предисловии: «Что же касается до суздальского наречия, то

оное есть смешанное частью из произвольных слов, частью из греческих

в российские обращенных». В качестве причины возникновения такого

наречия Паллас называет «торги, кои от Суздаля производятся даже до

Греции».

Под именем «суздальского» языка в словарь всех языков мира вошло

арго офеней, многие слова которого впоследствии попали в воровское

арго, а потом и в разговорную речь законопослушных граждан.

Принято считать, что арго не может быть первым и единственным

языком его носителя. Использование его ограничено определенными

рамками. Однако не так уж редки случаи, когда владение феней

сопровождается неполным владением базовым языком - человек просто

не умеет говорить по-другому (в таких случаях говорят о полуязычии).

В качестве важнейшей особенности воровской речи Д.С. Лихачев

когда-то отметил ее «первобытный примитивизм». Вы хотите быть

«первобытно примитивными»?

Конечно, если мы говорим на темы, непосредственно относящиеся к

жизни преступного мира или о тюремном и лагерном быте, то без

арготизмов обойтись невозможно:

Без туфты и аммонала

Не построили б канала...

Слово туфта впервые появилось в речи заключенных Соловецкого

лагеря особого назначения. По происхождению оно, возможно, связано с

аббревиатурой ТФТ (тяжелый физический труд), но означает при этом

заведомо ложные показатели в официальном отчете. Отсюда и новая

«расшифровка»: туфта — техника учета фиктивного труда.

В экспрессивной публицистической речи арготизм может оказаться

уместным. Но выступая в парламенте, например, все-таки лучше от этих

слов воздержаться. Существует меткое определение данное Д. И.

Менделеевым понятию грязь: «вещество не на своем месте». Его можно

отнести и к словесной грязи.__

Происхождение русских ругательств

(газета «Моя семья», №39, октябрь 2006)

Знаете ли вы происхождение ругательств? Подавляющее большинство

соотечественников считает, что это абсолютно не важно, главное, что эти

слова означают сегодня. И, между прочим, напрасно!

Сами того не подозревая, мы становимся похожи на Шарикова,

вступившегося за домком фразой: «Вы его напрасно прелестным

ругаете!».

Утратив связь со старорусским языком, мы подчас бранимся совсем

не обидными по сути словами.

Попробуйте сегодня назвать кого-нибудь подонком, ублюдком или

мымрой – мало не покажется! Но кто бы мог подумать, что еще сто лет

назад эти слова прозвучали бы совсем по-иному, и на многие

сегодняшние грубости и оскорбления наши пращуры не обратили бы

никакого внимания.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51

Похожие:

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи...
Учебно-методический комплекс дисциплины составлен в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта высшего...

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс дисциплины «Русский язык и культура речи»
Учебно-методический комплекс составлен на основании требований государственного образовательного стандарта высшего профессионального...

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «Русский язык и культура речи»
Разработка и использование умк по русскому языку и культуре речи нацелены на решение следующих задач

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методическое обеспечение дисциплины «Русский язык и культура...
Орлова Е. В. Русский язык и культура речи для медицинских вузов: Учебное пособие для вузов. Ростов на Дону: Феникс, 2011

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconТюменский государственный университет
Разумкова Н. В. Русский язык и культура речи. Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 100103. 65...

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс дисциплины направление подготовки :...
...

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно- методический комплекс Дисциплины Основная образовательная...
Русский язык и литература со специализацией Преподавание русского языка в школах гуманитарного профиля

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс дисциплины мировая художественная культура...
Профили подготовки: Менеджмент, реклама, маркетинг в сми; Отечественная филология (русский язык и литература)

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс дисциплины мировая художественная культура...
Дисциплина «Мировая художественная культура» является вариативной частью блока 1 по подготовке обучающихся по направлению 45. 03....

Учебно-методический комплекс дисциплины «русский язык и культура речи» iconУчебно-методический комплекс дисциплины
Учебно-методический комплекс «Зарубежная литература» предназначен для подготовки бакалавров по профессионально-образовательной программе...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную