Морская история казачества






НазваниеМорская история казачества
страница4/18
Дата публикации03.02.2018
Размер2.48 Mb.
ТипКнига
l.120-bal.ru > История > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Да простит читатель чуть нудное перечисление дат и мест, свидетельствующих о морских походах запорожцев, но они яркая иллюстрация смысла названия этой книги. Казачья флотилия ходила на Та-вань в 1502 и в 1504 годах. В Белгород (город на западном Причерноморье, ныне территория Болгарии) в 1516-м и в 1574-м. На Очаков ходили: в 1523, 1527, 1528, 1538, 1541, 1545, 1547, 1548, 1551, 1556 году. В том же году казаки грабили Керчь. Перекоп потрясли в 1558-м, Кафу сожгли в 1560-м. За один год, 1575-й, успели разграбить три крупных турецких порта: Стамбул (окрестности столицы), Синоп и Трабзон. На следующий год также «пиратское трио», разорены города: Килия, Варна, Силистрия. Затем казаки прошлись по всему черноморскому побережью огнем и саблей — в 1578 году, в 1583, в 1586, в 1590, в 1593, в 1595 и 1599 году.

Получается, что в XVI веке запорожцы совершили минимум 25 крупных морских походов. В каждом походе обычно участвовало в среднем около 1000 казаков. Каждый из которых имел, как уже отмечалось, ружье — это значит более 25 000 стволов. А надо было еще наплавить пуль и ядер, наготовить пороху на такую толпу стрелков и артиллеристов. Настроить десятки морских «чаек» со всем снаряжением. В XVI веке воинское подразделение в пару тысяч человек, вооруженных огнестрельным оружием, считалось мощнейшей военной силой. А город, в котором проживало более 20 тысяч жителей, — был крупным городом. Конечно, запорожцы уходили в походы не из одной-единственной Сичи. Но тем не менее, с какой стати десятки тысяч людей-пахарей стали бы бежать (от кого?) в Запорожскую Сичь, если считать казаков скопищем беглых «бомжей»? Отмечена ли в XVI веке массовая миграция славян за пороги Днепра? Да, эти самые беглецы без роду-племени еще и приносят с собой каждый ружье — вещь дорогую и дефицитную в времена. А самое интересное то, что недавний землепашец или скотовод за несколько месяцев превращается в бывалого морехода и в меткого стрелка.

Легко себе представить: качается на волнах турецкая галера, еще более прыгает на гребнях легкая «чайка»… Турки бьют из всех орудий. Соседи толкают, пороховой дым застилает прицел. В таких условиях и из автомата Калашникова не всякий попадет в цель, а уж из кремневого ружья… Получается, что ни беглый холоп, то снайпер.

Да, среда казаков пополнялась пришлыми. Но основой ее были потомственные воины, которые родились, выросли, возмужали и получили отличную боевую подготовку в родной Сичи. С детства они учились стрелять без промаха, фехтовать абордажной саблей, рукопашному бою, навыкам мореплавания. То есть представляли собой давнее морское сословие, корнями уходившее в «кадры» дружинников древнерусских князей. Военно-морское сословие.

Заручиться поддержкой столь умелых воинов, нанять их мечтали многие государи той эпохи. В конце XVI века московский царь Иван IV Грозный направлял бояр — сговориться с Радой, чтобы казачья флотилия запорожцев прибыла на Балтику сражаться с шведским флотом. Царь озадачился созданием русских ВМФ на Балтике, арендовал для военно-морской базы остров Борнхольм, нанял командующего русским Балтийским флотом XVI века — датчанина Карла Карстена, нанял десяток боевых кораблей (офицеры — иностранцы, матросы и комендоры — русские). Но этого было мало, вот он и звал на Балтику братьев по вере — запорожцев. Но что-то у бояр с гетманами не сложилось, на Балтику запорожские казаки не попали. Нет сомнений, что царь Иван Грозный зело бы удивился, узнай, что потомки припишут создание русского флота на Балтике полуграмотному мужу горничной немецкого пастора. А запорожцев будут считать неисправимыми конниками.

Но хотя шведов запорожцы так и не потрепали, турецкие корабли и прибрежные крепости они раскалывали, как рукояткой пистолета орехи.

Шестнадцатое столетие, особенно его первая четверть, было эпохой расцвета флота Запорожского Войска. Почти буквально «золотым веком», ибо на казачьих «чайках» сундуки были полны трофейным турецким, татарским, французским и испанским золотом. Именно в этот период турецкий флот утратил стратегическую инициативу на Черном море. Казачьи флотилии заставили султана сначала сосредоточить практически весь свой флот в Азовском и Черном морях. А когда это не помогло, не спасло морские торговые коммуникации и северные колонии Турции от запорожцев, султан был вынужден подписать наивыгоднейший торговый договор с запорожцами. В XVII веке запорожцы вырвали у Турции стратегическую морскую победу. Такой, смело можно сказать, не удалось достичь ни одному из российских императоров с XVIII по XX век!

Если ранее казаки, грабя турецкое и крымское побережье, старались уходить от схваток с турецким флотом в открытом море, то теперь запорожские флотоводцы не боялись принимать такое сражение. Уже в мае 1602 года казаки в устье Днепра, захватив у турок несколько галер, с эскортом в 30 «чаек». вышли в море.

(Это подтверждает тот факт, что эпизодически они использовали для своих нужд крупные корабли. И при желании могли бы настроить армаду подобных судов.) И разметали турецкий конвой под Килией, захватив еще одну боевую галеру и несколько транспортных судов. Затем в Днепровском лимане эти же казаки атаковали эскадру турецкого адмирала Гасан-аги, отбили галеру и захватили еще одно судно, идущее из Кафы. И с попутным ветром вернулись домой. Трофейные корабли пустили на дрова, предварительно сняв все полезное, прежде всего артиллерию. Вопрос: если казаки захватили минимум пять галер и отлично управляли ими, разгуливая по Черному морю и громя турецкие эскадры, моряки они или кавалеристы? И главное, могли ли они оставить эти плавучие трофеи до следующей кампании? Могли, несомненно! Но зачем? Консервация деревянного судна на зимний период — дело хлопотное, а оно вольным казакам надо? Кроме того, стоянка таких судов выдавала туркам и татарам место базы запорожцев, лишала преимущества внезапного выхода в море, рассекречивала и место этого выхода. Да гори они огнем в печках, эти галеры, летом еще захватим! И действительно, захватывали десятками.

В 1606 году запорожцы напали на Килию и Белгород. Попутно разгромив в море турецкую эскадру, взяв на абордаж уже 10 галер. В тот же год казаки взяли крепость Варну, считавшуюся неприступной, как в XVIII веке — Измаил. Одновременно уже сам гетман Запорожского Войска, Петро Сагайдачный, повел не менее мощную флотилию на Кафу. Годом позже адмирал-гетман Сагайдачный одержал победу над турецким флотом у Очакова. 1609 год: 16 «чаек», имея на борту более 800 казаков, наводили ужас на Измаил, Килию, Белгород (Аккерман). Другой отряд мучил многострадальную Кафу. В 1613 году запорожцы разорили практически все южное побережье Крыма.

Тут уж у султана лопнуло терпение! «Чаша гнева» у монарха переполнилась. В ярости он приказал сильной эскадре стоять в засаде у устья Днепра — караулить возвращающихся с победой «православных викингов». Видимо, караульные боялись больше султана, чем казаков. Потому запорожцы смогли застать ночью мирно храпящих турок врасплох. Незаметно для часовых подкрались к самым бортам турецких кораблей… Шесть галер взяли без единого выстрела. Остальным удалось в панике удрать.

Но самым звонким по морским победам выдался 1614 год. Это был действительно «черный год» султанской Турции.

Уже в последних числах августа 2000 запорожцев на 40 «чайках» для начала захватили Синоп. Полностью уничтожили гарнизон, ворвались в старинный замок, подожгли город. Взорвали арсенал, сожгли верфи и стоявшие в порту и на рейде галеры и галионы. История не сохранила имя командующего казачьей эскадрой, но не иначе его душа переселилась в младенца Павла Нахимова…

Если раньше запорожцы совершали лишь краткие набеги на турецкую территорию, то 1614 год можно считать началом широкого вторжения в Турцию с моря. В султанском дворце в Стамбуле грянули «оргвыводы». Повесили великого визиря Насух-пашу, ответившего своей шеей за ужас Синопа. Румелийскому бейлербею, Ахмет-паше, приказали стеречь казаков в Днепровском лимане, предупредив, что если его янычары проспят казаков, как накануне, то бейлербею лучше будет самому повеситься на нок-рее. Из Средиземного и Мраморного морей в Черное была отправлена эскадра Али-паши и главные силы флота с его главкомом — Капудан-пашой. Для борьбы с казаками в Азовском море была передислоцирована эскадра Шакшак Ибрагим-паши. К осени 1614 года в северных морях турки сосредоточили почти весь флот Блистательной Порты. Такого еще не бывало никогда. Самое худшее для турок было то, что такие громадные силы вернулись обратно ни с чем. Несколько выигранных у казаков мелких стычек — вот и все успехи этой армады. Сотни боевых многопушечных кораблей захватили в плен не более 60 казаков, еще две сотни запорожцы потеряли убитыми. Трофеи мусульман были более чем скромными.

На следующий год казачий флот появился уже на горизонте Стамбула. Наплевав на 24-тысячный гарнизон столицы, на 6-тысячную личную гвардию султана и на военных моряков, запорожцы напали на порты Мизевну и Архиоку. Сам султан в тот день охотился в предместьях столицы. Его очень заинтриговали столбы дыма, поднимавшиеся над городом. Прибыв во дворец и узнав, в чем причина паники и пожаров, монарх «взорвался яростью», как бочка с порохом. Флоту Капудан-паши было приказано догнать и отомстить неверным! Догнали только в устье Дуная. Казаки легко и быстро развернулись и полностью разгромили всю турецкую эскадру. Взяв в плен самого главкома турецкого флота. (Можно предположить, что тот сдался сам, понимая, что прорываться можно только к собственной виселице. Невозможно себе представить, чтобы султан простил его после такого поражения.) На захваченных галерах запорожцы подошли к Очакову и на глазах у его гарнизона сожгли свои трофеи.

1616 год. Атаман-гетман Сагайдачный с двумя тысячами казаков одержал блестящую морскую победу в Днепровском лимане, разгромив 14-тысячный отряд на 116 судах эскадры Али-паши. Казаки потопили, сожгли и захватили 15 галер и более 100 вспомогательных судов. Только одной галере удалось выскользнуть — с самим Али-пашой. Осенью адмирал Сагайдачный подошел со своей флотилией к Синопу. Потом сжег порт Минер, где уничтожил 26 турецких кораблей. Эскадра турецкого адмирала Циколи-пагги из 6 галер с вспомогательными судами бросилась в погоню. Казаки их подождали… потопили три галеры… и поплыли себе дальше. Отряд кораблей Ибрагим-паши подошел к Очакову, чтобы караулить возвращавшихся в Сичь казаков. Долго же он ждал! Запорожцы решили, раз ветер попутный, а сундуки еще не полны, взять курс к побережью Малой Азии. Разгромив еще раз Синоп, эскадра Сагайдачного вторглась в святая святых — в пролив Босфор. Если бы она достигла главной базы турецкого флота — острова Родос и овладела бы еще и им… Султану можно было бы вешаться самому. Но он повесил еще одного великого визиря — Насир-пашу. Несчастный царедворец просто не мог решиться сообщить султану об истинном положении дел. За него это сделали «доброжелатели». Монарх был скор на расправу!

И его можно было понять. На следующий год — в 1617 году — казаки гетмана Дмитро Барабаша подошли к Стамбулу, и их паруса стали видны в окна султанского сераля.

В открытом море они одержали полную победу над турецкой эскадрой, причем удалось утопить ее командующего. В полном отчаянии султан запросил помощи у польского короля. Он казнил адмиралов и министров, рвал и метал клочки своих фирманов, требовал войск и кораблей.

Солдаты и моряки были, но, по свидетельству французского посланника в Стамбуле де Сези, их заставляли воевать с казаками буквально из-под палки. Страх перед запорожцами был сильнее страха перед палочными ударами. С таким войском много не навоюешь, но делать было нечего.

Разочаровавшись в возможности защититься от запорожцев военной силой, султан стал просить польского короля Сигизмунда III урезонить «польских казаков». В Стамбуле знали, что формально Запорожские Сичи находятся во владении польского королевства. Но в том-то и дело, что только формально! Через год большая флотилия казаков вышла в Черное море, игнорируя угрозы из Варшавы оставить мореходов без жалованья из королевской казны. Что им был «оклад», когда они потрошили богатые кладовые турецких и татарских сокровищниц. Надо отметить, что в Варшаве король искренне хотел помочь своим южным союзникам в борьбе с Русью. Польский монарх, узнав, что казаки плевали на его запрет, повелел сейму (парламенту) направить делегацию депутатов в Сичь — убеждать запорожцев не обижать турок. Представитель короля в сейме вынес этот вопрос на повестку дня. Депутаты начали прения. Обсуждали долго. Единогласно признали, что «сладка смерть за Отчизну». Но сами смаковать эту сладость не захотели, пояснив, что для них поездка к запорожцам «смертью пахнет». Польские парламентарии, оценив риск на вкус и запах, решили, что такая политика не для них. И предпочли для себя «горькую жизнь за Отчизну», без аромата смерти. А казаки занялись привычным делом — бить мусульман.

В феврале 1620 года в морской поход вышли более 300 «чаек» — около 15 000 казаков. А летом 1621 года запорожцы чуть было не взяли столицу Оттоманской Блистательной Порты. Подступы к Босфору охраняли только три галеры. Когда на горизонте увидели паруса 16 «чаек», в городе началась безумная паника. Только через два дня удалось наскрести 40 торговых и вспомогательных судов. Но эта «ополченческая» флотилия так и не решилась вступить в бой с 16 казачьими челнами, экипажи которых деловито и спокойно экспроприировали ценности турецких богачей. Известие о казаках достигло каюты турецкого адмирала Халиль-паши, эскадра которого базировалась в Килии. Как исправный служака, он бросился на защиту столицы. Казаки заманили его флот на мелководье и разгромили наголову. Было потоплено 20 галер, остатки турецкого флота укрылись в гавани Стамбула.

Правда, это не значит, что турки были такими трусливыми, неумелыми и невезучими противниками. Бывали победы и у них. Казаков, захваченных в плен моряками Капудан-паши, привезли в Стамбул и там предали казни с мстительной жестокостью. Французский посланник в Турции де Сези пугал короля Людовика XIII описаниями этих казней. Пленных запорожцев топтали слонами, разрывали на части, привязав между галерами, закапывали заживо… Оставшихся 40 казаков, облив смолой, сожгли заживо.

Запорожцы мстили. Уже в июне 1624 года 102 «чайки» были у стен Стамбула. Еще при выходе из Днепровского лимана они встретились с эскадрой турок из 25 галер и 300 мелких судов — ушкалов[5]. Морское сражение шло несколько часов, казаки опрокинули турок и вырвались в море. В том же году в морской поход вышла флотилия из 150 «чаек». Получается, что в море в том году вышли в общей сложности 252 «чайки», а если на каждой было по 50 казаков, то более 12 000 запорожцев вели бои на море. Дивизия, по счету XX века. Но никак не кавалерийская. Зимой 1623/24 года в Сичи не смолкали топоры — рубили «чайки», заготавливали порох, плавили свинец, шили паруса и смолили канаты, ковали якоря… До конных ли подков было запорожцам? На следующий год в море вышло более 350 «чаек» — почти 18 000 казаков.

А летом 1625 года в устье Дуная произошло еще одно масштабное сражение турецкого флота — 43 галеры адмирала Реджеб-паши против 350 запорожских «чаек». Имя казачьего адмирала история не сохранила.

Сражение окончилось вроде бы победой турок. Только 30 казачьих «чаек» добралось до берега. Но потери турецких моряков были колоссальны, за что тот бой можно смело окрестить «пирровой победой». На начальном этапе сражения преимущество было у православных. Ветер стих, паруса турецких галер обвисли, а подневольные гребцы устали. Зато дружно взмахнули веслами на легких «чайках».

О том сражении сохранилось воспоминание турецкого ветерана. «Началась страшная битва, мусульмане сражались с несказанной отвагой. Корабль Капудан-паши очутился в беде и чуть не стал добычей разъяренной сволочи, — ругался в хрониках турок. — Эти злодеи, узнав его галеру по трем фонарям, помещавшимся на корме, как неистовые набросились на нее с трех сторон, так как сзади ее защищали пушки и частая ручная стрельба. Несмотря на массу своих трупов, двести негодяев все-таки влезли на палубу корабля, и до мачты было так завалено трупами неверных, что нельзя было пройти. Гребцы галеры, все из казацких пленных, перестали работать веслами и, наверное, ударили бы на мусульман, если бы не были закованы в кандалы… Много других кораблей уже становилось жертвой разъяренных неверных, уже мусульмане, видя неминуемую гибель, припадали, моля о помощи Аллаха… как вдруг эту страшную тишину развеял счастливо налетевший шквал. Надуваются паруса, и через несколько мгновений множество перевернувшихся и разбитых челнов наполняет море тысячами неприятельских трупов». Турки оценили урон казаков в 172 «чайки» захваченными, при 786 пленных. Потоплено, по их мнению, 100 судов. Европейские дипломаты из Стамбула доносили о более правдивых данных. Они насчитали только пленных, а «чаек», вероятнее всего, потопили не более 70. Француз де Сези едко описал причины успеха турецкого флота: «Если бы не северный ветер, который поднялся и помог паше, казаки разгромили бы его флот». И несмотря на крупное поражение казаков, европейцы именно в те годы писали восторженные отзывы о них. «Казаки так отважны, что не только при равных силах, но и 20 „чаек“ не побоятся 30 галер падишаха, как видно это ежегодно на деле», — писал итальянец Д’Асколи. Французу и итальянцу вторил польский историк Павел Пясецкий: «По словам самих турок, никого они не страшатся больше казаков».

Да, запорожцы были храбры, презирали смерть. Но одной смелости мало, надо еще и воинское мастерство. Только откуда оно могло быть у десятков тысяч беглых землепашцев, за год-два научившихся стрелять более метко и рубить более виртуозно, чем профессионалы турецкого султана? Странные беглецы ломились в Сичь. Не отчаявшиеся холопы, а какие-то дезертиры из «спецназа».

Итак, за 10 лет — с 1614 по 1624 год — флот запорожских казаков минимум пять раз громил турецкие эскадры в морских сражениях. Дважды это заканчивалось гибелью турецких адмиралов. Трижды казачьи флоты осаждали с моря столицу Турции. Казаки потопили и сожгли сотни боевых и транспортных судов турок. Высадили десятки успешных морских десантов на территорию Турции. Неоднократно прорывались через Босфорский пролив. Всего за 10 лет. А теперь стоит вспомнить историю регулярного Российского Черноморского флота, сражавшегося с Турцией в тех же водах почти триста лет — в XVIII, XIX веках и в XX веке до 1917 года. Кто из адмиралов может сравниться с гетманами Сагайдачным или Барабашем по числу и масштабу морских побед? Адмиралы Ушаков, Нахимов, Колчак? А кто из них с моря подводил свои эскадры к Стамбулу? А кто сумел прорваться через Босфор? Никто! Ни один из них. А запорожские казаки совершали это многократно.

В 80-е годы XX века в СССР вышел забавный мультик про то, как запорожцы французским мушкетерам помогали… Еще забавнее тот факт, что в действительности в XVII веке казаки помогли французам, хотя и не совсем мушкетерам. Переписывался с их гетманом не знаменитый кардинал-эстет Ришелье, а его преемник — толстенький кардинал Мазарини. Жаль, очень жаль, что подобный сюжет не вдохновил романиста Дюма…

Но по порядку. К 1646 году польский король Владислав IV ввязался в Тридцатилетнюю войну. Варшавский монарх симпатизировал Зиновию Хмельницкому (уже после смерти короля ставшему Богданом и сторонником военно-политического союза с Москвой). В тот год Хмельницкий не мечтал о Москве, а смаковал роскошь и комфорт французской столицы. Будущий «присоединитель Украины» был настолько очарован Парижем, что обещал французскому послу в Варшаве — графу де Брежи — не менее трех тысяч казаков для помощи в штурме Дюнкерка. И обещание свое сдержал.

Ну, не три тысячи, а 2400 запорожцев морем, на своих «чайках», добрались до Дюнкерка, чтобы сражаться с испанцами. Прибыв к французским «работодателям», православные ландскнехты потребовали плату вперед. По мнению французов, они дрались неплохо, но едва случилась задержка жалованья, как половина «в долг» сражаться отказалась наотрез. А вторая половина перешла на сторону испанцев, которые готовы были заплатить раньше французов. В архивах Дюнкерка русский историк А. В. Половцев обнаружил переписку между принцем Конде и кардиналом Мазарини. В частности, письмо кардинала от 1 ноября 1646 года, в котором он жаловался принцу на продажность православных наемников (о своей архивной находке историк сделал сообщение в Обществе любителей древней письменности 26 марта 1899 года). Но главное то, что запорожские казаки понадобились Франции не для кавалерийской войны, а для морской, против испанского флота. Что подтверждает их «морское сословие».

Но самым главным свидетельством этого является договор о морской торговле, заключенный между султаном Турции и гетманом запорожцев. К 1649 году, когда был подписан этот договор, казаки так допекли Стамбул, что султан готов был подписать соглашение хоть с самим шайтаном, лишь бы дать покой измученным казачьими набегами городам. Главу мусульман можно было понять. Направлял против казаков эскадры в сотни кораблей — не помогло. Казнил нерадивых великих визирей, смещал адмиралов — не спасло. Совместно с польским королем пытался «сплавить» запорожцев подальше — в Атлантику, на головы французов и испанцев. Помогло мало. Султану ничего другого не оставалось делать, как пустить запорожцев в свои порты миром. Иначе прорвутся сами. А главное, возложить на них самих ответственность за покой на торговых путях.

Историки очень не любят ссылки на этот договор. Обзывают его «формальным», реально не действующим. Уж очень он «мешает» созданию образа запорожца, лишь от случая к случаю выходящего в море. А главное, превращает пирата в оборотистого и ответственного купца. А запорожцам было что везти на продажу в Турцию: пушнину, древесину, мед, воск, рыбу…

Текст этого договора говорит сам за себя. В 1649 году запорожцы «взяли море», обосновав тем самым смысл своих военно-морских сил. Флот, созданный Петром I, подобного не совершал никогда. Можно сделать смелое предположение: Российская империя о подобном договоре с Турцией и не мечтала. Впрочем, вот сам договор.

ТОРГОВЫЙ ДОГОВОР ЗАПОРОЖСКИХ КАЗАКОВ С СУЛТАНСКОЙ ТУРЦИЕЙ[6] «1. Позволяет Султан Турецкий войску Козаков и народу их иметь свободное плавание на Черном море ко всем своим портам, городам и островам, так же на Белом (Мраморном) море ко всем своим владениям и островам с их портами, и к портам других Государей и владениям Христианским, так же по всем рекам и ко всем городам, с коими, по желанию своему в торги и в купеческие дела входить имеют, продавать, покупать и менять по воле своей, стоять в портах и выезжать, когда захотят, без всякого препятствия, сопротивления и затруднения.

2. Для поспешествования новой торговли войска Запорожского и народа его, Султан Турецкий освобождает купцов их от всякой пошлины, мыта и подати, а также товары их, какие только они в Государство его ввозить, или из Государства его вывозить захотят, с сроком на сто лет (если не на сто лет, то хотя на пятьдесят или, по крайней мере, на тридцать), за чем должностные начальники повсюду смотреть будут, а по истечении ста лет, если Бог позволит, не большую тягость податей нести имеют, как и самые Турки.

3. Домы для складки товаров, в городах и портах Султана Турецкого, как при Черном море, так и при Белом быть имеющих, позволяет Султан войску Козаков заводить и тем торговать, и купцам их свободно пребывать, не платя никакой подати в продолжение вышеупомянутых ста лет.

4. Наместник Войска Запорожского и народа его, в Стамбуле иметь будет свое пребывание с должным почтением и без всякой опасности и обязан ходатайствовать о правосудии обиженным козацким купцам: так же и войско Запорожское, наместника Султанского в портовом городе своем имеет, который должен выдавать пашпорты козакам для свободного их проезда на галерах или кораблях, куда захотят, и за пашпорт брать не более одного червонца. В присутствии его, начальник галеры имеет учинить присягу, что он никакой измены против Государства Султанова не сделает, оный же наместник Султана обязан право сие, на Турецком языке писанное, каждому требующему на письме выдать за своеручную подписью и с приложением печати.

5. Для удержания своевольных людей от нападения на море, с дозволения Султана, войско Запорожское заложит несколько городов портовых ниже порогов, даже с устья реки Буга в Днепр, откуда и торговлю свою производит, и безопасность на море против своевольства обеспечить само собою имеет.

6. Если бы кто своевольно из войска Запорожского нападал на море, над такими надлежащий суд учинить должно войско Запорожское при наместнике Султанском, а для сего, торговли Козаков и купечеств их затруднений и препятствий делать никогда и никто в Государстве Турецком не будет.

7. Если бы с Дону какое возникло своевольство, и оттуда на море выехали для разбоя, то вместе с Турецкими галерами ловить надлежит, и козацких своевольников наказывать, и взаимно друг другу вспомоществовать, чтобы море было чисто и свободно.

8. Если бы галера козацкая, в чем будь право Султана (да сохранит его Бог) преступила, то начальник галеры должен быть наказан, а сама она с товарами и работниками своими останется свободною, и другие так же, в товариществе с нею находящиеся галеры и корабли имеют быть свободными, дабы невинно не терпели и заключенный мир был бы ничем не нарушен.

9. Если бы галера или корабль козацкий разбился на берегу Султанском, то вещи те, кои могут сохраниться, были бы спасены и наследникам отданы.

10. Касательно долгов купеческих, право купцам козацким такое же быть имеет, как и Туркам во всем государстве, и суд немедленный.

11. Галер или кораблей козацких ни на какие потребы, ни на какую службу Султан Турецкий употреблять не позволит, ни их людей, ни товаров, ни оружия, но свободный вход и выход во всем, что имеют, когда захотят, им обещает и обеспечивает.

12. Когда какой купец умер в Государстве Турецком, на море или на суше, то все имущество его, принадлежать будет наследникам его, и никем удержано быть не может, и хотя бы, что кому отказал, или записал при смерти, недействительным почитаться не будет.

13. Невольников Христианских у Турок, так как и Турецких у Христиан, купцам козацким свободно выпускать позволено будет. А если бы невольник Христианский, в государстве Турецком находившийся, на галеру или корабль козацкий убежал, то его утаивать или укрывать начальник галеры не имеет права, но должен его выдать и на сие никакого убытка или обиды не потерпит ни он, ни галера его, ни люди, ни товары его, так же когда работник какой вольный или невольник с галеры козацкой бежал, Турки должны будут выдать его козакам».

Ну, каков Договор? Неудивительно, что после 1650 года, как свидетельствует хроника боевых действий запорожского флота в XVII веке в Черном море, военно-морская активность казаков пошла на убыль. И резко. Действительно, зачем грабить и убивать, когда можно и обогатиться, и домой всем вернуться живыми и здоровыми? Разумеется, далеко не все казаки, по природе своей анархисты, или те, кто не мог мириться с рабством братьев, попавших в плен раньше 1649 года, пунктуально выполняли его условия. Но геополитически именно с него начался раскол в Запорожских Сичах между сторонниками турецкой и московской ориентации.

К середине XVII века польская монархия стала стремительно дряхлеть. Как симптом слабости державы, алчность сановников и магнатов стала неукротимой. Ради наживы польское дворянство санкционировало передачу иудеям в аренду церкви православной Украины, одновременно став «три шкуры драть» с крестьянства и рассорившись с элитой казачества. Политическая Варшава жила под девизом «После нас хоть потоп!». Сильно обиженным стал недавний союзник уже умершего короля Зиновий Хмельницкий.

Украину раздирала не столько война с поляками, сколько гражданская война между сторонниками союза с Московией или с Турцией. Православные малороссы стремились отсоединиться от католической Польши. Но на кого опереться? Свое покровительство еще в 1651 году предложил турецкий султан. Потом повторил предложение спустя два года. Гетман Дорошенко, лидер правобережной Украины, был за союз с мусульманами против поляков. В пользу этого союза были экономические соображения. В пользу интересов религиозных выступали сторонники московской ориентации, сгруппировавшиеся вокруг Зиновия Хмельницкого… Они и собрали в 1654 году в Переяславле Раду, которая санкционировала военно-политический союз польской Украины (!) с Московией против польской монархии. И не более того.

Для флота Запорожского войска это событие обернулось тем, что свои действия против турок он стал предпринимать, считаясь с мнением Московского Кремля. Кстати, в пользу того, что торговый договор соблюдался, говорит тот факт, что после 1649 года запорожцы сразились с турецким флотом только в 1660 году. Запорожцы во главе с гетманом Иваном Сирко напали на Очаков. В 1663 году они три дня сражались с турецким флотом. Перехватывали суда, идущие из Турции к Крыму. В 1667 году они прорвались через Сиваш в Крым. Сожгли столицу крымского ханства, так что хан в спешке эмигрировал в Турцию на корабле.

Но с былым размахом это уже несравнимо. Инициатива в морской войне с Турцией с 70-х годов переходила к донским казакам. В Азовское море воевать уходили из Сичи непримиримые враги турок. Впрочем, не все были столь уж непримиримы.

В Стамбуле, надо полагать, знали, что часть казаков поддерживает гетмана Дорошенко, готового заключить союз с Турцией. Не всем нравилась политика Москвы. Немало было и тех, кто обогатился на морской торговле с мусульманами и не прочь был бы развить сотрудничество. Война войной, а деньги и прибыль мирят многих давних врагов. И в 1680 году кто-то подсказал султану Махмуду IV умную мысль: повторить опыт 1649 года, возобновив с запорожцами торгово-экономические отношения. Мысль была сказана умная, да дураком услышана.

Султан не придумал ничего лучше, чем послать к запорожцам письмо нижеследующего содержания.

«Я султан, сын Магомета, брат солнца и луны, внук и наместник Божий, владелец царств — македонского, вавилонского, иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властелин над властелинами, необыкновенный рыцарь, никем не победимый, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешение мусульман, смущение и великий защитник христиан, — повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоить.

Султан турецкий — Махмуд IV»[7]. Вот и вся султанская дипломатия.

Процесс сочинения ответа запорожцев султану изображен в знаменитой картине. А вот текст этого письма сохранился в истории в разных вариантах. Вот, пожалуй, самый точный и полный:

«Ты — шайтан турецкий, проклятого чорта брат и товарищ, и самого Люцыпыря секретарь! Який ты в чорта лыцарь? Чорт выкидав, а твое войско пожирав. Не будышь ты годен сынив христианских под собою маты, твоего войска мы не боимось, землею и водою будем биться с тобою. Вавилонский ты кухарь, макыдонский колесник, иерусалимский броварнык (пивовар), александрийский козолуп, Великого и Малого Египта свынаръ, армянский свыня, татарский сагайдак (козел), каминецкий кат, подолянский злодюка, самого гаспыда внук и всего свиту и пидсвита блазенъ (глупей), а нашого Бога дурень, свыняча морда, кобыляча срака, ризныцка собака, нехрищенный лоб, хай бы взяв тебя чорт! Отток тоби казаки одказалы, плюгавче! Невгодын еси матыри вирных христиан.

Числа не знаем, бо календаря не знаем, мисяц на неби, год у кнези, а день такий у нас, як и у вас, поцилуй за те осъ-куды нас!

Кошовой атаман. Иван Сирко зо всим кошом Запорожским». Так что знаменитое полотно отражает историческую быль.

Можно сказать, что с 90-х годов XVII века Черноморский флот запорожцев стал стремительно приходить в упадок. Самый крупный успех случился в 1690 году: казаки захватили казну крымского хана и потопили два турецких судна. Но некому и не на чем было уже идти к Стамбулу. Запорожцев звали в низовья Дона, на Азовское море их братья — донские казаки. Завершая главу, посвященную истории запорожского казачества периода XV–XVII веков, можно сделать следующие выводы.

1. Оно сформировалось изначально как сообщество потомков и наследников профессиональных воинов — дружинников эпохи древней Руси, оставшихся не у дел после распада Орды (то есть Войска). (Запорожское, Донское, Терское и Яицкое казачьи Войска — это остатки Орд XIII–XIV веков, укрепившиеся в труднодоступных местах как с моря, так и с суши.) Каждая из запорожских Сичей представляла собой прибрежную, а не полевую крепость. Конница и крепостная артиллерия у запорожских казаков играли роль вспомогательного рода войск. Основой вооруженных сил военно-демократической республики запорожских казаков служили военно-морской флот и морская пехота.

2. Запорожские казаки сформировали особый тип судостроения, пригодного для использования как в прибрежной части, так и в открытом море.

3. Запорожцы разработали особую тактику боя в открытом море: нападения «осиного роя» мелких судов поочередно на крупные корабли, подавляя сопротивление их экипажа непрерывным ружейным огнем с ближней дистанции, с последующим захватом в абордажном бою.

4. Ареал боевых действий флотилий запорожского казачества: Азовское, Каспийское, Черное, Мраморное, Средиземное моря и прибрежные воды Атлантики — в районе Испании и пролива Ла-Манш. Лишь дипломатическая несогласованность не позволила запорожцам отличиться в Балтийском море против шведского флота, сражаясь на стороне Московской Руси.

5. Запорожские атаманы и гетманы: Сирко, Вишневецкий, Хмельницкий, командиры флотилий «чаек» являли собой профессионально мыслящих флотоводцев, способных планировать успешные операции флота на море и при взятии прибрежных крепостей.

6. Запорожцы за три века выиграли десятки крупных морских сражений с турецким флотом, считаясь моряками, по своему мастерству равными испанцам и французам. Интенсивности военного и транспортного судостроения в Причерноморье, равного запорожским Сичам XVII века, Российская империя достигла только к концу правления Екатерины Второй. Но никто из русских черноморских адмиралов не достиг стратегического успеха в Черном море в борьбе с Турцией, равного успехам запорожских гетманов.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Морская история казачества iconТема для обсуждения и обмена мнением
Целью Стратегии является развитие российского казачества в целях обеспечения эффективной государственной и иной службы российского...

Морская история казачества iconРеферат: «История Казачества их быт, обычаи, нравы»
Знаменитые личности

Морская история казачества iconФакультативный курс «Казачество-оплот России на Дальневосточных рубежах»...
Концепция развития казачества в Хабаровском крае. Одним из направлений Концепции является военно-патриотическое воспитание молодежи...

Морская история казачества iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 14. 00....
В основу настоящей программы положены следующие дисциплины: авиационная медицина; космическая медицина; морская медицина

Морская история казачества iconСписок литературы для чтения летом
...

Морская история казачества iconCossacks and statehood Ерохин Игорь Юрьевич
Целью данной статьи является раскрыть противоречия и дуализм взаимоотношений казачества с российским государством, проследить, какие...

Морская история казачества iconКонспект занятия по физическому развитию детей «Казаки»
Цель: формирование уважительного отношения к культуре и традициям, обычаям казачества, создание основы для развития патриотических...

Морская история казачества iconИнформационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга №31 (782) от 20 августа 2012 г
Книжно-иллюстративная выставка к Дню Государственного флага РФ «Символы России» (Центральная городская детская библиотека им. А....

Морская история казачества iconРекомендуемая литература для летнего чтения. 6 класс
М. Ю. Лермонтов Стихотворения «Парус», «На севере диком…». Баллада «Морская царевна». «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого...

Морская история казачества iconОбраз казачества в русской и советской литературе
Азов летом — осенью 1641 года. В ней нет определенных персонажей, нельзя говорить и о законченном сюжетом замысле. Главным действующим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную