Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения»






Скачать 261.98 Kb.
НазваниеИнсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения»
Дата публикации20.08.2016
Размер261.98 Kb.
ТипРассказ
l.120-bal.ru > Литература > Рассказ




Наталия Мадорская
АХ, АЛЬБЕРТ!
Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения»

Трагикомедия в 2 действиях
Действующие лица:
Миссис Альберт Форрестер, писательница – женщина 56 лет с большим чувством собственного достоинства.
Мистер Альберт Форрестер, ее муж – 57 лет, застенчивый, худенький, невзрачный.
Симмонс, литературный агент – громогласный, нахальный.
Мисс Роза, подруга миссис Форрестер – сплетница сорока лет.
Оскар Чарльз, 23 года, восторженный поэт.
Лорд Хейвуд.
Лорд Скиннер, старый и глуховатый склеротик.
Мисс Уоррен, поклонница миссис Форрестер, незаметная женщина 45 лет.
Миссис Булфинч, кухарка – 40 лет, полненькая, аппетитная.
Горничная.
Действие первое
Картина первая
В гостиной: Чарльз, Симмонс и Роза. Невдалеке – мисс Уоррен.
Роза: Чашечку чая, мисс Уоррен.
Мисс Уоррен: Да, мисс Роза. (Отходит к чайному столу)
Роза: Спасибо, мисс Уоррен. (Мисс Уоррен отходит.)
Чарльз: Кто она такая, эта мисс Уоррен?
Роза: Поклонница миссис Форрестер. Избавляет ее от нудной обязанности поить нас чаем. И миссис Форрестер имеет возможность целиком посвятить себя разговору. Кроме того, она, кажется, печатает ее рукописи.
Симмонс: Как Вы думаете, мисс Роза, она ей что-нибудь платит?

Роза: Не думаю. Отдает вещи, которые самой не нужны. А также билеты в кино, которые ей присылают. (Передразнивая миссис Форрестер ): «Бедняжка где-то работает. Но всегда освобождается вечером, потому что считает за честь побыть среди истинных знатоков литературы.» Мисс Уоррен, кажется, здесь и родилась.
Симмонс: Ну, да. Среди «истинных знатоков». Она была даже тогда, когда о миссис Форрестер никто, кроме нас с Розой, слыхом не слыхал.
Чарльз: Неужели так было?
Симмонс: Было, и кажется, что недавно. Ведь великими писательницами, юноша, не рождаются.
Чарльз: Я бы очень вас попросил, мистер Симмонс, не называть меня юношей.
Симмонс: Простите, юноша. Тьфу! Простите, сэр!
Чарльз: Можете называть меня Чарльзом.
Симмонс: И все же я так и не понял, Чарльз, чего вы хотите – славы или денег?
Роза: Сначала славы. Потом денег. А потом того и другого.
Чарльз: Вы не совсем правы, мисс Роза. (Гордо) Деньги меня не интересуют!
Симмонс (со вздохом): Это оттого, что у Вас их много.
Чарльз: Причем здесь деньги вообще? (Восторженно) Но я бы умер от счастья, если бы мои произведения имел такой же успех, как у миссис Форрестер Как ее «Статуя Ахиллеса», к примеру.
Симмонс: Погодите умирать, любезный. Миссис Форрестер написала «Статую Ахиллеса» в 54 года. И только после «Статуи» были переизданы все ее произведения. А до она этого писала и писала, писала и писала… А писать она начала (вздыхает) восемнадцатилетней девицей.
Чарльз: А что она писала?
Симмонс (скучным голосом): Сначала стихи: элегии, сонеты, оды. Потом перешла к прозе и стала писать эссе и памфлеты. Одним словом, все, что относят к высокой литературе. Да, миссис Форрестер , надо ей отдать должное, всегда уважала себя и свое перо. (Пауза, с насмешкой): И никогда, никогда, юноша, пардон, сэр, (зевает) не потакала низменным вкусам читателя!
Роза (подхватывая его тон): И никогда, уважая свое творчество, не торопилась! Издавала и издавала себе, каждый год либо томик стихов, либо томик прозы.
Симмонс: Можно сказать, что Муза ее шествовала несколько тяжеловатой поступью. Но критики просто стонали от восторга.
Чарльз: А читатели?
Симмонс: Читатели … мм… (разводит руками). Иное дело, «Статуя Ахиллеса». Тираж разошелся мгновенно.

Интервью с автором появились во всех газетах. Роман был тут же переведен на все мыслимые языки.

В случае с «Ахиллесом» миссис Форрестер удалось понравиться и публике, и критике. Найти, так сказать, квадратуру круга. На деньги, вырученные от продажи книги, миссис Форрестер сможет жить спокойно до конца своих дней.
Чарльз: Вот это успех! Но неужели раньше книги миссис Форрестер не покупали? В это трудно поверить. А как же приемы, которые, говорят, она и раньше устраивала – писатели, поэты, послы, министры, члены академий?
Роза: Спросите прямо, – на что она раньше жила, если книги ее не покупали? Дело в том, что ее муж Альберт занимался (с легким презрением в голосе)… коммерцией.
Чарльз: Коммерцией? И был богат?
Роза: Если бы! Но, не думаю. По слухам, он имел тысячу двести в год. То есть денег как раз у него хватало на то, чтобы миссис Форрестер могла жить красиво и устраивать приемы.
Чарльз: Послы, министры, богема…
Роза: Миссис Форрестер умеет собирать вокруг себя людей – ведь и сегодня министры думают, что здесь они встречаются с богемой …
Симмонс: Причем с богемой чистенькой и воспитанной …
Роза: Вот именно. А богема рада встретится с министрами и посланниками. Но особенно миссис Форрестер любила, да и любит, писателей. Она чутьем угадывала талант и всегда оказывала молодым поддержку.
Чарльз: И не боялась конкуренции?
Симмонс: Ничуть. Слово «талант» критики так часто связывали с ее именем, что это исключало даже мысль о зависти. Ее нисколько не обижало, что другим талант приносит коммерческий успех. Ибо коммерцией в их семье занимался Альберт.
Чарльз: Чем же он все-таки занимался?
Роза: Он торговал коринкой.
Чарльз: Коринкой? А что это, мисс Роза?
Роза: Коринка, милый юноша, эта ягода.
Чарльз: Не называйте меня юношей, милая Роза.
Роза: Прошу прощения. Так вот. Коринка –это ягода, которая позволяла миссис Форрестер снимать квартиру в центре города …
Симмонс: А ее мужу Альберту за эту квартиру платить. Помните, мисс Роза, ту темную и маленькую комнату рядом с кухней, где бедный Альберт спал?
Роза (со смешком): Ну, да… Уважая творчество супруги, ему приходилось терпеть некоторые неудобства, но, в целом, она относилась к нему неплохо …
Чарльз (в ужасе): В ее салоне бывали поэты, министры, посланники, а муж торговал коринкой? Да как она вообще вышла замуж за такого человека?
Роза: За кого женщины выходят замуж, юноша … Чарльз, - вопрос непростой… Но подумайте, могла ли наша миссис Форрестер вообще найти себе достойную пару?
Симмонс (задумчиво): Д –да… Неисповедимы пути твои, Господи. Но как раз Альберту, торговавшему коринкой, и обязана миссис Форрестер своей славой! Если бы не Альберт… Вы помните те вечера, мисс Роза?
Чарльз (в ужасе): Альберт? Торгующий коринкой?
Симмонс: Помните ли Вы, Роза, те рауты?
Роза (со смешком): Еще бы не помнить. Вы не представляете, Чарльз, как она достигла вершин славы. Что стало для нее источником, так сказать вдохновения. Как ей пришло в голову написать «Статую Ахиллеса», которую называют лучшим романом нашего времени!
Чарльз: Расскажите, Роза.
Роза: Расскажем. Да, Симмонс? Но с одним условием. Это будет нашей с вами маленькой тайной. Миссис Форрестер очень не любит вспоминать об этом.
Картина вторая
Гости за столом. По виду пьют уже давно, потому что за столом шум.
Миссис Форрестер : Друзья, минуточку внимания! (Шум стихает). Прошу Вас, лорд Хейвуд!
Лорд Хейвуд (встает с бокалом): Мне хочется сказать, дорогая миссис Форрестер , что ваши приемы, так же прекрасны и божественны, как вы сами. Чашка чая с булочкой у вас в гостиной это лучшая интеллектуальная пища, которую мне удалось вкушать!
Симмонс (Розе, тихо): Хм… Ест спаржу, а говорит о чашке чая с булочкой. Умеют же снобы выразить свою мысль!
Лорд Хейвуд: Да, лучшую интеллектуальную пищу, которую мне доводилось вкушать, подавали только у вас! Потому что здесь, на наших глазах, можно сказать, творилась и творится история литературы! Позволю себе остановиться на последнем вашем прозаическом сборнике «Феличита». Разумеется, его отличают большая, присущая вам эрудиция, и полет фантазии. Но главное достоинство этого тома – стиль. Пышный, но хлесткий. Отточенный, но не сухой. Только здесь смог проявиться Ваш восхитительный вкус, который мы, читатели, находим безупречным.
(Гости поддерживают лорда Хейвуда криками: Да-да. Именно стиль и вкус! Вкус и стиль!)
Миссис Форрестер (с большим достоинством, спокойно): Благодарю вас, лорд Хейвуд! Я очень рада, что около меня образовался кружок преданных почитателей литературы. Немногочисленных, но, я бы сказала, избранных почитателей.
Лорд Скиннер: А? Что она сказала?
Лорд Хейвуд: Она сказала: Благодарю. (Шум за столом)
Лорд Скиннер (встает): Прошу слова!
Миссис Форрестер : Внимание, друзья! (Кокетливо) Лорд Скиннер хочет нам что-то сказать!
Лорд Скиннер: Ваша небольшая вещица … э … эссе… э … «Королева Виктория», дорогая миссис Форрестер , произвела неизгладимое впечатление на меня и на всех … э … тонких ценителей прекрасного. (Садится.)
Миссис Форрестер : Благодарю вас, лорд Скиннер.
Лорд Скиннер (Хейвуду): А? Что она сказала?
Лорд Хейвуд (Скиннеру): Она сказала: Благодарю.
Лорд Скиннер ( Хейвуду): Благодарю? (Уже не помнит, что говорил): А за что?
Лорд Хейвуд (про себя): Зачем я сел с этим склеротиком?
Мисс Роза (перебивая): А мистер Фихтен, дорогая миссис Форрестер , в своей рецензии назвал ваше эссе «Королева Виктория» шедевром! Я считаю, что не заметить такую вещь могла только пошлая чернь!
Гости: Вот именно! Хорошо сказано: пошлая чернь!
Лорд Скинер (Хейвуду, громко): Кого эта селедка назвала «пошлой чернью»? Меня?
Лорд Хейвуд: Нет. Всех остальных.
Лорд Скиннер (стараясь преодолеть шум за столом): И все же, я считаю, что Ваша небольшая вещица … э … эссе… э … «Королева Виктория», дорогая миссис Форрестер , произвела особо неизгладимое впечатление на тонких ценителей литературы.
Лорд Хейвуд (громко, ему на ухо): Вы это уже говорили!
Лорд Скиннер: И повторю еще раз: «Королева Виктория», дорогая миссис Форрестер , – это лучшее, что вам удалось написать. (Садится.)
Голоса: Почему – лучшее ? А «Осень в Сассексе»?
Роза: Друзья! Вы несомненно помните, что ранее миссис Форрестер писала стихи.
Гости: Помним! Конечно, помним!
Роза: Но, по-моему, только в прозе мог проявиться неожиданный, хоть и сдержанный юмор, присущий миссис Форрестер. Это не юмор мыслей, и даже не юмор слов. Это нечто куда более тонкое – юмор знаков препинания. В какую-то вдохновенную минуту миссис Форрестер постигла, сколько уморительных возможностей таит в себе точка с запятой! Она умеет поставить ее так, что читатель, если он человек культурный и с чувством юмора, не катается от хохота, а посмеивается тихо и радостно. И чем культурнее читатель, тем радостнее он посмеивается. Всякий другой юмор кажется после этого грубым, утрированным и …
Лорд Скиннер лорду Хейвуду (громко и неожиданно): Отлично прожаренная баранина, мистер Хейвуд! Такую редко встретишь у литераторов.
Лорд Хейвуд (про себя): Хорошо сказано. Действительно, мысль у них обычно возвышенна, а пища проста. Вино у них действует отрезвляюще, а кофе лучше не пробовать. (Вслух):

Отлично прожаренная баранина, миссис Форрестер .
Миссис Форрестер (важно): Если люди оказывают мне честь, преломляя со мной хлеб, я просто обязана кормить их не хуже, чем они бы поели у себя дома.
Гости: Да! Да! Отличная баранина, миссис Форрестер !
Миссис Форрестер : Вы, право, конфузите меня, друзья. Да и похвалы ваши не по адресу. Благодарите миссис Булфинч.
Гости: А кто это, миссис Булфинч?
Миссис Форрестер : Моя кухарка.
Гости: Не кухарка, а сокровище! Нельзя ли на нее посмотреть, миссис Форрестер ?
Миссис Форрестер (горничной): Позовите сюда кухарку!

(Пьяный шум продолжается. Горничная уходит и возвращается с кухаркой.)
Лорд Скиннер (на ухо Хейвуду, громко, думая, что никто не слышит): Отличная задница, Хейвуд!
Гости (разглядывая кухарку): Не кухарка, а сокровище! Но вы ведь не станете утверждать, что и вина она выбирает?
Миссис Форрестер (важно): Вина и сигары выбирает Альберт.
Лорд Скиннер (на ухо Хейвуду, громко, думая, что никто не слышит): Отличная задница, Хейвуд!
Миссис Форрестер : Вы что-то сказали, лорд Скиннер?

(Делает знак кухарке, и та уходит.)
Лорд Хейвуд: Лорд Скиннер не расслышал, кто выбирает вино и сигареты.

Миссис Форрестер : Альберт. Никто лучше него в этом не разбирается. Он же дает хозяйственные распоряжения кухарке.
Роза: Бросьте, дорогая. Подумаешь – хозяйственные распоряжения кухарке! Вы делаете для него больше. Без вас он был бы ничто. Он не был бы знаком с нами! Подумайте, какое это для него счастье общаться с самыми умными и интересными людьми нашего времени!
Гости: Да, да, ему так повезло!
Миссис Форрестер (упрямо): Пчела, возможно бы, погибла без улья, но пчела имеет ценность и сама по себе. И потом, он же никогда мне не мешает! Он чувствует, когда меня нельзя беспокоить. Более того, если я что-нибудь обдумываю, мне даже приятно, что он в комнате.
Мисс Роза: Как персидская кошка.
Миссис Форрестер (с достоинством): Да, милая Роза. Но очень благонравная и воспитанная персидская кошка!

(В комнату осторожно и застенчиво заглядывает Альберт.)
Симмонс (про себя): А вот и персидская кошка!
Миссис Форрестер : Входи, входи, Альберт. По-моему, ты тут со всеми знаком.
Альберт: Здравствуйте. Очень рад вас всех видеть. Я муж миссис Форрестер .
Миссис Форрестер (лорду Скиннеру): Вы ведь не против того, чтобы сидеть с Альбертом?
Лорд Скиннер: А? Альберт? А кто такой Альберт?
Альберт (униженно): Я муж Миссис Форрестер .
Лорд Скиннер (снисходительно): А..А … Садитесь.
Альберт: Спасибо. Вы очень добры.
Лорд Скиннер: Вы не собираете марки?
Альберт: Нет, не собираю.
Лорд Скиннер : Жаль. (Презрительно.) Вы похожи на человека, собирающего марки. (Гостям): Мистер Альберт, оказывается, филателист.
Альберт: Я вовсе не собираю марки.
Лорд Хейвуд: Мистер Альберт, расскажите нам, зачем люди собирают марки.
Альберт: Но я не собираю марки.
Гости (снисходительно, издеваясь): Не надо скрывать, Альберт. Что плохого в филателии? Расскажите нам про марки.
Альберт (оправдываясь): Я не филателист.
Миссис Форрестер : Друзья, если бы Альберт был филателистом, я бы об этом знала. Дорогой, ты прямо из Сити? Съешь что-нибудь?
Альберт: Нет, спасибо, милая. Я выпил чаю в конторе.
Миссис Форрестер : Я сама налью тебе чаю, дорогой. (Отходит к чайному столику и возвращается с чашкой).
Альберт: Он уже холодный, дорогая.

Миссис Форрестер (не слушая его, тоном учительницы): Мы говорим, Альберт, о моей последнем произведении «Филичита». Что может сказать по этому поводу мой господин и повелитель? (Гостям): Это золотой человек. Просто не знаю, что бы я без него делала. Я читаю ему все, что пишу, и замечания его бывают часто полезны.
Роза (Симмонсу): Мольер и его горничная!
Миссис Форрестер : Итак, Альберт, я жду, что ты скажешь…
Альберт: Право, дорогая, боюсь, мое мнение не так уж важно.
Миссис Форрестер (любезно): Для меня оно очень, очень важно. Я настаиваю, Альберт.
Альберт: Ты пишешь о Франции, дорогая, о долине Луары, о солнечном Провансе, но ты же там никогда не была, дорогая… Хотя, конечно, для того, чтобы хвалить яичницу и не обязательно быть курицей...

(За столом повисает настороженная тишина).
Роза: Можно ли так утилитарно судить о высоком? В конце концов, у миссис Форрестер прекрасное воображение!
Миссис Форрестер : Хочу заступиться за Альберта, друзья. (Альберту): Дорогой, возьми, пожалуйста, перо и запиши эту мою мысль.
Роза (Симмонсу): Как она внимательна к Альберту…
Симмонс: Ну да. И такого же внимания по отношению к нему требует и от нас. Как говорят в таких случаях: любишь меня – люби и мою собачку.
Роза: Персидскую кошку.
Симмонс: Кошку или собачку, но миссис Форрестер умеет заставить себя уважать.
Альберт (отходит к столу и возвращается с пером и бумагой): Я готов, дорогая.
Миссис Форрестер : Итак, я продолжаю. (Медленно) Мы, люди интеллектуальные, склонны слишком замыкаться в своем мире. Абстрактное интересует нас больше, чем конкретное. (Альберту) Ты успеваешь записывать, дорогой? И порой мне думается, что мы взираем на сутолоку человеческих дел слишком издалека, с очень уж безмятежных высот. Вам не кажется, что нам грозит опасность несколько очерстветь? И поэтому, друзья, я признательна Альберту за то, что благодаря ему не теряю связи с простым человеком!
Гости: Друзья! Давайте поднимем бокал за простых людей, нас окружающих! (С насмешкой и ехидством): Альберт! Мы пьем за вас!
Альберт: Право, мне очень неловко.
Картина третья
(Снова освещается маленькая гостиная, где сидят только Роза, Симмонс и Чарльз.)
Чарльз (восторженно): Но слава, когда все –таки впервые слава осенила миссис Форрестер своим крылом? Что явилось источником ее вдохновенья?
Симмонс: Не торопитесь, мой милый.
Чарльз: Но вы же сказали: Альберт! При чем здесь Альберт?
Симмонс: Роза, вы помните, этот эпизод?
Роза: Мне ли не помнить? Слава Богу, это произошло, когда члены французской академии уже ушли и остались мы, ее самые близкие…
Картина четвертая
Миссис Форрестер на кресле с высокой спинкой восседает в окружении друзей и поклонников. Мисс Уоррен разливает чай.

Роза: Чашечку чая, мисс Уоррен.
Мисс Уоррен: С удовольствием, мисс Роза. (Отходит к чайному столику.)
Лорд Скиннер (лорду Хейвуду, громко): Что это за женщина, разливающая чай?
Лорд Хейвуд: Кажется, поклонница миссис Форрестер . Она всегда разливает чай, но ее ни с кем не знакомят.
Миссис Форрестер : Итак, разрешите продолжить. Вы, мисс Роза, говорили о юморе, который может содержаться даже в пунктуации. Ценю Ваше мнение, но если вы помните, друзья, в моей новелле «Весна в Норфолке» …
(В коридоре раздается стук, как будто упало что-то тяжелое.)
Миссис Форрестер (хмурится, но продолжает): Да, в моей новелле … (Из коридора доносится шум перебранки.) Пора бы им знать, что я не терплю, когда в квартире шумят. Мисс Уоррен, будьте добры, выясните, что там творится.

(Мисс Уоррен идет к двери и возвращается с горничной.)
Миссис Форрестер (горничной): Что там такое? Может быть, рушится дом или разразилась революция?
Горничная: Простите, мэм, это сундук новой кухарки. Швейцар уронил его, когда вносил в квартиру, а она испугалась, ну и расстроилась.
Миссис Форрестер : Какая еще новая кухарка?
Горничная: А миссис Булфинч сегодня уехала, мэм.
Миссис Форрестер : В первый раз слышу. Разве она предупреждала, что уходит? Как только придет мистер Альберт, скажите ему, что мне нужно с ним поговорить.
(Горничная уходит. Мисс Уоррен возвращается к столику и наливает машинально несколько чашек чаю.)
Мисс Роза: Какое несчастье!
Один из гостей: Вы должны ее непременно вернуть. Эта женщина – чистое сокровище. Она готовит замечательно, и притом все лучше и лучше.
(Появляется горничная и подает хозяйке письмо на подносе.)
Миссис Форрестер : Что это?
Горничная: Мистер велел, мэм, чтобы, когда вы его спросите, передать вам это письмо.
Миссис Форрестер : А где же мистер Альберт?
Горничная (удивленно): Мистер Альберт уехал, мэм.
Миссис Форрестер : Уехал? Хорошо. Можете идти. (Читает письмо, и ее лицо выражает ужас.)
Роза (Симмонсу): Наверное, Альберт, испугавшись гнева супруги, утопился в Темзе.
Миссис Форрестер : Это чудовищно! Чудовищно!
Гости: Что случилось, миссис Форрестер ?
Письмо выпадает из рук миссис Форрестер и падает на пол.

Симмонс поднимает письмо и подает миссис Форрестер , но она отмахивается от него:
Миссис Форрестер : Прочтите. Прочтите вслух.
Симмонс (читает): «Моя дорогая! Миссис Булфинч нуждается в перемене обстановки и решила от нас уехать, а так как мне не хочется оставаться без нее, я тоже уезжаю. С меня довольно, я по горло сыт литературой. Миссис Булфинч не настаивает на законном браке, но, если ты со мной разведешься, она согласна выйти за меня замуж. Надеюсь, что новая кухарка сумеет тебе угодить. У нее отличные рекомендации. На всякий случай сообщаю, что мы с миссис Булфинч живем по адресу: Кеннингтон – роуд, 411.»
Симмонс: Не знаешь, что и сказать. Я ничего не понимаю.
Миссис Форрестер : Не понимаете? (Топает ногой как застоявшаяся лошадь): Альберт сбежал с кухаркой!
(Все дружно ахают, а мисс Уоррен разражается смехом. Хохочет все громче. Все растерянно смотрят на нее.)
Лорд Хейвуд: Почему эта женщина смеется, Роза?
Роза: У нее истерика, лорд Хейвуд.
Миссис Форрестер : Почему вы смеетесь, мисс Уоррен?
Гости (дружно): У нее истерика!
Гости: Разумеется, истерика.
(Мисс Уоррен затыкает рот платком и выбегает из комнаты.)
Лорд Хейвуд: Какая эта миссис Булфинч с виду?
Миссис Форрестер (с досадой): Откуда мне знать? Я никогда на нее не смотрела. Прислугу всегда нанимал Альберт. Ко мне Булфинч заходила только на минуту, чтобы я могла проверить общее впечатление.
Мисс Роза: А разве вы не видели ее каждое утро, когда отдавали распоряжения по хозяйству?
Миссис Форрестер : Я же говорила, все распоряжения отдавал Альберт. Он сам на этом настоял, чтобы я могла без помех отдаться литературе. В нашей жизни всюду поспеть невозможно.
Лорд Хейвуд: И завтраки по субботам тоже заказывал Альберт?
Миссис Форрестер : Конечно. Это входило в его компетенцию.
Лорд Хейвуд: Ну, что же, шабли всегда было превосходным и остуженным в меру. Приятно, знаете ли, холодило язык, но не теряло при этом букета. Да, надо признаться, он знал толк в еде и винах. Этого у него не отнимешь. Выбрать шабли не так просто, как это может показаться …
Лорд Скиннер: Какое шабли? Где шабли?
Миссис Форрестер (с горечью): Я вам всегда говорила, что у Альберта есть достоинства. А вы смеялись над ним. Вы не верили, когда я говорила, что он мне помогает жить.
(Некоторое время все молчат)
Симмонс (резко): Вы должны вернуть его.
Миссис Форрестер : Что вы говорите! Я, пока жива, больше его не увижу. Простить его? Ни за что. Пусть хоть на коленях меня умоляет.
Симмонс: Я не говорил, чтобы вы его простили. Я сказал –верните его.
Миссис Форрестер : Я все для него делала. Ну скажите, чем бы он был без меня? Я дала ему положение, о каком он не мог и мечтать.
Симмонс: А на что вы теперь будете жить?
Миссис Форрестер (холодно): Бог меня не оставит.
Симмонс: Сомневаюсь.(Миссис Форрестер с возмущением пожимает плечами. Симмонс усаживается поудобнее на стуле и закуривает.) Вы знаете, никто не восхищается вами больше моего.
Роза (поправляя): Больше, чем я.
Лорд Хейвуд: И больше, чем я.
Симмонс: Ну, и чем вы. Мы все считаем, что из живых писателей никто с вами не сравнится. Проза у вас первый сорт. А что до стиля – то всем известно, какой у вас стиль.
Роза: Возвышенный, как у сэра Томаса Брауна, и прозрачный, как у Ньюмена. Хлесткий и точный, как у Свифта.

(Миссис Форрестер слегка улыбается.)
Мисс Роза: И юмор у вас есть. Кто, кроме вас, может вложить в точку с запятой столько остроумия, наблюдательности и сатирической силы?
Симмонс (спокойно): Но при всем том спроса на вас нет.
Роза: Пошлая чернь не способна оценить вашу гениальность.
Симмонс: Вот именно. Я двадцать лет предлагаю ваш товар и прямо скажу – на таких комиссионных не разживешься. Просто хочется иногда продвинуть хорошую книгу. Я всегда в вас верил и все надеялся, что публика на вас клюнет. Но если вы воображаете, что на такие писания, как ваши, можно прожить, так, уверяю вас, вы ошибаетесь. И вряд ли Альберт сможет назначить вам щедрое содержание. Так что у вас один выход – верните его!
Миссис Форрестер : Лучше я буду жить в мансарде! Неужели вы хотите, чтобы я отбивала его у собственной кухарки? (Пауза.) Не забывайте, что для такой женщины, как я , главное не комфорт, а достоинство.
Симмонс: К этому я и веду. Я прекрасно знаю, что в литературном мире вы занимаете почетное, можно сказать, исключительное положение. Вы – единственная в своем роде. Вы высоко держите знамя чистого искусства и никогда не продавали своего таланта за презренный металл. У вас есть идеалы, и вас, несомненно, уважают даже те, кто сроду не читал ваших книг. Но одного вы в вашем положении не можете себе позволить – стать посмешищем.
Миссис Форрестер (вздрагивая): Как я должна вас понять?
Симмонс: Про миссис Булфинч я ничего не знаю, очень может быть, что она вполне порядочная женщина, но факт остается фактом: жена человека, сбежавшего с кухаркой, вызывает смех. Другое дело титулованная леди, - это, возможно, вам и не повредило бы, но кухарка вас доконает. Через неделю весь Лондон будет над вами потешаться, а для писателя это –верная смерть. Нет, вы должны заставить своего мужа вернуться, и притом как можно скорее, черт побери!
Роза: Мы все тут ваши друзья, на нашу скромность вы можете положиться. Однако ведь вы глава и средоточие нашего кружка. Ваш муж сбежал не только от вас, но и от нас. Альберт всех нас оставил в дураках. Мистер Симмонс прав. Все мы одинаково влипли. «Простого человека» необходимо вернуть.
Симмонс: Я считаю так: пусть миссис Форрестер завтра побывает у него, благо адрес он оставил, и попросит его пересмотреть свое решение. Не знаю, что полагается женщинам говорить в таких случаях, но у миссис Форрестер есть и воображение, и такт, уж она найдет, что сказать. Если мистер будет ставить свои условия, пусть принимает их. Нужно идти на все.
Мисс Роза (беспечно): Если вы хорошо разыграете свои карты, вполне возможно, что вы завтра же привезете его домой.
Симмонс: Я завтра забегу к вам по дороге домой и надеюсь, что к тому времени вы с мистером Форрестером уже будете ворковать здесь, как пара голубков. Ну как, вы согласны?
Миссис Форрестер (некоторое время, отвернувшись, глядит в пустой камин. Потом выпрямляется во весь рост): Не ради себя, ради моего искусства. Я не допущу, чтобы кощунственный смех толпы запятнал все, в чем я вижу истину, красоту и добро.

Действие второе
Сцена первая
Квартира в промышленной части Лондона. Миссис Форрестер звонит в звонок. На пороге миссис Булфинч в белой кофточке и черной юбке.
Миссис Форрестер (с достоинством): Добрый вечер, Булфинч. Мне нужно повидать мистера Форрестера.
Булфинч (помедлив секунду, распахивает дверь): Входите, мэм. Альберт, это миссис Форрестер к тебе. (Входит в комнату вслед за миссис Форрестер и затворяет дверь.)
Альберт (сидит в кресле, в домашних туфлях и без пиджака. Читает газету и курит сигару. Встает при виде миссис Форрестер ):

Как поживаешь, дорогая7 Надеюсь, ты в добром здравии?
Булфинч: Ты бы надел пиджак, Альберт. А то миссис Форрестер Бог знает что о тебе подумает. Дай я тебе поправлю воротничок. (Подает пиджак и заботливой рукой поправляет воротничок и жилет).
Миссис Форрестер : Я получила твое письмо, Альберт.
Альберт: Я так и думал, ведь иначе ты не знала бы моего адреса.
Булфинч (обтирая пыль с одного из стульев): Присаживайтесь, мэм.
Миссис Форрестер (с достоинством садясь): Я бы хотела поговорить с тобой наедине, Альберт.
Альберт: Все, что ты можешь сказать, касается миссис Булфинч в той же мере, как и меня, поэтому лучше, я думаю, разговаривать при ней.
Миссис Форрестер : Как хочешь.

(Булфинч пододвигает стул и садится).
Альберт: Ну-с, дорогая, что же ты хотела мне сказать?
Миссис Форрестер (одаривая его улыбкой, снисходительно): Ты, конечно, понимаешь, Альберт, как все это глупо. Мне кажется, ты не в своем уме.
Альберт: Вот как, дорогая? Это интересно.
Миссис Форрестер : Я не сержусь на тебя. Мне просто смешно, но всякая шутка хороша до известного предела. А сейчас мы с тобой поедем домой.
Альберт: Разве я неясно выразился в своем письме?
Миссис Форрестер : Совершенно ясно. Я ни о чем тебя не спрашиваю и не собираюсь ни в чем упрекать. Будем считать это недоразумением и на том покончим.
Альберт (дружелюбно): Ничто не заставит меня вернуться к тебе, моя дорогая.
Миссис Форрестер : Ты шутишь?
Альберт: Нисколько.
Миссис Форрестер : Ты любишь эту женщину?
Альберт (улыбаясь, смотрит на Булфинч): Мы хорошо спелись, верно, старушка?
Булфинч: Неплохо.
Миссис Форрестер : Если Булфинч хоть немного уважает тебя, она должна понимать, что это невозможно. После той жизни, которую ты вел, того общества, в котором ты вращался, едва ли можно надеяться, что ты будешь счастлив с нею в каких-то меблированных комнатах.
Булфинч: Это не меблированные комнаты, мэм. Вся мебель моя собственная. Я оставляю за собой эту квартиру, даже когда нахожусь в услужении, чтоб было куда вернуться. Такой уж у меня характер самостоятельный, всегда любила иметь свой угол.
Альберт: И очень уютный угол.
Миссис Форрестер : Разве ты не был счастлив со мною, Альберт?
Альберт: Дорогая моя, мы были женаты тридцать пять лет. Это долгий срок. Слишком долгий. Ты по-своему неплохая женщина. Но ты мне не подходишь. Ты живешь литературой и искусством, а я нет.
Миссис Форрестер : Я всегда старалась вовлекать тебя в круг моих интересов. Всегда заботилась о том, чтобы, несмотря на мои успехи, ты не оставался в тени. Я всегда брала тебя с собой, когда ехала на приемы. Ты не можешь утверждать, что я тобой пренебрегала.
Альберт: Ты замечательная писательница, я этого не отрицаю,

но скажу откровенно – мне твои книги не нравятся.
Миссис Форрестер : Извини меня, но это только свидетельствует о недостатке вкуса. Все лучшие критики признают силу и обаяние моего таланта.
Альберт: И друзья твои мне не нравятся. Позволь открыть тебе один секрет. На твоих вечерах меня иногда так и подмывало раздеться – посмотреть, что из этого выйдет.
Миссис Форрестер : Ничего особенного не вышло бы. Я послала бы за доктором, вот и все.
Булфинч: И фигура у тебя для этого не подходящая, Альберт.
Миссис Форрестер (понимая, что серьезные уговоры не помогают, переходит на кокетливый тон): Но, Альберт, ведь я 35 лет была тебе верна, ни разу даже не взглянула на другого мужчину. Я к тебе привыкла. Не знаю, как я буду без тебя.
Булфинч (тараторит): Я все меню оставила новой кухарке, мэм. Вы только говорите ей, сколько гостей будет к завтраку, она все сделает, как надо. Готовит она отлично, а уж на пирожное – так у нее особенно легкая рука.
Миссис Форрестер : Ты должен вернуться, Альберт.
Альберт: Боюсь, дорогая, что ты попусту тратишь время. Решение мое бесповоротно. Я уже не молод. Мне требуется забота. Коринна советует мне удалиться от дел.
Миссис Форрестер (изумленно): Кто такая Коринна?
Булфинч: Это я. У меня мать была француженка.
Миссис Форрестер (поджав губы): Этим многое объясняется.
Булфинч: Я ему говорю, что довольно, мол, ему работать, пора и отдохнуть. Меня есть домик в Клектоне. Местность там здоровая, у самого моря, воздух замечательный. Мы там отлично проживем. Там не скучно – то на пляж сходишь, то на пристань. И люди хорошие. Никто тебя не трогает, если сам никого не трогаешь.
Альберт: Я сегодня говорил со своими компаньонами. Они согласны выкупить мою долю в бизнесе. Кое что я на этом потеряю. После всех формальностей у меня останется девятьсот фунтов годовых. Нас трое, значит на каждого придется по триста фунтов в год.
Миссис Форрестер : Разве я могу на это прожить? Я должна думать о своем положении.
Альберт: Ты мастерски владеешь пером, дорогая.
Миссис Форрестер : Ты прекрасно знаешь, что мои книги не приносят мне ничего, кроме славы. Издатели всегда говорят, что печатают их в убыток, но все же печатают, потому что это повышает их престиж.
Булфинч (внезапно): А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало?
Миссис Форрестер (изумленно): Чего???
Альберт: А это не плохая идея. Совсем не плохая!
Миссис Форрестер : Детектив – это низкий жанр. Я никогда не шла на поводу у толпы. Да и критики разорвут меня в клочки.
Альберт: Не думаю. Дай только снобам спуститься с небес на землю, не уронив своего достоинства, и они из благодарности не знаю что сделают.
Миссис Форрестер (задумчиво): «Благодарю, Бернардо, за услугу»
Альберт: Дорогая моя, критики будут в восторге. Они тоже любят интересное. А так как книга твоя будет написана великолепным языком, то они не побоятся назвать ее шедевром.
Миссис Форрестер : Но это чистейший абсурд. Такие вещи чужды моему таланту. Я все равно не сумею угодить широким массам.
Альберт: Почему? И широкие массы любят читать хорошие книжки, но они не любят скучать. Имя твое знают все, но читать не читают, потому что это скучно. Дело в том, дорогая, что ты невыносима скучна.
Миссис Форрестер : Экватор не обиделся бы, если бы его назвали холодным, поэтому я не обижаюсь на тебя, Альберт. Все признают, что у меня восхитительное чувство юмора и что никто не может добиться такого комического эффекта с помощью точки с запятой.
Альберт: Если ты сумеешь дать широким массам захватывающий роман, ты станешь богатой женщиной.
Миссис Форрестер : Я в жизни не читала детективных романов.
Булфинч: Тут, конечно, требуется, особое умение. Главное – не забывать, что про любовь писать не нужно. В детективном романе это ни к чему. Там нужно, чтоб было убийство, сыщики и чтобы до последней страницы нельзя было угадать, кто преступник.
Альберт: Но нельзя и водить читателей за нос. Меня всегда злит, когда подозрение падает на секретаря или герцогиню, а потом оказывается, что убил младший лакей, который за все время только и сделал, что доложил: «Коляска подана». Запутывай читателя как можно больше, но не заставляй его чувствовать себя дураком.
Булфинч: Обожаю детективные романы. Как прочтешь, что на полу в библиотеке лежит знатная леди вся в бриллиантах, и в сердце у нее воткнут кинжал, просто вся дрожишь от радости.
Альберт: Кому что. Я, например, больше люблю, когда в Гайд-парке находят труп почтенного адвоката с бакенбардами, золотой цепочкой от часов и добрым выражением лица. На нем цилиндр, черная визитка и серые брюки в полоску.
Булфинч: И он с перерезанным горлом?
Альберт: Нет, убит ножом в спину. И есть особая прелесть в том, что убитый - пожилой джентльмен с безупречной репутацией. Всякому приятно думать, что за почтенной внешностью скрывается что-то загадочное.
Булфинч: Я тебя понимаю, Алберт. Ему вверена роковая тайна.
Альберт (ласково улыбаясь): Мы можем дать тебе кучу полезных советов, дорогая. Я прочел сотни детективных романов.
Миссис Форрестер (изумленно): Ты?
Альберт: С этого началась наша дружба с Коринной. Я их прочитывал, а потом передавал ей.
Булфинч: Сколько раз я, бывало, услышу, как он выключает свет, а на улице уже утро, всегда улыбнусь про себя и подумаю: ну вот, дочитал наконец, теперь можно ему и соснуть.
Миссис Форрестер (встает): Теперь я вижу, какая пропасть нас разделяет. Тридцать лет тебя окружало все, что есть лучшего в английской литературе, а ты десятками читал какие-то детективные романы! Я пришла сюда, готовая на разумные уступки, лишь бы ты вернулся домой, но теперь я этого больше не хочу. Ты доказал, что у нас нет и не может быть ничего общего! Мы живем на разных планетах!

Сцена вторая.
Миссис Форрестер : Ужасный район. Странно, что здесь вообще живут люди. Темно и на улицах никого. Впрочем, это к лучшему. Хуже, если из-за угла покажется какой-нибудь пролетарий. (Поет про себя): «Теперь я в путь пустилась, в далекий Иннисфри, в далекий Иннисфри …» Того и гляди …

Ой, трамвай, трамвай, остановите, остановите!

(Трамвай останавливается.)
Водитель: Вы чуть не угодили под колеса, мэм!
Миссис Форрестер : Простите меня, простите! Я так испугалась, что вы проедете мимо!
Водитель: Здесь же остановка, мэм. Как же я могу «мимо»?
Миссис Форрестер (про себя): В одном повезло – свободных мест хватает. (Садится.) Господи, как гудят ноги… Альберт –Альберт… Я тебя вытащила из грязи, а ты шлепнулся туда же вместе с Коринной.

Но что сказать Симмонсу? Ведь он ждет меня. И Роза. И оба лорда, их тоже принесла нелегкая. Как поздно. Хорошо бы им надоело ждать.

Прилично ли спросить у пассажиров, который час. Например, у этого пожилого человека напротив. Мужчина такой почтенный. С бакенбардами. С добрым выражением лица и золотой цепочкой. О, какое совпадение! Какое поразительное совпадение! На нем цилиндр, черная визитка и серые брюки в полоску. Конечно же, он адвокат. Да это же он, сказал Альберт, был найден убитым в Гайд-парке …

Ах, Альберт! Меня манит перст судьбы… Ведь детективные рассказы писал сам Эдгар Аллан По. Уж этого никто не станет отрицать. (Напевая) Эдгар По. Эдгар По. Именно он изобрел этот жанр, а всем известно, какое влияние он имел на парнасцев. Или на символистов? Впрочем, это неважно.

Адвокат будет найден убитым, потому что он знает страшную тайну! О, благодарю тебя, Альберт!

Сцена третья

В гостиной те же – пришли без нее.
Мисс Роза: Уже восемь часов, а ее до сих пор нет. Мисс Уоррен сказала, она спрашивала у нее дорогу в Истэнд. Ах, я так волнуюсь. Как бы с ней чего-нибудь не случилось. (Входит миссис Форрестер )
Общий возглас: Наконец-то!
Миссис Форрестер (энергично пожимая протянутые к ней руки, весело): Бедные вы мои! Вам не дали чаю? Понятия не имею, который час, но, должно быть, очень поздно.
Роза и Симмонс одновременно: Ну, что?
Миссис Форрестер : Дорогие мои, подождите немного, я отдышусь. Итак. Я должна вам сообщить поразительную новость!
Гости (хором): Какую?
Миссис Форрестер : На меня снизошло вдохновение!
Мисс Роза: О чем вы?
Миссис Форрестер : На меня снизошло вдохновение! Разве этого мало?
Мисс Роза: Ну, как сказать …

Миссис Форрестер : На меня снизошло вдохновение, и я буду писать роман! (Пауза) Роман детективный!
Гости: Что?!
Миссис Форрестер : Да, друзья. Я это твердо решила.

(Все смотрят на нее, открыв рот.)
Роза (Симмонсу): Кажется, большое горе подействовало на ее мозг.

Симмонс (Розе): Ну, да. И по-моему, она спятила.

Роза: Дорогая, но ведь критики вас сожрут и выплюнут ваши кости.
Миссис Форрестер (весело): А пусть попробуют! Я подниму детективный роман до уровня высокого искусства! Я напишу его безукоризненным языком! Ведь в конце концов детективные рассказы писал сам Эдгар По.
Лорд Хейвуд: Но как? О чем? Каким способом?
Миссис Форрестер : Главное - никакой любовной линии! Юмор и тайна – вот к чему я стремлюсь. Разгадка – на последней странице. Эта идея пришла мне в Гайд –парке, когда я проходила мимо статуи Ахиллеса. Книга так и будет называться «Статуя Ахиллеса».
Симмонс: Какое заглавие! Да мне этого заглавия и вашего имени хватит для договора с журналами.
Роза: А кто главный герой?
Миссис Форрестер : Адвокат самой почтенной наружности с бакенбардами, добрым выражением лица и с золотой цепочкой. (Все более вдохновляясь): На нем цилиндр, черная визитка и серые брюки в полоску. Он сидел напротив меня в трамвае, вышел после Воксхоллского моста и свернул в темный мрачный переулок.
Мисс Роза: А что же Альберт?
Миссис Форрестер (Радостно): Его потом найдут с перерезанным горлом!
Гости (с ужасом): Альберта?
Миссис Форрестер : Альберт? (С удивлением) Альберт? Причем тут Альберт? Ах, Альберт! Я же помнила, что у меня было какое-то дело. Но когда я проходила по Гайд-парку, меня осенила эта мысль, и все остальное вылетело из головы. Какой я вам, наверно, кажусь глупой!
Мисс Роза: Так вы не видели Альберта?
Миссис Форрестер : Боже мой, я о нем и думать забыла. Пусть остается со своей кухаркой. Теперь мне не до Альберта. Я буду писать детективный роман! Я подниму этот жанр до уровня высокого искусства!
Лорд Хейвуд: Дорогая моя, Вы изумительны!
Гости (хором): Вы изумительны, дорогая миссис Форрестер !
--------------------------------------------------

Батуева Наталия Борисовна, 8-911- 145-61-12, (812)556-84-61





Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconУрок по теме:«История Отечества как источник поэтического вдохновения...
Открытый урок по теме:«История Отечества как источник поэтического вдохновения и национальной гордости в произведениях М. Ю. Лермонтова...

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» icon«“Человек и природа” ( по рассказу В. П. Астафьева “Васюткино озеро”)»
Конспект интегрированного урока по литературе и природоведению для 5 класса «“Человек и природа” (по рассказу В. П. Астафьева “Васюткино...

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconАйн Рэнд. Источник
Вслед за «Атлант расправил плечи» прочитал еще одно произведение Айн Рэнд – «Источник»

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconУрок литературы Тема: «Средства создания образа в реалистическом...
Тема: «Средства создания образа в реалистическом произведении (по рассказу «Бирюк» И. С. Тургенева)

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconВзяточничества: «Судьям то и полезно, что в кар- ман полезло», «Всяк...
Работа с учебником. Развитие навыков художественного пересказа, инсценировка сказок

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» icon«Волшебная красота и сила русского слова» по рассказу И. Тургенева «Бежин луг»
Технологическая карта урока «Волшебная красота и сила русского слова» по рассказу И. Тургенева «Бежин луг»

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconУрок педмастерская Тема: «Нравственный подвиг человека по рассказу...
Тема: «Нравственный подвиг человека по рассказу Н. Иванова «Золотистый золотой»

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconIi культура века просвещения эпоха Просвещения завершила переход...
Источник света (во французском языке слово «просвещение» звучит как свет — «lumiere») новая культура видела не в Вере, в Разуме....

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconУрока: обучающая
Урок литературы по рассказу А. И. Куприна "Тапёр": "Но без труда талант не впрок"

Инсценировка по рассказу С. Моэма «Источник вдохновения» iconВ каждом дне жизни всегда есть что-нибудь хорошее (по рассказу В....
Тема: в каждом дне жизни всегда есть что-нибудь хорошее (по рассказу В. П. Астафьева «Фотография, на которой меня нет»)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную