Морская история казачества






НазваниеМорская история казачества
страница1/18
Дата публикации03.02.2018
Размер2.48 Mb.
ТипКнига
l.120-bal.ru > История > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Александр Смирнов

МОРСКАЯ ИСТОРИЯ КАЗАЧЕСТВА

Автор выражает сердечную благодарность:

— сотрудникам Российского государственного военно-морского архива,

— сотрудникам Российской национальной библиотеки и персонально Алле Николаевне Ануфриевой,

— сотрудникам Российского государственного военно-исторического архива,

— историкам казачества: Владимиру Тихоновичу Новикову и Андрею Александровичу Глухову-Ветлужских,

— историку флота — Виталию Дмитриевичу Доценко за помощь в сборе материалов для этой книги,

— депутату Государственной Думы Г. Томчину за то, что споры с ним побудили меня к написанию этого произведения.

От автора

У книги, которую вы раскрыли, своя противоречивая судьба. В 2003 году в Санкт-Петербурге она была издана под заголовком «Казаки — морское сословие». Ее издание было осуществлено в виде спонсорской помощи издательства «Золотой век», малым тиражом в 1000 экземпляров. Скажу сразу: до читателя дошло около 800 штук. В Области Войска Донского ее встретили, мягко говоря, неоднозначно. Про нее рассказывали в телеэфире, печатали рецензии в газетах… В 2005 году автора этой книги признали лауреатом литературного конкурса, посвященного 100-летию со дня рождения М. А. Шолохова.

Но за нее и критиковали с ядом змеиного укуса. За то, что в ней были доказаны исторические корни казачьей родословной нынешнего Войскового Атамана Донского Войска — это не нравилось. За то, что ее содержание и выводы опрокидывали традиционные воззрения на казачью историю, пылившиеся, в первую очередь, в среде руководства Музея истории Донского казачества в Новочеркасске… За то, что казаков назвал «сословием», а хотелось некоторым казакам XXI века считать самих себя «народом»… Казалось, ругают за то, что она вообще появилась на белый свет! В книжных магазинах Ростовской области от нее отмахивались, как от макулатуры, — «своей девать некуда». В казачьем краю она оказалась никому не нужна. Парадокс? Мистика?

И тогда в жаркий июльский день 2005 года на берегу реки Дон, у станицы Елисаветинской, автор совершил «языческое жертвоприношение»: в отчаянии утопил в водах казачьей реки 170 экземпляров книги о морском казачестве. Зарекся более писать на эту тему и опустил руки (в прямом и в переносном смысле), когда осели брызги от последней книги-утопленницы.

Книга о морской славе казачества утонула, ушла на дно, к останкам тех, о ком была написана. Электронная версия ее тоже оказалась утрачена. Так что переиздать ее было большим трудом. И вдруг, когда надежда уже окончательно захлебнулась…

Мистика? Но мне кажется, что утонувшую книгу прочли «там». Те мореходы-казаки и их атаманы, чьи души вечно купаются в водах Азовского и Черного морей, куда понесло книгу течение тихого Дона. И одобрили. И поэтому московское издательство с исторически-речным названием «Яуза» выпускает ее в свет.

А на основании материалов воскресшей книги, в Кронштадте, у места победы донских казаков над шведскими кораблями, произошедшей 350 лет назад — 22 июля 1656 года, в июле 2006 года был водружен православный крест.

Александр Смирнов, сотник Войска Донского Сам я из азовских казаков

Моего прапрадеда по отцовской линии в 1862 году Круг казаков Азовского Войска направил к Императору Александру II — передать прошение азовских казаков не переселять их с берегов Азовского моря на Кавказ, не переписывать в мещанское сословие, а позволить остаться казаками. Донскими. Просьба была уважена Государем, и с 60-х гг. XIX века под городом Азовом живут и служат России донские казаки — Водолацкие.

Азовские казаки — морские, в прошлом — это запорожцы, вернувшиеся из Турции на службу Императору Николаю I. Именно запорожскими корнями и объясняется моя фамилия, непривычная для казачьего донского слуха. Фамилии у запорожцев происходили от личных качеств их обладателей, особых примет внешности, отличий в каком-либо роде занятий. Фамилия моего прапрадеда к середине XIX века звучала как Водолазский (со временем произношение упростили, заменив труднопроизносимый суффикс). Видимо, предки ходока к царю звались на Запорожье «Водолазами» — то есть умели лазить (ходить) хорошо по морю или под водой. Ведь у запорожских казаков был многочисленный и победоносный морской флот, существование которого было невозможно без обученных водолазному делу казаков.

Да не только мой прапрадед, оказывается, моряк. Все древние казачьи Войска — Донское, Запорожско-Кубанское, Терское и Яицкое — не горно-степные, а именно морские народы. Не от степи к морю, а от его берегов в глубь суши шло движение казачества в период с XIV по XVIII век.

Об этом и не только об этом можно прочесть в книге сотника Донского Войска Александра Смирнова «Морская история казачества». В ней охвачена и описана морская история казачества в период с XIV века по 1918 год. И выясняется, что новая история донского казачества очень далека от кавалерийского абсолюта. Что донцы дали флоту Российской Империи пять адмиралов, в том числе Верховного правителя России, вице-адмирала А. В. Колчака (сына донской казачки и внука казака Бугского войска). Что первым донским казаком — кавалером ордена Святого Георгия IV степени в XX веке стал не офицер-кавалерист, а лейтенант флота М. К. Бахирев — впоследствии адмирал, герой Моозундского сражения. Что в 1918 году был учрежден флаг Всевеликого Войска Донского, которого, к сожалению, нет в Музее истории Донского казачества. И что донским казакам принадлежит авторство уникального случая в военной истории: в 1854 году у Таганрогской косы конники взяли на абордаж боевой корабль британского флота. Однако нет пока на ее берету ни памятного камня, ни креста в честь этого события.

Но возможно, что осенью текущего года в Кронштадте в честь 350-летия победы флотилии донцов над эскадрой шведского флота в Финском заливе будет установлен памятный крест. Этот проект, опять же по инициативе автора данной книги, рассматривается в Администрации Санкт-Петербурга.

В этом еще один плюс книги о морском казачестве — она посвящена минувшему, но побуждает к действию сегодня.

Знаю, что сотником Александром Смирновым готовится к изданию новая книга «Казаки в русской авиации». Как Верховный атаман и как человек, прослуживший в военной авиации, буду с интересом ждать ее выхода в свет.

Казаки были, есть и будут первопроходцами православной Руси на земле, в океане и в воздухе.

Слава Богу, что мы казаки!!!

Верховный атаман Союза казачьих войск России и зарубежья, атаман Всевеликого войска Донского, казачий генерал В. Л. Водолацкий Вступление

Для подавляющего числа читателей словосочетание «казак-моряк» звучит где-то на уровне шутки о подводной лодке в степях Украины. А тут — целое «морское сословие».

Казак в массовом сознании — это непременно кавалерист с пикой и шашкой. А станичник, ловко управляющийся не с уздой и стременами боевого коня, а с парусом и штурвалом боевого корабля, считается сюрреализмом в русской военной истории. А уж казачьи атаманы — это непременно вожаки конных ватаг, но никак не командующие боевых казачьих флотилий. И на представлении о сухопутно-кавалерийском образе казачества воспитаны десятки поколений.

Если откровенно, то в процессе работы над книгой ее название менялось дважды. Первоначально она замысливалась под общим названием — «Казаки на флоте», где были бы представлены биографии казаков, которые принесли славу России, сражаясь под Андреевским флагом. А таковых было немало. Затем, по мере углубления в материал, обнаружились не только отдельные казачьи адмиралы и офицеры русского Императорского флота. Оказывается, в XVIII–XIX веках наряду с иррегулярной казачьей кавалерией существовали целые иррегулярные казачьи флотилии. Название будущей книги быстро изменилось — «Казаки на морской службе». Но, «копнув» еще глубже, соприкоснувшись с документами допетровской эпохи, пришлось изменить и этот вариант названия… Не кавалерийско-сухопутными, а истинно морскими по своей изначальной природе были древние казачьи войска: запорожские, донские, терские, яицкие (уральские)… Все, что образовались на территории восточных славян к концу XVII века.

Образ казака-кавалериста сложился, по мнению историка Донского Войска, генерала Н. И. Краснова (отца атамана Всевеликого Войска Донского, генерала П. Н. Краснова), всего 150 лет назад. Так он написал в своей статье «Казачий флот», которая была опубликована в петербургском журнале «Военный Вестник» в 1885 году. Надо заметить, что о казаках-моряках писал не только донской генерал во второй половине XIX века. О них свои воспоминания оставили А. Олеарий — участник плавания на старорусском корабле «Фредерик», Гийом Левасер де Боплан — француз, служивший на Украине при польском дворе 17 лет. О казачьих эскадрах и морских десантах писали их враги — турки: префект (градоначальник) города Кафы[1] Эмиддио Дортелли де Асколи, путешественник и историк Эвлия Челеби. Он был свидетелем знаменитого «азовского сидения» казаков. О казаках-мореходах знали не только жители «внутренних» морей: Азовского, Средиземного, Каспийского, Черного. Они прорвались даже в Атлантику! В 1646 году 2400 запорожских казаков на своих судах осаждали французский портовый город Дюнкерк[2]. Вот куда доплывали парусно-весельные «чайки» казаков!

Да что там Дюнкерк, до которого можно догрести, идя вдоль берега! В XVII веке якутские и сибирские казаки совершили дальние плавания по водам Тихого и Северного Ледовитого океанов. Казак Атласов присоединил к Руси Камчатку, а позже достиг берегов Японии. Казак Дежнев открыл пролив, разделяющий Азию и Америку, но его заслугу, достойную эпохи Великих географических открытий, приписали Берингу.

Однако большинство отечественных историков не признают за казачьим флотом первенства перед петровским. Известные дореволюционные историки российского флота — Арене, Веселаго, Елагин, Квашнин-Самарин, Каллистов — о казаках-моряках упоминали редко, неохотно и скептически. Причин этому две.

Первая заключается в том, что казаки (донские и запорожские, яицкие (уральские) и терские), создавая свои ВМС, не создавали военно-морской бюрократии. Не было у них Адмиралтейств-коллегий, Морских министерств и ведомств, толп «сухопутных» адмиралов и береговых учебных экипажей. Были свои береговые службы, были, говоря современным языком, школы подготовки плавсостава, но все они строго зависели от своей востребованности действующими кораблями и экипажами. У «южных викингов» береговые структуры служили действующему флоту. Не готовились станичники выходить в море — замирали и «консервировались» их береговики. У казаков флот был, можно сказать, партизанским, или иррегулярным. Позже в сухопутных войсках Российской империи, наравне с конницей регулярной, гвардейскими и армейскими конными полками служили полки иррегулярной кавалерии, то есть казачьи. Но были они ничуть не хуже. Если не лучше.

Большинство же историков русского флота, даже будучи профессиональными моряками, не могли побороть в себе «береговой взгляд» на флот. Петровский флот был регулярным не потому, что он не прекращал своей деятельности на море. Бывали времена, что от флота, рожденного после 1696 года, ничего почти и на плаву не оставалось… Непотопляемой была только русская военно-морская бюрократия. Чиновники Морского министерства и Адмиралтейств-коллегий, адмиралы и офицеры — «флотоводцы» на балах в Морском собрании, обслуга и преподаватели морских учебных заведений, почетные члены морских ученых и технических комитетов, сотрудники морских журналов и издательств, интенданты флотских складов и писаря флотских канцелярий — вот что такое петровский регулярный флот. Эскадры боевых кораблей выходили в море далеко не регулярно, еще менее регулярно они возвращались на базы с победой. Зато регулярно закладывались в государственный бюджет астрономические суммы на содержание флота. Точнее, на довольствие военно-морской, фактически береговой, бюрократии. Если сравнить расходы на ее содержание с доходами от существования такого регулярного флота, то позавидуешь экономичности флота казачьего, партизанского, иррегулярного. Получалось, что у Петра I и у его последователей корабли служили берегу. Хотя с точки зрения здравого смысла должно было быть наоборот: как у казаков. Правда, у станичников не было многопушечных кораблей большого тоннажа, но только потому, что нужды в них не имелось. Казачий флот и без них чувствовал себя вольно в своих морях: громил турецкие и персидские флоты, вражеские торговые коммуникации, порты и защищал свое побережье и свою морскую торговлю. Что же еще требовалось от флота?

Вторая причина происходит из первой. История — это не наука, а идеология и пропаганда. Наука — это исключительно хронология. Что или кто, когда и где сделал — вот на какие вопросы отвечает эта наука. А анализ былого и оценка — это уже история. Или пропаганда, которая должна вызывать почти религиозный трепет. Принцип — «Петр Великий — отец русского флота» до сих пор воспринимается в сознании большинства принципом, равным идее о Святой Троице — «Богу-Отцу, Сыну и Святому Духу». Сомнение в военно-морских заслугах основателя Санкт-Петербурга звучало дьявольской ересью. Тот же генерал Н. И. Краснов в своей статье о казачьем флоте удивлялся, почему ни историки Донского Войска, трудившиеся в Российской империи после 1721 года, ни мэтр русской истории С. Соловьев не уделяют казачьему флоту должного внимания, не подвергают анализу его боевую историю, его опыт. А ответ очевиден. В сравнении с флотом казачьим, экономичным, эффективным и долгодействующим, петровский выглядит плохой и разорительной компиляцией иностранных флотов. Корабли, отстроенные (в духе советских «ударных объектов» 30-х гг. XX века) из сырого, некачественного леса, быстро сгнили и развалились. Кстати, иностранные специалисты всеми силами протестовали против такого «кораблестроения». Экипажи, сформированные из насильно «забритых» в матросы сухопутных московитов, боящихся волн и не понимающих языка иностранцев-командиров, разбегались быстрее, чем их удавалось обучить матросскому ремеслу. Если, конечно, выживали в аду петровского флота.

Словом, любое сравнение флота казачьего с флотом Петра I было не в пользу последнего. Историки, говоря об этом, просто автоматически наводили бы своего читателя на мысль об истинной значимости и цене Петровских реформ. А посеять сомнение в деяниях «Петра Великого» — означало поставить под сомнение и легитимность пребывания потомков немецких дворян-протестантов на православном престоле Российской империи. Тут уж до «государственной измены» было недалеко и попахивало гнилью одиночного каземата в Петропавловской крепости… Поэтому историки русского флота и России, не желая осложнять себе жизнь, дружно решали о флоте казачьем или не говорить вообще, или ограничиваться лишь сухим изложением фактов. Бог с ними, казаками на море! Пусть уж лучше на конях скачут.

Малоизвестен, но показателен пример судьбы историка донского казачьего флота — Василия Дмитриевича Сухорукова. По неподтвержденным данным, он донской казак. Но совершенно точно, что одновременно с историком русского регулярного флота, капитан-лейтенантом Н. А. Бестужевым, он начал собирать материалы о флоте донском. Архив Войска Донского сгорел в Черкасске в XVIII веке. (Случайно ли загорелся или кто-то хотел обратить в пепел древнюю историю казачества, можно только гадать.) Но Сухорукое был упорен и мобилен. Он объехал архивы прибрежных крепостей Донского Войска, записал устные предания дряхлых стариков, еще помнивших сказания своих дедов о морских походах. В итоге он собрал более двух тысяч редчайших документов и свидетельств. Однако ему не суждено было подготовить свой труд, который, несомненно, «взорвал» бы устои бытовавшего мнения об истории донского казачества, к изданию. Грянуло 14 декабря 1825 года… Сухоруков оказался замешан в деле декабристов и был сослан на Кавказ. Его бумаги, личный архив, черновые наброски оказались в руках генерал-майора И. Ф. Богдановича.

В 1834 году тот представил военному министру, графу Чернышеву, «свой» труд «Историческое и Статистическое описание земли Войска Донского» с изменениями тех мест, которые противоречили официальной истории. Общеизвестно, что самая убедительная ложь — это полуправда!

Граф Чернышев передал сочинение Богдановича для ознакомления императору и наследнику престола. Они и ознакомились… После чего генерал-майор Богданович был пожалован чином генерал-лейтенанта, возведен в сенаторы и награжден золотой табакеркой с алмазами. Николай I, как известно, абы за что в сенаторы не принимал и золотыми табакерками в алмазах не разбрасывался. Трудно сказать, знал ли царь, что именно изменил Богданович в записках Сухорукова, но в том, что «морская история» казачества была ему не нужна, — сомневаться трудно. Сам же Сухорукое скончался в безвестности в 1841 году. (Только после «реабилитации» декабристов, в либеральные времена царствования императора Александра II, в Новочеркасске в 1867 и в 1872 годах были изданы два тома его сочинений — «Историческое описание земли Войска Донского». А в 1903 году этот труд был переиздан.)

Но, несмотря на замалчивание заслуг казачьего флота, казаки продолжали службу и в русском регулярном флоте. С начала XIX века, когда отношения между казачьими войсками и петербургским императорским двором потеплели, двор сильно обрусел и «русские» цари научились хоть немного говорить на языке страны, которой им довелось править. И казаки вновь вернулись в море. В данной книге будут показаны заслуги запорожских флотилий в войнах с Турцией во второй половине XVIII века, представлена краткая история Азовского и Черноморского казачьего Войска в XIX веке, станичники которого были не степняками-земледельцами, а моряками. И проявили себя на волнах Черного и Азовского морей в Крымскую (Восточную) войну. Также будут представлены документы, свидетельствующие об истории еще одной казачьей флотилии — Амурско-Уссурийской, сформированной по повелению последнего русского императора в 1897 году для охраны речных границ Дальнего Востока.

Наконец, будут представлены краткие биографии казаков, ставших выдающимися деятелями русского императорского военного флота, а также морскими путешественниками, писателями-маринистами, морскими врачами… Их было, правда, очень немного, но они были. Необходимо сделать уточнение. Дело в том, что о некоторых таких личностях — капитане 1-го ранга Ю. Ф. Лисянском, командире шлюпа «Нева», Верховном правителе России, адмирале А. В. Колчаке — написаны целые библиотеки книг и статей. Повторяться не имеет смысла, поэтому при упоминании о них будут приведены лишь документы, подтверждающие их казачье происхождение.

Надеюсь, что книга «Казаки — морское сословие» будет интересна не только казакам всех войск, морякам флотов России и Украины, но и каждому любителю отечественной истории и патриоту нашей Родины. Нет сомнений, что некоторые ее страницы вызовут гнев защитников «исторической религии», каковой автор считает официальную историческую науку, но что ж… Можно сколько угодно не соглашаться с выводами этой книги, главное, чтобы читателям она дала повод свободно и пытливо подумать об истории казачества.

АВТОР Часть I

ИСТОРИЯ МОРСКОГО КАЗАЧЕСТВА XV–XVII ВЕКОВ

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Морская история казачества iconТема для обсуждения и обмена мнением
Целью Стратегии является развитие российского казачества в целях обеспечения эффективной государственной и иной службы российского...

Морская история казачества iconРеферат: «История Казачества их быт, обычаи, нравы»
Знаменитые личности

Морская история казачества iconФакультативный курс «Казачество-оплот России на Дальневосточных рубежах»...
Концепция развития казачества в Хабаровском крае. Одним из направлений Концепции является военно-патриотическое воспитание молодежи...

Морская история казачества iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 14. 00....
В основу настоящей программы положены следующие дисциплины: авиационная медицина; космическая медицина; морская медицина

Морская история казачества iconСписок литературы для чтения летом
...

Морская история казачества iconCossacks and statehood Ерохин Игорь Юрьевич
Целью данной статьи является раскрыть противоречия и дуализм взаимоотношений казачества с российским государством, проследить, какие...

Морская история казачества iconКонспект занятия по физическому развитию детей «Казаки»
Цель: формирование уважительного отношения к культуре и традициям, обычаям казачества, создание основы для развития патриотических...

Морская история казачества iconИнформационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга №31 (782) от 20 августа 2012 г
Книжно-иллюстративная выставка к Дню Государственного флага РФ «Символы России» (Центральная городская детская библиотека им. А....

Морская история казачества iconРекомендуемая литература для летнего чтения. 6 класс
М. Ю. Лермонтов Стихотворения «Парус», «На севере диком…». Баллада «Морская царевна». «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого...

Морская история казачества iconОбраз казачества в русской и советской литературе
Азов летом — осенью 1641 года. В ней нет определенных персонажей, нельзя говорить и о законченном сюжетом замысле. Главным действующим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную