Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур»






Скачать 95.95 Kb.
НазваниеКруглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур»
Дата публикации15.05.2015
Размер95.95 Kb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Литература > Документы
5 декабря 2008 года

15:30 - 17:00

«Писатели в гостях у журнала»: встреча российских и болгарских писателей с редакцией журнала «Факел»
Ведущие: Георги Борисов, Евгений Попов, Сергей Чупринин

Участники: Писатели Болгарии и России.



(В связи с вынужденным изменением в программе было решено в рамках этой встречи поговорить по теме Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур»)
Встречу открыл Георгий Борисов.
Георгий Борисов: Будем говорить сразу на русском – в честь наших гостей. Добро пожаловать на встречу писателей с журналом «Факел». Все, кто здесь находится, знаю о журнале. Поэтому я не буду досаждать информацией. Только то, что журнал выходит 28 лет. В честь юбилея 25 лет мы решили издать каталог, и посчитали, что мы опубликовали 1500 авторов. Я рад, что в этом зале есть авторы журнала и их переводчики. Я представлю наших гостей, они наиболее дисциплинированны, потому что они регулярно и точно приходят на мероприятия, в то время как болгары всегда опаздывают. (Реплика Е.Попова: Мы же при социализме больше жили в два раза…). Это Евгений Попов – прекрасный русский писатель, сатирик. Он сердится, когда я говорю о нем, как о сатирике. Однако в его произведениях много сатиры. Он один из основателей альманаха «Метрополь». А теперь помогает и журналу «Факел», потому что счиает, что у журнала Факел та же судьба, что и Метрополя. Рядом со мной главный редактор журнала Знамя – Сергей Чупринин, который возглавляет журнал 15 лет – профессор, критик. Журнал печатал во время перестройки все запрещенные произведения. В зале – Кирилл Владимирович Ковальджи – поэт, у которого болгарские корни, он публиковался в журнале, Анатолий Курчаткин – создаетель магической прозы в России автор записок экстремиста. Рядом – Светлана Васильева - театральный критик, поэт, прозаик - женщина, которая много помогала нашему журналу. На последнем ряду сидит Сергей Гандлевский – поэт, прозаик – пишет стильно, продуманно, глубоко и умно. Крупный классик новой русской литературы, которого нельзя не заметить – Дмитрий Быков. Его вчера спросили, как он успевает писать все – и стихи, и прозу, и публицистику сказки – все.. Он ответил, что успевает, потому что мало пьет. Я думаю, причина не в этом. И у него есть литературные негры, как у Александра Дюма. Хотя его сравнивают с Бальзаком. В зале находятся все почтовые лошади русской литературы, которые работают в нашем журнале – великолепные переводчики. Их все меньше и меньше. Иван Тотоманов – вчерашний носитель награды – Петра Перового. Он часто переводит целые номера Факела. Девушка в красной шапочке – Любовь Кронева – переводит Евгения Попова, Петрушевской, Довлатова. В журнале Факел выходит такая серия «Новая проза» - в ней вышли Аксенов, Довлатов. Шишкин, Лимонов и др. Вот приехал Александр Шаталов – главный редактор журнала «Глагол». Я его читал в библиотеке славянского факультета Лондонского университета. Он очень тонкий критик, ведущий большой телепрограммы в России. Из переводчиков хочу представить Асу Григорову – ее тоже наградили наградой Федерального Агентства по печати. Представляю также переводчиков - Жеву Георгиеву, Людмилу Миндову. Один из самых известных прозаиков Алек Попов – около двери. Красымир Дамянов – новая звезда старой болгарской литературы. Написал в Испании роман, перевел на болгарский, и мы его издали, и книга хорошо продается. Хочу представить самого большого критика - Светозар Игов. Мы дадим ему слово. Я даю слово моему другу Евгению Попову.



Евгений Попов: Я сразу начну тебя критиковать. Здесь находится Мира Златарева, с которой вы все тяжелые годы работали вместе. Если ты – сердце журнала, то Мира – мотор. Журнал «Факел» это необходимость и для Болгарии и для России. Сергей Чупринин сделал наблюдение, что Болгарская публика мало интересуется русским стендом. Но вот 28 лет журнал выходит – и публикует в 90% своего состава русскую литературу. У нас такого журнала нет. Журнал «ИЛ» посвящен всей иностранной литературе. Мы мало знаем болгарскую литературу. Я очень уважаю другие журналы. Но чем меня поражает Факел. Это срез русской литературы. Нет партийных, эстетических, и каких бы то иных пристрастий. У нас в Москве 6 Союзов писателей, и они враждуют между собой, напоминая гражданскую войну на Украине, где банды батьки Махно сражаются с Петлюрой. В Факеле публикуются разные писатели и возрастов, и географического положения – это лучшие писатели страны – Анатолий Гаврилов, например, работает почтальоном во Владимире. Из Сибири – Эдуард Русаков – номер один за уральских хребтом. Георгий умудряется опубликовать автора, чья звезда только восходит. Иногда известность к автору приходит параллельно в России и Болгарии. Меня еще в СССР не печатали, а здесь он был опубликован. Я знаю, что опубликован в Факеле Олег Разумновский – в России – Infant Terrible. Его напечатал только Эдуард Лимонов в своей газете. И тут же – запретили. Здесь печатаются все. Предсмертное стихотворение Владимира Соколова в шести переводах. Роман Аксенова «Москва-ква-ква» только вышел в России, вышел в «Факеле». Я вчера познакомился с человеком, который спас Факел- Саша. Он интеллигентный человек – если бы все богатые были бы такими, жизнь бы улучшилась. Вот вижу, пришел писатель нового поколения – Александр Карасев, и пришел Сергей Лукьяненко – его знает вся страна. Андрей Лазарчук – мой земляк, который писал вместе с Михаилом Успенским, такое славянское фэнтези. Здесь нет писателей, которые приехали для отчета, галочки.
Георгий Борисов: Для меня ценное в Факеле, то что в каждом номере есть своя тема. Она возникает благодаря роману, повести. Эту тему обсуждают. И журнал обсуждают не только в Болгарии, но во всем мире.
Евгений Попов: Мы все прекрасно понимаем, что двадцать с лишним лет здесь журнал пропагандирует русскую литературу – бесплатно. Наша страна должна бы принимать в этом участие, и я собирал подписи в поддержку журнала, но ничего не получилось. Я рад, что Георгий Борисов получил награду Орден Петра Первого – это признание заслуг. Возможно, что после ярмарки положение изменится. Спасибо журналу «Знамя», где началась дискуссия о подлинном и мнимом продвижении русского языка и литературы на западе и в европейских странах. Многие мероприятия делаются для галочки. Сейчас происходит реальная вещь. Мы уже придумали совместные проекты.
Сергей Чупринин: Дорогие друзья! Мы третий день в Софии. Первый день я отвечал – прекрасная страна, замечательные люди и великая литература. И вот со второго дня – я отвечаю, что впечатление у меня смешанное. Отнюдь не восторженное. 1-ое что надо признать – существует огромная пропасть – между России и Болгарией. Узнать в Москве, что происходит в Болгарии невозможно. СМИ этому внимания не уделяют. Но и здесь по болгарскому телевидению, тоже не говорят о России. Книги болгарских писателей в России практически не издаются. И книги русских современных писателей в Болгарии не издаются (голоса в зале – нет, нет!). Прекрасно! Я хотел, чтобы мне возразили. Люди моего поколения могут назвать классиков болгарской литературы: Павел Вежинов. А вот спросите, каких писателей породила болгарская земля в 90-е и нулевые годы, даже филологи будут в затруднении с ответом. Думаю, что и болгарские писатели и переводчики - не фанаты русской литературы, тоже вряд ли назовут имена современных русских писателей. Какой же здесь диалог, общение? Испытываем взаимное незнание. И это подтверждается во время проведения нами мероприятий на русском стенде, я не вижу болгар. (Евгений Попов: смотри лучше в зал). Русские писатели с живейшим интересом слушают друг друга.
Георгий Борисов: Это Сергей говорит от боли. Читающие люди в Болгарии русскую литературу знают. Тираж журнала Факел 1500 экземпляров. Каждый журнал читается всем домом. Читателей - 5000. Тиражи бестселлеров англоязычных авторов начинаются с 1000 экземпляров. Расходятся – делают допечатку.
Евгений Попов: Подошел еще один из членов нашей делегации – Сергей Гловюк. Он занимается практическим делом – он переводчик, составитель антологии болгарской поэзии
Сергей Чупринин: Я продолжу. Я горжусь, что мне возразили и Георгий и Евгений, но опечалился. На всех книжных ярмарках, где я был – книги исчезали со стендов, их разворовывали, а у вас они стоят. (Реплики в зале – все на работе, и мы пытались, но нам не дали). Все же есть картина вялого интереса, охлаждения. На этом фоне с особым чувством, с благодарностью относишься к людям – героям, подвижникам, как Георгий и Мира. Здорово, что вы работает, вам не надоело, что вы делаете так много для сближения наших культур – ищете новых авторов, переводите.
Кирилл Ковальджи: Мои слова прежде всего сердечные. По воле судьбы я стал писателем русским и по мере судьбы я стараюсь содействовать взаимному пониманию молдавской, румынской и русской литератур. Я много сил отдаю переводам на русский язык поэзии своих друзей в Болгарии, на Украине, Румынии. Я желаю, чтобы маленькая Болгария имела великую литературу.



Сергей Гловюк: В последнее время какая-то тенденция, интерес к поэзии друг друга стал появляться. Движение навстречу пошло. И я внес свой вклад вместе с группой авторов друзьями – составил антологию болгарской поэзии второй половины 20-го века, причем она панорамного плана с биографической справкой авторов. Это поэты из Софии и регионов.
Анатолий Курчаткин: Я чувствую в России агрессию от современной литературы. Она разрушает русскую культуру, литературу. Многие люди страдают от этого.
Светлана Васильева: Пару лет назад я имела возможность путешествовать по Болгарии. Имела возможность ощутить невероятную красоту, энергетику и это всегда со мной. Наша сегодняшняя встреча является своеобразным разговором о диалоге культур. Что у нас общего, какие различия между нами. Диалог возможен, когда похоже, но чуть-чуть иначе. В данном случае я хотела бы отметить подачу журналом материала, способ подачи автора. Это не линейная подача – только проза, только поэзия. Каждый автор представляется как личность. И у каждого автора поданы и стихи, и проза – автор представляется в развитии. При таком подходе текст представляется в ином качестве – это живая словесная материя. Это соломинка во время, когда диалог труден, невозможен, когда слово - некая конвертируемая валюта – обесценено. Я хочу прочитать стихотворение, которое посвящено Болгарии. (Читает стихи)
КРЕЩЕНИЕ
Время еще дитя,

Зубки его малы,

Пробу берут шутя,

Раны его – мои.

Спички достать, тетрадь:

Если в окне ни зги,

Можно не горевать –

Лучше лист подожги.

Больно и горячо.

Лекарь живет нигде.

Земля висит ни на чем

И каждый шаг – по воде.

Переступив глухомань,

Можно не умереть,

Скарб свой отдать как дань,

Слово принять как твердь.

Даже при слове смерть

Можно не умереть.
Георгий Борисов: Сергей Гандлевский – поэт, которого я очень люблю и уважаю. Сегодня должна быть творческая встреча с ним, но из-за смерти патриарха, она не состоялась. Его встречу мы также проводим сейчас. Сейчас мы услышим то самое главное, что мы хотели услышать на этом выступлении.
Сергей Гандлевский. После знакомства с Георгием, которому я очень рад, я еще раз убедился в том, что знаю давно. Что все хорошее в культуре делается только кустарным способом. Приходят два человека и…



Дмитрий Быков: Развивая мысль Сергея Гандлевского, скажу, что все хорошее в культуре делается еще на личных контактах. Мы три года назад ездили в Польшу на книжную ярмарку. Там тоже было много разговоров о противоречии наших литератур. А в это время развивался роман между польской девушкой и русским писателем. Они сбегали с вечеров. Мы все это наблюдали. И это ярко продемонстрировали слова писателя Маканина: «Вопросы надо решать, а с проблемами нужно жить». Между нами тоже много проблем, как между мужчиной и женщиной. Но в преодолении их мужчиной и женщиной можно извлечь удовольствие. Так и между нами тоже. Я хочу вас призвать к активным личным контактам.
Александр Карасев: Очень приятно, что мои маленькие рассказы прочитали в Болгарии. В свободное время я хожу по Софии, и не ощущаю, что я за границей. Просто как дома. Когда я слышу болгарскую речь – я не понимаю. Но читаю вывески – мне все понятно. Есть большое желание пообщаться с болгарскими писателями. Я пробовал читать журнал по-болгарски, но не получилось. Поэтому хотелось бы, чтобы в Россию попадала болгарская литература на русском языке.
Андрей Лазарчук: Меня раз 5-7 также пытались переводить на болгарский язык. Но как-то не получалось. Сейчас есть очередная попытка.
Евгений Попов: В одной из дискуссий участвовала дама, которая работает в школе, где детей учат русскому языку. И мы говорили о том, чтобы при Литинституте сделать секцию для болгарских переводов. А что, если возвратиться к советскому способу перевода – подстрочнику. В этом есть определенный смысл. Пусть школьники делают подстрочники, а писатель переводит. Я своих коллег призываю к этому.
Георгий Борисов: Это можно сделать. Со стихами сложнее.
Георгий Кынчев: Я пишу около 6 лет. Но у меня пока нет ни одной публикации. Как можно было бы познакомить с моим романом русских читателей.
Георгий Борисов: Давайте мы поговорим об этом отдельно.
Светозар Игов: Если есть желание публиковать больше болгарских писателей, то это не надо делать в «Факеле», так как это может навредить линии журнала. Лучше тогда издавать еще один журнал.


Георгий Борисов: «Факел» только один. Светозар - уникальный критик. Я мог бы рекомендовать журналу «Знамя» опубликовать его статьи – они гениальные.
Посетитель: Мне 65 лет, и знакомство с русским языком и литературой я начал с журнала «Мурзилка». Я долго изучал русский язык. Хочу поклониться всем присутствующим и господину Борисову, который – прекрасный кормчий в русской литературе.



Мария Петкова (Председатель Союза переводчиков Болгарии) Я из тех людей. которые глубоко любят русскую литературу. Я всегда буду подчеркивать роль русской литературы на формирование болгарской культуры. Это феноменальный факт в истории нашей страны. Я довольна непосредственному общению с делегацией русских писателей. Хочу поздравить тех, кто уже несколько лет прилагает очень много сил, чтобы знакомить болгарских читателей с русской литературой – Георгия Борисова и Миру - с которыми мы дружим. Факел ведет свое начало с 1980 года, тогда же начал свою деятельность журнал «Панорама», который выполняет функции знакомства с иностранной литературой. После 90-го года, после перемен в Болгарии, «Факел» был факелом русской литературы. Журнал «Панорама» - лицо Союза переводчиков. Тоже представляет иностранную литературу (русскую и стран бывшего Советского Союза), но представляет тематично. Мы постараемся посвятить два номера авторам серебряного века, но очень просим русских авторов предоставить нам материал для публикации.
Георгий Борисов: Сейчас самая большая проблема – именно состояние перевода в Болгарии.

Я глубоко признателен нашим друзьям из России, за то, что они потеряли полтора часа в разговоре с нами. Но уверен, что они будут вознаграждены.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconПеречень проектов научного сотрудничества между Российской академией...
Болгария и Россия: диалог в историко-культурном пространстве Юго-Восточной Европы XVIII – XXI вв

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconПрограмма Всероссийской научной конференции с международным участием...
Всероссийская научная конференция с международным участием «Россия и Болгария: история и современность»

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconЗолотицкий В. А. Мифы народов мира. М., 2002 Мифологический словарь/ Гл ред. Е. М. Мелетинский
Наука и культура. («Материалы круглого стола») // Вопросы философии. – 1998. №10

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconК вопросу о диалоге литератур Ключевые слова
Ключевые слова: диалог литератур, перевод, назира, межлитературная коммуникация, эстетическая интерференция, национальное сознание,...

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconМ. В. Гоголь Поскольку темы для круглого стола были предложены на...
Поскольку темы для круглого стола были предложены на выбор, мы остановились на теме "Популяризация творческого наследия Н. В. Гоголя...

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconСценарий круглого стола "Матёра российская Атлантида"
Связать представление о теме и идее произведения с общественной потребностью осознания происходящих в стране и мире перемен, определяемых...

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconП. Е. Бухаркин: я думаю, мы можем начать наш круглый стол, вернее,...
Евгению Ефимовичу Юркову, вице-президенту Российского общества преподавателей русского языка и литературы, гостем которого мы являемся...

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconПрограмма Международной научной конференции национальное и конфесиональное...
...

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconНашего круглого стола "Пропедевтика нарушений звукопроизношения в условиях доу"
Цель. Повышение компетентности педагогов в вопросах профилактики нарушений звукопроизношения у дошкольников

Круглого стола, который был заявлен днем «Россия и Болгария: диалог литератур» iconСодержание Доамнина Е. Г. Конференция «Россия и Запад: диалог культур» 3 Айрапетова Э. Г
Культурно-исторический контекст мифологических концепций национализма: «Ahnenerbe» (Германия) и «Родноверия» (Россия)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную