Влияние Перестройки на литературу






Скачать 375.37 Kb.
НазваниеВлияние Перестройки на литературу
страница1/5
Дата публикации30.01.2015
Размер375.37 Kb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5
Русская литература после крушения коммунизма: Продолжение или смена курса?

Розалинд Марш
Вступление

Начало XXI века кажется вполне уместным моментом для анализа развития русской литературы в последнее десятилетие ушедшего века. Однако, памятуя о великом разнообразии тенденций и стилей, появившихся и развившихся в России в до- и после - перестроечный период, начиная от другой прозы и "концептуализма" и кончая «постмодернизмом» и даже «пост-пост модернизмом», данная статья не ставит целью обозреть всю литературную сцену в пост - Советской России. Она сфокусирует внимание не столько на самой русской литературе, сколько на ее социально политическом контексте, концентрируясь на двух основных направлениях. Во-первых, автор попытается рассмотреть период Перестройки (1985-1991) в исторической перспективе, выяснить ее влияние на культурную жизнь России и самое главное проанализировать кризис, с которым столкнулись русские писатели девяностых. Во-вторых, будут рассмотрены различные аспекты русской литературной сцены, начиная с 1991 г., для того чтобы проследить неразрывность литературы периода после распада коммунизма с советской и дореволюционной литературой или сделать вывод об утрате связей между литературой прошлого и настоящего.

Влияние Перестройки на литературу



В начале Горбачевской эры, в 1986-88 г.г. Перестройка ощущалась как уникальный и волнующий период, как в истории, так и в культуре. Советские газеты и литературные журналы произвели настоящий информационный взрыв, разом накрывший множество «черных дыр» советской истории, и полноводный поток беллетристики, написанной как современниками, так и уже ушедшими авторами, обрушился на советского читателя. В 1987-88 г.г., когда тиражи самых читаемых литературных журналов достигли семизначных цифр, представители культурной интеллигенции из месяца в месяц блуждали по их страницам в поисках новых разоблачений и снятых табу. К 1989 году, по мере первых публикаций в России «Архипелага ГУЛАГа» Александра Солженицына и «Все течет» Василия Гроссмана, в которых открыто прозвучала критика Ленина, стало очевидно, что гласность в литературе зашла гораздо дальше чем во времена Хрущевской «оттепели», произошла ни много, ни мало культурная и духовная революция, позволившая литературе спросить с самой советской власти. Признавая это, Алек Ноув охарактеризовал период вплоть до 1989 года, как период «культурного ренессанса в России, (1) а Виталий Шенталинский, один из членов комиссии, учрежденной для расследования фактов фальсификаций обвинений в заговорах против Сталина, заговорил о «формировании новой страны и нового народа» (2). Памятные события 1991 года, когда Коммунистическая партия Советского Союза была сметена буквально в одночасье, а СССР распался на куски, в точности подтвердили его слова.

Оглядываясь назад, теперь, когда Горбачев уже не у дел и время от времени подвергается нападкам российской прессы, стоит отметить огромную ценность проведенного им курса освобождения литературы и СМИ. Как отмечал, Андрей Синявский: «Бывают такие исторические моменты, когда искусство, литература и культура в целом оказываются на грани вымирания. Если им не дать свободы они погибнут…. В таких условиях освобождение становится вопросом жизни и смерти». (3) Гласность, наряду с новой внешней политикой, могут по праву считаться величайшими достижениями Горбачева.

Выход в свет произведений, загнанных когда-то в подполье или вернувшихся из эмигрантского далека, стал для России бесценным благом. И знаменовал собой не что иное, как возврат русской культуры на свою исконную родину. Впрочем, немаловажным оказалось и открытие секретных архивов ЧК, так что теперь мы в точности знаем, как обошлись, например, с Бабелем и Мандельштамом в тридцатых, а значит, можем воссоздать более точную историю русской литературы XX века (или историй, поскольку безоговорочная история литературы уже дело прошлого в эпоху постмодернизма).

Гласность к тому же имела и огромное политическое значение: как мне казалось в конце 1991 и кажется до сих пор, хотя политологи со мной и не согласятся, что именно эмигрантская литература сыграла свою роль в низложении Советского режима. Как сказал когда-то поэт Тед Хьюз: Поэзия свергла советскую власть в России». Если понятие поэзии расширить, чтобы дать в ней место прозе и публицистике, или слово поэзия употребить в самом широком смысле, то, по моему мнению, в этих словах есть истина.
Кризис гласности.
Тем не менее, гласность в литературе посеяла и семена самоувядания. К 1989 г. русская политическая и культурная сцена пребывала в состоянии «хаоса и неопределенности», (4) и к 1991 году критики с горечью признали отсутствие хорошей новой литературы. Один писатель-фантаст, например, посетовал, что: «Настала свобода, вот только шедевров нет как нет». (5) Писатели и критики тогда предположили, что гласность не помогла Советской литературе, а даже, как это не парадоксально, наоборот поспособствовала ее уничтожению. Тонко чувствующий критик Алла Латынина отмечала в 1991 г.: « Гласность, по-видимому, вылилась в свободу слова, что по неосмотрительности удалило общество от литературы». Она в частности вспоминала, что три года назад многим писателям и критикам казалось, что все что необходимо - это сбросить узы цензуры, и культурная нива страны зацветет пышным цветом, и уныло констатировала, что «Цветения нет, скорее наоборот». Несмотря на беспрецедентную свободу самовыражения, многие русские писатели переживали тяжелый кризис, столкнувшись с такими проблемами, как угроза маргинализации общества, реалии свободного рынка, а также социальный и политический беспредел пост советского периода.

Причин тому было несколько: политические, экономические и психологические, поскольку одновременно с распадом СССР кризис поразил всю культурную интеллигенцию. (7) одним из существеннейших его факторов стало переосмысление роли писателя в русском обществе. Писатели стали восприниматься утратившими моральный авторитет, поскольку позиционировали себя учителями и пророками социальных утопий во времена, когда активно или пассивно сотрудничали с Советским режимом на протяжении более 70 лет, и, следовательно, должны были разделить ответственность за революцию, ГУЛАГ и другие преступления XX века. Одна из статей в 1991 году называлась «Кровь двадцатого столетия: Виновна ли литература? (8) (вопрос, который просто немыслим в культурах Запада) Герман Балуев, редактор Петербургской литературной газеты Литератор сказал мне в марте 1991: «Девяносто процентов русских писателей больше никому не нужны». И в этом заключены традиционные русские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?», которые зазвучали с новой силой, а тема покаяния за преступления прошлого стала одной из ведущих в писательской среде. Эпизодами особого осуждения стали подписание зловещего письма с нападками на Пастернака в 1958 г., содействие властям во время процесса Синявского - Даниэла в 1966 г., травля Твардовского редакцией Нового мира в 1970 г.

Одно из самых распространенных мнений среди молодых авторов и критиков заключалось в том, что распад коммунизма стал и концом старой литературы. Писатель, критик и борец с предрассудками Виктор Ерофеев в своей знаменитой статье в 1990 г. «Памяти Советской литературы» утверждает, что разрушение Советской системы означало не только кончину официальной «Советской литературы», но и конец политически ангажированной анти-тоталитарной литературы, представленной «Детьми Арбата» Анатолия Рыбакова и «Белыми одеждами» Владимира Дубинцева, переживавшей период невиданной популярности в конце восьмидесятых. (9). Ерофеев отстаивает свое мнение еще более настойчиво в одной из статей в 1995 г.:

«В конце восьмидесятых, история Советской литературы оборвалась буквально на полуслове. Смерть была страшной, и причина была вовсе не в самой литературе. Советская литература была тепличным цветком советской государственной системы. Как только тепло отключили, цветок завял и засох на корню. Цветок же литературы движения сопротивления тоже приболел: как следствие единой корневой системы. И в результате все смешалось в доме русской словесности». (10).

Ерофеев отмечает, что все тексты, произведенные Советской системой, будь то враждебные или лояльные ей, отныне устарели и стали неуместными; появилась потребность в новой не поучающей, политически не ангажированной литературе, которая бы переступила бы за границы реализма, а тем более соц. реализма.

Еще одним следствием новой политической системы стало то, что с появлением многопартийности и свободных печатных и электронных СМИ, политическое давление, ощущавшееся всего несколько лет назад, сошло таки на нет. Критик Наталия Иванова признала, что «игра окончена»: Литература была на вершине читательского интереса в России только в отсутствии свободной прессы. Она писала: Мы все притворялись, когда обсуждали литературу. Мы были лишены возможности говорить о свободе, – и притворялись, что художественные особенности той или иной работы были просто жизненно необходимы». (11)

Более того, к удивлению и унынию представителей культурной интеллигенции, обостренный интерес публики к прозе напечатанной в Российских традиционных «толстых» журналах оказался скоротечным. Как только россияне утолили свое первоначальное любопытство к ранее отсутствовавшим страницам истории, тут же предпочли получать политическую информацию из прессы или телевидения, а художественную литературу читать исключительно для удовольствия.

В начале девяностых было не ясно, какая литература займет место старой «советской» и «антисоветской» литературы. Многие писатели оказались в состоянии творческого кризиса, с трудом адаптируясь к новым реалиям свободы. Даже такой талантливый автор, как Татьяна Толстая якобы говорила: «Я знаю, что могу писать, но кажется, не могу найти, о чем писать». (12) Естественно, что некоторое время ей действительно не удавалось создать что-нибудь по-настоящему новое, и ее более поздние тексты не так интересны, как роман «На золотом крыльце сидели», впервые привлекший внимание критиков в 1987. В одном из интервью в 1994 г. Толстая замечает, что с утратой коммунизма писатели утратили запас злости, мотивировавший их творчество во времена Советов: «Их кофе убежало». (13)

  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Влияние Перестройки на литературу iconИзл средние века и Возрождение (для 1 курса вечернего отд.)
Основные жанры литературы средневекового монастыря и их влияние на литературу эпохи

Влияние Перестройки на литературу iconМесто под солнцем
Америке с середины 19-го столетия и они абсолютно не зависят от уровня научного или промышленного развития этого континента. В конце...

Влияние Перестройки на литературу iconКультура нового и новейшего времени
Бурный расцвет знания, основанного на опыте, стремление к аналитическому методу освоения действительности оказали непосредственное...

Влияние Перестройки на литературу iconГоу спо «выборгский педагогический колледж» влияние оссианизма на...
Таинственные тропинки между гранитных скал, валуны, покрытые мхами и рассеченные корнями древних сосен, водная гладь залива здесь,...

Влияние Перестройки на литературу iconЛитература двинулась на Русь массивным потоком (из Византии). Переводились...
Идеи, темы, образы и сюжеты древнерусской литературы необычайно связаны с исторической жизнью народа и оказали влияние на литературу...

Влияние Перестройки на литературу iconLib. Ru: Библиотека Максима Мошкова
Крупнейшая бесплатная электронная библиотека российского Интернета. Здесь вы можете найти литературу по истории, политике, философии,...

Влияние Перестройки на литературу iconКоллекция учебной литературы по социально-экономическим и гуманитарным наукам
Крупнейшая бесплатная электронная библиотека российского Интернета. Здесь вы можете найти литературу по истории, политике, философии,...

Влияние Перестройки на литературу iconУильям Фолкнер (1897–1962) 25 сентября
Оксфорд, на север штата, где писатель прожил всю жизнь. Как и многие другие представители «потерянного поколения», Фолкнер вошел...

Влияние Перестройки на литературу iconАспекты формирования «южного мифа» и его влияние на литературу США
Фолкнера: в его произведениях насчитывают двадцать пять персонажей, чья деятельность связана с судопроизводством. [McKithen 2002:...

Влияние Перестройки на литературу icon«Влияние сигарет на организмы»
Задачи: Подбор литературных источников о химическом составе табака и его влияние на организм человека

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную