Морская история казачества






НазваниеМорская история казачества
страница8/18
Дата публикации03.02.2018
Размер2.48 Mb.
ТипКнига
l.120-bal.ru > История > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   18
Глава 6. Морские походы яицких казаков

Яицкие казаки — это уральские. И они своим рождением в истории обязаны морю, в морских просторах добывали они себе пропитание и славу. В 1577 году стольник московского царя Иван Мурашкин, разгромив базу казаков-разбойников на Волге, и представить себе не мог, что своими действиями даст импульс рождению сразу трех новых казачьих Войск: Сибирскому, Терскому и Яицкому.

Одна из ватаг разгромленных волжцев добралась до северного побережья Каспийского моря. В 1580 году ватага атамана Нечая выбила из устья реки Яик (Урал) ногайских татар и, чуть поднявшись вверх по реке, спустя год основала укрепленный казачий Яицкий городок. Положив начало Яицкому казачьему Войску.

Яицкие казаки действовали примерно в тех же акваториях Каспия, что и низовые терцы. Однако своей морской культуры создать не сумели. Во-первых, их «кадровый состав» вышел из сугубо разбойничьей среды. Она охотно откликалась на призыв заняться грабежом, но не любила сосредоточенного и организованного труда. Морские суда яицких казаков в точности повторяли струги донских казаков, которые то и дело наведывались на Каспий — пограбить. Во-вторых, в устье Яика, по соседству, очень быстро разместился сильный гарнизон войск московского царя. Яицкие казаки не имели той природной защиты, как терцы, от астраханских воевод. И потому находились под постоянной угрозой атаки со стороны царских карательных отрядов. Можно ли было в такой обстановке спокойно возводить пирсы, торговые прибрежные склады? Тем более собор, архив, общественные сады и бани? Потому яицкие казаки имели только одно спасение — в море. По Каспию они бродили, как цыгане, только вооруженные, и под парусом и на веслах. Не было у них, что называется, ни кола ни двора, а только сабля, весло, парус да пара абордажных пистолетов. Но от их набегов ежились и московские, и персидские купцы.

В 1631 году — яицкие казаки грабили и топили суда московских купцов.

В период с 1632 по 1634 год яицкие казаки, соединившись с донскими, разоряли персидские прибрежные города: Дербент, Баку, Назабад и опустошали прибрежную персидскую провинцию Гилян.

В 1667 году Бог послал им энергичного и талантливого флотоводца в союзники — донского атамана Степана Разина. Под его командованием яицкие казаки рассчитались со своими давними обидчиками — с царскими стрельцами, разгромив их войско в устье Яика.

В 1677 году — яицкие казаки, окрыленные победами, сожгли крепость московского царя в устье реки Яик и, развернув форштевни своих судов, пересекли море для того, чтобы напасть на Баку. И напали! Шах молил всемогущего Аллаха о спасении. Седой Каспий раз за разом выплескивал на его владения флотилии своих «викингов»: запорожцев, донцов, терцев… А тут с севера принес еще одну напасть — яицких казаков. Надо отметить, что тактика боевых действий на море яицких казаков ничем не отличалась от приемов терцев или донцов. И корабельной артиллерии на своих морских судах яицкие низовые станичники не имели. Оружие — только холодное, да пищали с пистолетами, для очень краткого огневого боя.

Московский царь и персидский шах, оба в одинаковой степени ощущали угрозу торговому мореплаванию со стороны яицкой казачьей флотилии. Ее гибель была предрешена историей, как гибель их соседей-терцев. С казнью атамана донцов, Разина, яицкие казаки лишились мощного союзника. А в Кремле им припомнили «подвиги» в устье Яика. Ранее моряков-терцев, яицкие казаки были оттеснены вверх по реке, в глубь континента. Выход в Каспийское море был плотно перекрыт царскими войсками. О славных морских походах, о морских десантах, об абордажных боях пришлось яицким казакам забыть сразу и навсегда. Только из старинных дедовских преданий и песен знали они, как поет ветер в парусных снастях, как дрожит стрелка компаса и как плещутся солнечные лучи рассвета и заката в волнах теплого моря.

Уже к началу XVIII века яицкие казаки остались лишь искусными рыболовами. Впрочем, на ниве торгового мореплавания они также не потерялись. История сохранила имя первого морского судовладельца на Каспии среди яицких казаков в XIX веке. Им стал казак Федор Андреевич Попов. И напоследок — совсем малоизвестная страница морской истории уральского (яицкого) казачества. Современные экологи и гидрографы спорят, что такое усыхающий Арал — море или огромное соленое озеро. Яицкие казаки внесли свою лепту в его освоение. В 70-х годах XIX века местный губернатор направил в адрес Наказного Атамана Уральского казачьего Войска просьбу — прислать опытных рыболовов, для начала морского промысла в водах Аральского моря. Рыбы в нем было в то время много, а всерьез ее ловить местные тюркские народы не умели. Вот и попросили уральцев прислать своих мореходов для передачи опыта. Об этом промелькнула информация в журнале «Русское судоходство» за 1910 год. Тема малоизвестная, но то, что попросили направить в качестве инструкторов морского промысла казаков-уральцев, — свидетельствует в пользу «мореходности» этого казачества.

Глава 7. Якутский казак — Семен Иванович Дежнев. Сибирский казак — Владимир Васильевич Атласов

Эпоха Великих географических открытий XVI–XVIII веков создана выдающимися мореплавателями. Есть среди них и имена казаков, которым Россия обязана своими дальневосточными морскими границами. В первую очередь енисейско-якутских казаков — Дежнева, Попова и сибирского казака — Атласова.

Енисейский казак Семен Иванович Дежнев родился около 1605 года, по предположению биографов — в Великом Устюге. С 1642 года он почти без перерыва бороздил на маленьких суденышках — кочах, моря Северного Ледовитого океана. Летом 1648 года три коча с казаками во главе с Дежневым и с Федотом Алексеевичем Поповым (по предположению ряда историков — именно он был руководителем той морской экспедиции) впервые в истории обошли Чукотский полуостров и вышли из Северного Ледовитого океана в Тихий. Пройдя дальше на юго-восток, Дежнев впервые обстоятельно обследовал Курильские острова (хотя ранее они были замечены экспедицией казака Наседкина). Дальневосточные границы Московского царства, таким образом, были очерчены и в дальневосточных морях. В 1664 году в Москве казак Дежнев за заслуги перед Отечеством был пожалован чином казачьего атамана Якутского Войска.

Владимир Васильевич Атласов (в некоторых источниках — Обласов) родился в Сибири около 1661–1664 гг. Но известно точно, что в 1682 году он поступил на службу в Якутское казачье Войско и вскоре отправился на поиски новых земель. Словно скандинавский викинг или английский капер — его современник. В 1697 году флотилия кочей, имея на борту 120 казаков-мореходов, отправилась с тихоокеанского берега Евразийского континента на восток.

Колумб плыл на запад — на закат. Сибирский казак Атласов держал курс на восток — на восход. Вскоре казачья флотилия увидела на горизонте высокие вулканообразные дымящиеся конусы гор Камчатки. Гряда ее островов была присоединена к короне московского православного царя. А казак-мореход Атласов не только составил подробное описание островов Камчатского архипелага и Чукотского полуострова. Но и пересек Тихий океан и достиг берегов Японии! И Нового Света — Аляски — северной оконечности Американского континента.

В 1701 году Атласов в награду получил чин казачьего головы. И все.

Вышеуказанные факты, в общем-то, известны. Но мало проанализированы. Для европейских протестантов, прикормивших из рук горничной немецкого пастора русского царя — Петра I, заслуги казаков в дальневосточном мореплавании были еще горше южных флотилий. Героев морских сражений — донцов, запорожцев, терцев — можно было еще терпеть. Во-первых, пираты, а во-вторых, почти всегда действовали в закрытых морях. Лишь однажды флотилия запорожцев достигла Атлантики. Сибирские и якутские казаки плавали в открытых океанах — Северном Ледовитом и Тихом! Они не пиратствовали, а совершали географические открытия и научные описания новых земель. Они имели отличный опыт дальних океанских плаваний! Они освоили прибрежное плавание во льдах Арктики! Они пересекли Тихий океан и достигли Америки! Православные люди сами, без протестантских «учителей», доказали свою способность к океанскому мореплаванию.

Вот почему собутыльники «царя-реформатора» стремились заставить русских рабов забыть о своих национальных героях. Славу открывателя пролива между Азией и Америкой приписали иностранцу-протестанту Берингу, хотя тот и по-русски, на языке страны, которой служил, толком-то не мог объясняться. Но он был свой. А Дежнев и Попов были казаками, чужие, непокорные при «немецко-русском» дворе Российской империи.

Примеры походов Дежнева, Попова, Наседкина, Атласова не только безапелляционно доказывали то, что казаки — это морское сословие! Но и на оценку Петра I как на основателя флота оказывали воздействие, как огонь костра на Снегурочку. Стоят такие «снегурочки» — памятники Петру I, как основателю русского флота, по всей Руси. Но стоит только вспомнить о казаках-мореходах XVII века — в Тихом, Атлантическом, Северном Ледовитом океанах… О казачьих боевых флотилиях в Азовском, Черном и Каспийском морях… О масштабе казачьего судостроения и морской торговли со странами Запада и Востока…

И «потечет вранье» о полуграмотном царе Петре. И растает миф о «реформаторе», сотворенный его хозяевами-протестантами, как сказочная Снегурочка. Только грязная лужа и останется.

Часть II

ВЕК XVIII — РЯДОМ С РЕГУЛЯРНЫМ ИМПЕРАТОРСКИМ ФЛОТОМ

Глава 8. Петр I… Великий адмирал турецкого флота

В предыдущей главе ясно и убедительно показано, что задолго до того времени, как младший сын московского царя Алексея Михайловича «Тишайшего» нашел в сарае забытый ботик, его подданные по морям ходили давно. Морское дело знали, ценили и, если можно так сказать, любили. Морем пользовались не для «потехи», а для прибыльных коммерческих занятий. И в Азию, и в Европу ходили запросто, не через «окно», а обычным для всего человечества способом. Казачьи же флоты вообще пользовались «вратами» — устьями рек Днепр, Дон, Кубань, Терек, Яик и Волга. То, что молодой московский царь в 1695 году вдруг вздумал «рождать» русский флот в Азовском море, казалось удивительным для многих его современников. Тому подтверждением могут являться материалы из путевого журнала вице-адмирала Крюйса, опубликованные под общим названием «Первый поход на Азовское море» в VIII части «Записок Гидрографического Департамента» за 1850 год, издаваемых Морским министерством. Верный сподвижник государя так охарактеризовал это предприятие:

«Его Императорское Величество объявил в начале сего году, что он с одною эскадрою кораблей вниз по Дону плыть и забавной[20] поход на Черное море предпринять изволит…»

Может быть, голландец Крюйс еще плохо русский язык выучил, может, его записки так неаккуратно перевели позже, может быть, слово «забавной» в конце XVII века иное значение имело. Все может быть. Только в одном сомневаться нельзя: для определения серьезного дела иным словом воспользоваться можно. А забава, она и есть забава, игрушка, потеха — и только. Серьезным русским мореходам играть в морские игры царя было некогда. (По тем же запискам Крюйса, из пяти кораблей только один был под командой русского — «бомбардира Петра Михайлова». Остальными, в морской «Зарнице» московитов, играли иноземцы.) Для настоящей морской войны готовы были только казаки.

Это убедительно доказал первый азовский поход молодого царя Петра Алексеевича, когда он выступил из Воронежа в 1695 году. Донские казаки по первому зову своего Войскового атамана — Фрола Минаева — снарядили для похода 1259 парусно-гребных стругов. С вооруженными и обученными экипажами и опытными флотскими начальниками. Ибо трудно себе представить, чтобы эта толпа судов двигалась хаотичной массой, без управления с флагмана.

У московского царя в тот год не было еще ничего: ни Адмиралтейств-коллегий, ни «кумпанств», ни иностранных морских советников… Он лишь с горящими от восторга глазами наблюдал за слаженными действиями казачьей флотилии и мечтал. О, если бы казаки смогли проникнуть в его мечты! Если бы гостеприимные и сильные хозяева донской земли смогли заглянуть лет на двадцать вперед… Они бы швырнули своего царственного гостя за борт, как некогда их атаман Разин — легендарную персидскую княжну. Донские казаки, принимая у себя московского царя Петра Романова, помнили рассказы своих дедов, которые помогали его деду — Михаилу Романову — быть избранным на царство в 1613 году. Их отцы, правда, иногда ссорились с его отцом, но всегда в конце концов мирились перед лицом общего врага — мусульман Турции и татарского Крыма. И на этот раз станичники видели в Петре лишь мощного союзника в войне с турками. Турецкий султан Магомет IV тоже.

Первая попытка казаков и московского войска, предпринятая в 1695 году, овладеть Азовом — провалилась. Весной 1696 года царь Петр засобирался в новый азовский поход. В начале мая в Черкасск стянулись более 64 000 пехотинцев Московии. К ним подошло подкрепление: 15 000 тысяч казаков-запорожцев во главе с походным атаманом Лизогубом. Донской атаман Фрол Минаев выставил 40 казачьих лодок с экипажами в 20 человек и еще 5000 казаков — «морской пехоты». Турецкие стратеги также спешили на помощь своему азовскому гарнизону. В середине мая на горизонте появились мачты эскадры султана: 13 боевых кораблей при 13 тунбасах (грузовых транспортных судах), груженных припасами для осажденного гарнизона.

18 мая 1696 года состоялся военный совет казачьих атаманов — донских и запорожских — и военачальников московского войска под председательством самого Петра. Царь выразил общее мнение — назавтра же решительно атаковать неприятельскую эскадру! Увы, его 9 галер с пехотинцами из полка Гордона не смогли преодолеть мелководье и выйти на большую воду Азовского моря. Через день в морской бой с турецкой эскадрой вступили лишь 40 казачьих лодок донцов. Будущий основатель российского регулярного флота лишь наблюдал сражение в подзорную трубу.

В «Истории Русского флота», изданной в Санкт-Петербурге в 1864 году под редакцией Ф. Ф. Веселаго, опубликовано «Письмо Государя к Генералиссимусу Ф. Ю. Ромодановскому о победе казаков над турецкими судами, с моря от Азова», датированное 31 мая 1696 года. Оно просто пышет восхищением удалью казаков в морском бою и жадной скрупулезностью в перечислении не им захваченных трофеев.

«…А неприятель на море стоял, в 13 кораблях. И как те суда поравнялись против устья Каланчинскогоимы, холопи твои, и казаки в лодках, прося у Бога милости, ударили на того неприятеля… те вышеописанные суда разбили, из которых 9 сожгли, 1 взяли, а остальные ушли к кораблям.[21] Те, видя, 11 ушли, один затопили сами, а один наши пожгли.[22] На тех тумбасах взято 29 языков, пороху 85 бочек, 300 бомбов, 500 гранат, 500 копей. Взято более всего сукон», —

с азартом интенданта пересчитывал трофеи царь. Правда, о том, как победители делили трофеи, он Ромодановскому не пишет. Не освещена эта деликатная тема и в трудах историков. А жаль.

Лишенные надежд на помощь извне турки в Азове все же держались. Более того, совершали удачные вылазки, вводя в панику московских стрельцов. Захваченные пленные сообщили, что ожидается прибытие еще одной эскадры. И действительно, 14 июня на горизонте забелели паруса 6 турецких кораблей и 12 галер. Подрейфовав пару недель на горизонте, турецкий адмирал все же решился попытаться высадить десант в помощь осажденному гарнизону Азова. 28 июня 21 турецкое гребное судно, с четырехтысячным десантом, направилось к берегу… Видимо, командир десантной партии услышал и увидел признаки веселого азарта, вспыхнувшего на казачьих лодках, на которых стали спешно поднимать якоря, готовить весла на воду и разбирать оружие. Турки давно знали цену рандеву с «викингами южных морей». Поэтому, не став испытывать судьбу, командир десанта скомандовал развернуться и успел вернуться к кораблям раньше, чем его догнали казачьи лодки. Тут же турецкий адмирал приказал поднять все паруса, и, воспользовавшись попутным ветром, вся эскадра, к ярости и ужасу защитников крепости, скрылась за горизонтом. Дни Азова были сочтены. Правда, и на суше войска московского царя целиком зависели от казаков. 17 июля 1896 года отряд запорожских казаков во главе со своим атаманом Лизогубом и донцы с атаманом Минаевым ворвались на крепостную стену. Но русские полки их не поддержали. Этот приступ турки кое-как отбили, но и казаки не оставили окружного вала. Азов повис на волоске. На следующий день обозленные своими большими потерями казаки грозились взять город приступом и не щадить никого. Турецкий комендант догадался направить к московскому царю парламентера, и тот выговорил почетные условия капитуляции. На следующий день остатки турецкого гарнизона покинули город, взяв с собой семьи и имущество. К неописуемому разочарованию казаков.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   18

Похожие:

Морская история казачества iconТема для обсуждения и обмена мнением
Целью Стратегии является развитие российского казачества в целях обеспечения эффективной государственной и иной службы российского...

Морская история казачества iconРеферат: «История Казачества их быт, обычаи, нравы»
Знаменитые личности

Морская история казачества iconФакультативный курс «Казачество-оплот России на Дальневосточных рубежах»...
Концепция развития казачества в Хабаровском крае. Одним из направлений Концепции является военно-патриотическое воспитание молодежи...

Морская история казачества iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 14. 00....
В основу настоящей программы положены следующие дисциплины: авиационная медицина; космическая медицина; морская медицина

Морская история казачества iconСписок литературы для чтения летом
...

Морская история казачества iconCossacks and statehood Ерохин Игорь Юрьевич
Целью данной статьи является раскрыть противоречия и дуализм взаимоотношений казачества с российским государством, проследить, какие...

Морская история казачества iconКонспект занятия по физическому развитию детей «Казаки»
Цель: формирование уважительного отношения к культуре и традициям, обычаям казачества, создание основы для развития патриотических...

Морская история казачества iconИнформационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга №31 (782) от 20 августа 2012 г
Книжно-иллюстративная выставка к Дню Государственного флага РФ «Символы России» (Центральная городская детская библиотека им. А....

Морская история казачества iconРекомендуемая литература для летнего чтения. 6 класс
М. Ю. Лермонтов Стихотворения «Парус», «На севере диком…». Баллада «Морская царевна». «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого...

Морская история казачества iconОбраз казачества в русской и советской литературе
Азов летом — осенью 1641 года. В ней нет определенных персонажей, нельзя говорить и о законченном сюжетом замысле. Главным действующим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную