Морская история казачества






НазваниеМорская история казачества
страница3/18
Дата публикации03.02.2018
Размер2.48 Mb.
ТипКнига
l.120-bal.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Глава 2. Морская слава запорожского казачества. XVI–XVII века

Витре, витре Божий! Ты усиди бував.

Казаков по Черному морю колыхав.

Чайками казацкими себе забавляв.

Стихотворный сборник «Казаки и море» Сост. Д. Мордовцев Запорожцы… При этом слове перед глазами возникают образы, описанные в повести Гоголя «Тарас Бульба». Лихие рубаки на быстроногих конях. В произведении, ставшем классикой русско-украинской литературы, кавалерийские массы казаков ведут осаду сухопутной польской крепости Дубно. В окрестных полях и лесах и разворачиваются события. Николай Васильевич хорошо знал древнюю историю своего народа. Знал, несомненно, и о морских походах казаков. Почему он не развернул сюжет, по которому герои его повести сражались бы на черноморских «чайках», штурмуя Стамбул, — этот вопрос можно отнести к числу творческих загадок писателя. Но с талантливой подачи Гоголя, запорожские казаки — это отважные конники, лишь эпизодически пользующиеся лодчонками…

Между тем его современники немало писали о мореходстве запорожского казачества. В 1853 году в Саратове был издан сборник, включавший в себя стихотворения и отрывки из прозы, посвященные морским походам запорожцев в XVII веке. Составителем этого сборника, который имел общее название «Казаки и море», был малороссийский просветитель Дмитрий Мордовцев. Большая часть произведений, собранных им в сборнике, не имеет персональных авторов и относится к категории фольклора. Но о морских походах запорожцев писали и общеизвестные историки, и современники этих походов: французский инженер при польском дворе Боплан, итальянский инженер при дворе султана Д’Асколи, польские писатели и историки Пальчовский и Пясецкий, турецкий писатель Челеби, малороссийские историки XIX века Грушевский и Эварницкий. В Малороссии, Турции, Польше, Италии, Франции, Испании, Швеции и на Руси знали одно: запорожские казаки на море страшнее и искуснее, чем в поле.

Откуда и когда появились в истории запорожские казаки? Историки так и не смогли прийти к единому мнению на этот счет. Хотя данной книгой не ставилась задача ответить на этот вопрос, все же некоторые мысли на этот счет сформулировать необходимо. Самый ранний по дате морской поход запорожцев на Тягинь определяют 1492 годом. Что-то не верится, чтобы толпа беглых из континентальных земель, за год-два научилась строить морские суда, управлять ими в дальних морских переходах, разработала тактику морского боя, десанта на побережье, освоила навигацию, лоцию и мореходную астрономию. Причем в условиях почти поголовной неграмотности населения той эпохи. Скопление такой массы вундеркиндов за порогами Днепра с точки зрения здравого смысла необъяснимо. Кстати, от чего эти сухопутные вундеркинды в столь массовом порядке бежали на берега Днепра? Крепостное право в Московии появилось только в середине XVII века. В Малороссии к концу XV века его точно не было. Загадка.

1492 год — похоже, что это дата, просто случайно дошедшая до историков. Подобные плавания бывали и ранее. Значит, минимум с середины XV века запорожцы уже гуляли по волнам Черного моря. Где-то спустя сто лет, после завершения эпохи раздробленности славянских княжеств, за порогами Днепра стали стихийно формироваться ватаги казаков. А если не стихийно? Подумать стоит, чего ради землепашец оставит плодородные почвы Черноземья с благодатным климатом и подастся в морские пираты и рыбаки? Телевидения, радио и газет тогда не было — откуда неграмотному хлопцу было бы узнать, что казаки ходили морем на Тягинь и вернулись с богатой добычей? Ну, иной молодой субпассионарий мог «плюнуть» на скучный плуг и податься в «джентльмены удачи». Но чтобы в Запорожье повалили толпы таких отчаянных — это фантазия. Тем более что о крупных крестьянских восстаниях на Украине в начале XVI века историки не упоминают. Следовательно, запорожцы не могли быть скопищем лиц без роду-племени, пришедших с разных мест в разное время, незнакомых прежде с военным, судостроительным и морским делом. Это утопия. Но если они не беглые «бомжи», то кто они такие?

Стоит сравнить описания внешнего вида запорожских атаманов с образом киевского князя-язычника Святослава. Клок волос (оселедец) на макушке бритой наголо головы, серьга в ухе… Суровый, почти спартанский быт. Род занятий: война, охота, рыболовство, мореплавание. И дружинник князя Святослава, и запорожский казак в описаниях современников, как близнецы-братья. И тот и другой всегда были при оружии. Вероятно, что они имели семьи, детей, но домашнее хозяйство не удерживало их дома надолго. Собственно, это была своего рода каста, «цех» профессиональных, «кадровых» военных.

В 1997 году была издана примечательная книга Александра Бушкова «Россия, которой не было (загадки, версии, гипотезы)». Автор этой книги высказал гипотезу, которая может объяснить происхождение и специфические черты психологии казачества. Золотая Орда, по Бушкову, — не название государства монголов, а военно-демократическое сообщество воинов. В XIV веке, после краха военного государства — Золотой Орды, массы профессиональных военных, дружинников князя-хана, остались не у дел. И так же, как после 1992 года тьма бывших офицеров Вооруженных сил СССР подалась в частные охранные структуры, так же масса воинов с семьями стали селиться компактно. И начали снова воевать, только уже за самих себя. В самом деле, не рожь и репу же сеять богатырю в кольчуге? Рубили укрепленные городки, избирали вожака-атамана и шли «за зипунами» куда придется. Ясно, что к ним сбегались все обиженные властями или земляками разного рода преступники и авантюристы, любители легкой наживы, те, кому «ген воина» в крови не давал спокойно спать под кровлей мирного дома. Но основу, «кадр» казачьего Войска, составляли потомки профессиональных дружинников князей Золотой Орды. Часть бывших воинов Орды селилась на Дону, часть — на Днепре. И застучали топоры, устраивающие засеки в Приднепровье… Возводились Сечи (Сичи).

Кстати, Сечь была не одна, не только на острове Хортица. На котором, кстати, и был убит князь-язычник Святослав — воин и мореплаватель. У запорожцев, помимо Хортицкой Сечи, было еще несколько военных баз: Томаковская, Чертомлыц-кая, Перегноинская. Последняя располагалась прямо у Кинбурнской косы и была, по сути, главной военно-морской базой казачьего флота. Но и остальные не напоминали биваки конных армий. Вот Чертомлыцкая Сичь (ее план-схема сохранился в архиве Военно-Топографического Депо Военного министерства Российской империи) находилась на полуострове. На нем были: верфь, эллинги (закрытые помещения для хранения судов на берегу), магазин такелажа и лесоматериалов, кузница. А вот конюшен нет. Ни одной. Не было их и на острове Хортица, и на острове Томаковке. Практически каждая Сичь находилась на острове, добраться до него можно было лишь по воде. Если, конечно, знать фарватер среди порогов и отмелей.

Советские археологи, проводившие в этих местах раскопки в 1940 и в 1951 годах, находили остатки кузниц, медеплавильных и плотничьих мастерских. В них изготавливалось снаряжение для морских кораблей: якоря, скобы, крепления для судов. Но не было подков, стремян и украшений для сбруи боевых коней.

Суда каких же типов строились запорожскими казаками? По свидетельству французского инженера при польском дворе Боплана, они спускали на воду суда длиною в 60 футов и 12 футов в ширину. И 12 футов в высоту. Эти корабли не имели киля. Скорее, это было плавсредство, выдолбленное из одного огромного бревна. С бортов эта колода обшивалась досками, причем каждый ряд выпускался над предыдущим. Доски прибивались гвоздями. Вдоль бортов крепились пучки сухого камыша толщиной с бочонок, обвязанного липовым лыком. Камыш обеспечивал остойчивость и непотопляемость. На челнах имелись переборки и скамьи для гребцов, два руля — длинные весла с широкими лопастями — в корме и в носу. На каждом борту было по 10–15 пар весел. Была еще одна мачта с одним прямым парусом, который поднимали лишь при попутном ветре. Палубы не имелось, и волны в бурю свободно перехлестывали через борт. Но на плаву судно держал, как пробка, камышовый пояс.

Так описывает запорожскую «чайку» француз Боплан. Ему вторит итальянец на турецкой службе Д’Асколи. Потом это же повторял и польский историк XVI века Марцин Бельский. Уже в самом конце XVII века уничижительно характеризует судостроение казаков голландец на службе у Петра I — вице-адмирал Корнелий Крюйс.

Почти все историки отечественные в XIX–XX веков, описывая казачий флот запорожцев, используют только их оценки. Почему-то никому в голову не пришло озадачиться тремя вопросами. Первый — почему «дошли» до потомков только мнения иностранцев о судостроении казаков Украины: поляков, турок, французов, итальянцев, голландцев, но нельзя прочесть оценки самих запорожцев или великороссов XVII века? (Эта странность почему-то «режет глаз».) Хотя среди запорожцев были грамотные и даже по-европейски образованные люди. Неужели за минимум два века интенсивного мореплавания никто из них не удосужился что-то написать о своем флоте, о своих судоверфях? Но не сохранилось… А может, не сохранили? Ведь полыхали пожары в архивах Донского Войска, значит, горели и библиотеки канцелярии Запорожского Гетмана. А сколько ценнейших документов эпохи допетровской Руси уничтожили или вывезли на Запад протестанты с начала XVIII века, доказывая, что приведены Петром I править дикими получеловеками-славянами? Не сосчитать.

И вопрос третий. Точнее — предположение. Известно, что запорожцы морем доходили до Дюнкерка, а это почти северная Атлантика. Были знакомы с судостроением стран Европы и Азии. Отказ казаков от кораблей крупного тоннажа объясним. Но почему за двести лет они не решились перенять косой парус, позволяющий идти и против ветра? Неужели два века запорожцы с упорством дебилов ворошили тяжеленными веслами волны, при свежем ветре, когда в том же Дюнкерке французы и англичане у них на виду поднимали косой парус? Нет, к Боплану и к его коллегам-иностранцам не должно быть абсолютного доверия, когда читаешь их описание казачьих судов. Иначе приходится поверить в слепых и дурных моряков-запорожцев.

Вероятнее всего, что казаки все же активно использовали парусное вооружение своих «чаек», не ограничиваясь примитивным прямым парусом.

Сомнение в объективности оценок, данных запорожскому судостроению иностранцами, укрепляет то, что именно ими пущена в историю байка о подводных лодках, якобы существующих у запорожцев в XVI веке. Автором этой легенды был иезуит Фурнье, поведавший миру, что в 1595 году казаки с помощью подлодок захватили Синоп. Монах побывал в Константинополе и «взял интервью» у свидетелей этого сверхнеобычного нападения: «Здесь мне рассказывали совершенно необыкновенные истории о нападении северных славян на турецкие города и крепости. Они являлись неожиданно, они поднимались прямо со дна моря и повергали в ужас всех береговых жителей и воинов». Дальше монах-журналист-международник сообщает, как его собеседники развеяли его скепсис. «Мне и раньше рассказывали, будто славянские воины переплывают море под водой, но я почитал рассказы выдумкой. Теперь я лично говорил с теми людьми, которые были свидетелями подводных набегов славян на турецкие берега».[4] Почему-то в XVII веке подводные челны запорожцами более не использовались. Но все же дыма без огня не бывает. Казаки могли притапливать свои суда в воду, делая их невидимыми на дальнем расстоянии. А сами умели дышать под водой с помощью полых тростниковых трубок Не исключено, что группа казачьего «спецназа» притопи-ла несколько «чаек», погрузив в них только холодное оружие: сабли и ножи, — и нырнула сама, сжав в зубах тростинки. В подводном положении они приблизились вплотную к береговой страже и, как морские черти — мокрые, решительные и беспощадные — полезли на приступ. И, бесшумно вырезав караул, очистили путь для всей флотилии. Кто-то из караульных мог уцелеть, убежать и рассказать начальству и иезуиту Фурнье страшную сказку о подводных лодках запорожцев.

Впрочем, некоторое число книг о казачьих морских походах, изданных самими малороссами в XVII веке, дошло до потомков. В XIX веке известнейший историк запорожского казачества Эварницкий нашел книгу — «Вирш на жалостный погреб зацного рыцеря Петра Конашевича Сагайдачного», изданную в Киеве в 1622 году. Раритет был с иллюстрациями. На одной из них казаки штурмуют крымский город Кафу. Изображены «викинги Черного моря» на большом корабле со сложным такелажем. Только таковых судов запорожцы и даром не хотели. На том рисунке при внимательном рассмотрении видно, что изображен турецкий корабль, взятый казаками на абордаж. Ибо на заднем плане вычерчен аналогичный корабль, атакуемый «чайками», с которого бежит турецкий экипаж.

Лишь к концу XVII века на Днепре стали строить для плаваний по Черному морю новый тип судов, так называемый «дуб» (вероятно, название произошло от названия древесины, которая использовалась для постройки таких судов, так как дуб практически не гниет в воде). Черноморский «дуб» запорожцев имел длину до 20 метров, палубу и две мачты. Парусное вооружение сходно со шхуной.

Казаки, конечно, много раз имели возможность взять на вооружение трофейные турецкие корабли. Могли купить, в конце концов. Научились же строить «чайки», так без труда освоили бы и крупнотоннажное судостроение. Не исключено, что подобные идеи соблазняли порой гетманов, мечтавших о своем геополитическом влиянии на Черноморский регион. Но их флотоводческие аппетиты неизменно терпели крах на Раде. Выслушав такого атамана, казаки заламывали на затылок папаху и резонно уточняли у поклонника больших кораблей: «А нащо воны нам, батько?! Хиба ж и так турка не бьемо?» Сметливый казачий ум был прав. Мелководье, речные устья, заросшие камышом, лиманы, наполненные отмелями, — большим кораблям там была готовая смерть. К тому же от пушечного огня с турецких галер намного легче было спастись маневром мелкой «чайки». Мешали и принципы военной демократии. Лишь в бою или в походе атаман — бог, царь и начальник. А на берегу, в мирной жизни он такой же брат-казак, равный среди равных. А командир-капитан большого корабля, даже стоящего «на приколе» на базе, на берегу также остается начальником. Но главное, запорожцы и без большого флота владели морем. По единодушному мнению современников из разных стран, запорожские «чайки» превосходили турецкие корабли по быстроходности и маневренности. Историки же снисходительно относят запорожские челны к категории судов прибрежного плавания. Это явная недооценка. Разумеется, переплыть Атлантический или Тихий океан на них было бы невозможно. Но пересечь Черное море, выйти через Средиземное море к берегам северной Франции на «чайках» удавалось вполне.

Основу военно-морской тактики запорожского флота составляла концентрация плотности и меткости ружейного огня с «чаек» по палубе турецкого корабля. Подойдя почти вплотную к противнику, стая «чаек» окружала турецкую галеру, словно рой ос медведя, и «жалила» его свинцом. Казаки привязывали лозой весла к кочетам (уключинам), оставляя управление судном лишь рулевым. Одна часть казаков стреляла залпами, вторая перезаряжала ружья. Пальба не прекращалась ни на минуту. Пули и картечь разили комендоров, палубных матросов, солдат абордажной партии… Потом на борт лезли казаки с саблями в руках.

В каждой Сичи умели делать порох, отливали ядра для фальконетов и пули для ружей. Кстати, сабли, оружие в первую очередь кавалерийское, имели не все казаки, но огнестрельное, для дальнего морского боя, берег каждый запорожец. Ружье и сабля считались признаками чести запорожца. Он мог пропить с себя все, ходить хоть голым, но, если оставался при оружии, значит, урона чести не имел. Отличительной была и военная психология запорожцев. Гуляки и пьяницы на берегу — в море они соблюдали строжайший «сухой закон». В Сичи они щеголяли в богатых нарядах, но в поход уходили в самой скромной одежде. Казак не проходил мимо убитого турка, если рядом лежал пистолет с богатой отделкой или сабля с серебром или золотом… Но в бой брал только проверенное, без ненужной пышности оружие. Более того, в море они специально смачивали стволы ружей, чтобы появилась ржавчина на поверхности: лучи солнца, играя на начищенной стали, могли выдать «чайку» глазу наблюдателя на мачте турецкой галеры. С захваченных кораблей запорожцы брали не только товары, пленных, но, если позволяли обстоятельства, снимали и пушки с боеприпасами. Если покоряли крепость, то старались взять с собой и осадные орудия. Так, в 1557 году польский аристократ Дмитрий Вишневецкий, командуя запорожскими казаками, взял штурмом турецкую крепость Ислам-Кермен. В числе трофеев посчитали крупнокалиберные крепостные орудия, которые перевезли морем в Сичь. Да-да, польский магнат командовал запорожцами к обоюдному удовлетворению. Антагонизм между польским дворянством и запорожским казачеством, похоже, сильно преувеличен сторонниками мифа о «присоединении Украины к России». Во всяком случае, в XVI веке он не был непреодолим, польские военные и казаки если не дружили, то нередко выступали как боевые союзники. Не случайно еще в начале XVII века запорожцев в Европе называли «польскими казаками», чтобы обозначить разницу между ними и казаками донскими — союзниками Московии. И в XVI столетии поляки и запорожцы славно погуляли по Черному морю.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Морская история казачества iconТема для обсуждения и обмена мнением
Целью Стратегии является развитие российского казачества в целях обеспечения эффективной государственной и иной службы российского...

Морская история казачества iconРеферат: «История Казачества их быт, обычаи, нравы»
Знаменитые личности

Морская история казачества iconФакультативный курс «Казачество-оплот России на Дальневосточных рубежах»...
Концепция развития казачества в Хабаровском крае. Одним из направлений Концепции является военно-патриотическое воспитание молодежи...

Морская история казачества iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 14. 00....
В основу настоящей программы положены следующие дисциплины: авиационная медицина; космическая медицина; морская медицина

Морская история казачества iconСписок литературы для чтения летом
...

Морская история казачества iconCossacks and statehood Ерохин Игорь Юрьевич
Целью данной статьи является раскрыть противоречия и дуализм взаимоотношений казачества с российским государством, проследить, какие...

Морская история казачества iconКонспект занятия по физическому развитию детей «Казаки»
Цель: формирование уважительного отношения к культуре и традициям, обычаям казачества, создание основы для развития патриотических...

Морская история казачества iconИнформационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга №31 (782) от 20 августа 2012 г
Книжно-иллюстративная выставка к Дню Государственного флага РФ «Символы России» (Центральная городская детская библиотека им. А....

Морская история казачества iconРекомендуемая литература для летнего чтения. 6 класс
М. Ю. Лермонтов Стихотворения «Парус», «На севере диком…». Баллада «Морская царевна». «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого...

Морская история казачества iconОбраз казачества в русской и советской литературе
Азов летом — осенью 1641 года. В ней нет определенных персонажей, нельзя говорить и о законченном сюжетом замысле. Главным действующим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную