А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального *






Скачать 243.94 Kb.
НазваниеА. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального *
Дата публикации29.03.2015
Размер243.94 Kb.
ТипДоклад
l.120-bal.ru > Литература > Доклад



«Письменные памятники Востока. Проблемы перевода и интерпретации». Москва, ИВ РАН, 27-29.10.2014 (тезисы конференции).

А.Н.Бабин

Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального *1

Доклад посвящен феномену рагамала (санскр. «гирлянда раг»), связывающему музыкознание, театральное искусство, лирическую поэзию и живопись, проделавшему путь от возникновения представлений об антропоморфном образе раги1 до его живописного воплощения.

Изначально словом «рагамала» называлась система классификации раг, которая подразумевает их деление на «мужские» (слово «рага» - мужского рода) и «женские» (рагини) и выглядит как совокупность «семей». Примерно с VIII в. в музыковедческой литературе Индии характеристику раг начинают дополнять их дхъяна мурти («образы для созерцания»). Первые известные живописные изображения раг и рагини, исполненные на полях манускрипта «Кальпасутра» (ок. 1475 г.), следовали иконографическим схемам джайнского трактата о музыке «Сангитопанишатсароддхара» (I пол. XIV в.), содержавшего подробные описания их облика и атрибутов.

Визуальный образ раги формировался также под влиянием традиций индийского театра (в особенности, драматургии), который всегда был неразрывно связан с музыкой. Раги представляются в литературе не только в виде отвлечённых божественных или полубожественных фигур с определённым набором атрибутов, но и в образе наяка и найика (т.е., героев и героинь), типология которых встречается уже в «Натьяшастре» (составление свода относится примерно в I–II вв.), находящихся в той или иной эмоциональной ситуации, в тех или иных сюжетных «предлагаемых обстоятельствах». На стиль поэтического описания также повлияла средневековая литература, выдержанная в шрингар-раса (т.е. любовная лирика); особую популярность получила тема разлуки (вирах), перекликающаяся с литературными традициями бхактов и суфиев, где концепция разлуки занимает особое место.

Изображения раг, описанные в сборниках шлок (стихотворных строф) на санскрите, хинди и, впоследствии, персидском, нашли своё воплощение в традиции живописи, где иллюстрированные серии миниатюр «Рагамала» исполнялись с XVI по XIX вв. при дворе раджпутских правителей Раджастана и пригималайских горных княжеств, в Центральной Индии и Декане, в Непале и Бенгалии. С середины XVI в., происходит изменение характера проявления музыкального в живописной миниатюре: на смену иератическим изображениям фигур на полях «Кальпасутры» приходят сюжетные сцены на отдельных листах. Рага персонифицируется в образенаяки/найики, знаменуя произошедшее ранее привнесение традиции описания её визуальной формы из среды музыкознания в сферу поэзии. Другое новшество состоит в том, что на живописных листах появляются дхьяна шлоки (для манускрипта «Кальпасутры» раги были периферийным предметом изображения и имели только подписи).

1 Индийская рага определяется исследователями как особый тип ладо-интонационного образования, в котором определённый звукоряд и характерные мелодические интонации согласуются с эмоционально-образной сферой (раса); см.: Морозова Т.Е. Рага в музыке Хиндустани. Современный период. М.: Икар, 2003. С. 77.

Н.Б.Бадмацыренова

Специфика фразеологического калькирования в монгольском словаре «Мукаддимат ал-Адаб»*

В современной фразеологии известно несколько таких этапов адаптации:

а) транслитерация, т.е. замена иноязычного написания и произношения графемами и фонемами заимствующего языка: общее звучание при этом в большей или меньшей степени похоже на исконное звучание данной фразеологической единицы;

б) трансформация, т.е. замещение грамматической структуры чужого языка относительно грамматической структуры заимствующего языка;

в) транслексикализация, т.е. замещение слов чужого языка соотносительными по значению словами заимствующего языка (кальки);

г) изменение исконной грамматической структуры, в результате чего исконная модель уже не соотносится с новой формой выражения;

д) изменение лексического состава фразеологической единицы при сохранении ее общего значения;

е) изменение общего значения фразеологической единицы.

Естественно, что не все заимствованные фразеологизмы проходят все этапы перехода. Чаще всего заимствованная фразеологическая единица усваивается вторым языком на одном из перечисленных этапов.

Во фразеологическом материале исследованного памятника зарегистрированы единичные случаи заимствования. Словарь «Мукаддимат ал-Адаб» отмечен наибольшим количеством таких единиц, поскольку, на наш взгляд, на язык монгольской части памятника сказалось влияние арабского языка, носителем которого, возможно, был автор монгольского словаря.

Е.Ф. Баялиева

Новый источник по истории Китая: Кодекс «Чжичжен Тяогэ» 至正條格 (династия Юань)*

История Китая, как всем хорошо известно, неисчерпаема. И настолько все известно и изучено, что любой найденный документ становится важной новостью, а уж когда миру в наше время вдруг является целый свод законов – это становится действительно крупным событием в источниковедении Китая.

И в нашем случае - оригинал кодекса законов династии Юань был обнаружен в 2002 г. в деревне Яндон близ города Кёнджу ( Южная Корея), при разборе старинных документов в доме родоначальника фамилии Сон. В 2007 году найденный кодекс был издан в Южной Корее небольшим тиражом и почти сразу стал библиографической редкостью.

Сейчас кодекс законов династии Юань находится в специальном павильоне Академии Корееведения где хранятся старинные книги.

Кодекс законов империи Юань был создан в 1346 г., на 6-м году правления императора Шунь-ди ( в Корее - 2 год правления короля Чхунмок-ван династии Корё).

В самом Китае не сохранилось ни одного экземпляра этого Юаньского кодекса. Поэтому первыми кому посчастливилось работать с этой находкой, стали корейские китаеведы, и они с известной всем аккуратностью и внимательностью приступили к работе по изучению этого кодекса. Результаты этих исследований они опубликовали на корейском языке.

В отечественном китаеведении эпоха Юань остается малоизученным периодом. Однако, имеющиеся сведения из классических китайских источников и научных исследований говорят о том, что законы Юань стали поворотным моментом в правовой истории Китая. И содержание глав (цзюаней) кодекса «Чжичжен тяогэ» достаточно ярко говорит о правильности данного утверждения.

А.Г.Белова

Письменные памятники о бесписьменном языке (арабско-йеменская традиция).

Авторы исторических и географических сочинений, посвященных Йемену и, шире, Южной Аравии, описывали не только исторические события, реальных и мифических героев прошлого, особенности отдельных городов, районов и местных племен. От их внимания не ускользнули и особенности племенных и местных диалектов. Более того, авторы VII-XI вв. застали на территории Йемена и сопредельных территорий потомков местного, доарабского, населения и дали нам некоторые сведения о языке химьяритов.

Д.Н.Воробьева

Карлики в древнеиндийском религиозном искусстве: аспекты интерпретации

В скульптурной программе архитектурных памятников индуизма, буддизма и джайнизма изображения карликов достаточно многочисленны. По одному или группами они размещены в декоративном убранстве торан и оград ступ, пещерных и наземных храмов, как снаружи, так и в интерьере: в углублениях столбов, орнаментальных композициях, фризах – как в нижней части храма, так и в верхней; помимо этого, они встречаются в рельефах на мифологические темы, в качестве предстоящих у ног объекта почитания, а также парящими с разнообразными подношениями. Гримасничающие и паясничающие человечки иногда в своей игре переходят за грань норм приличия, вплоть до заголения и демонстрации «срамных мест». Нередко они представлены танцующими и с музыкальными инструментами в руках, причём, не просто держа их как атрибут, но играя. В образах маленьких человечков иногда присутствуют и фантастические элементы, комбинация человеческих и животных черт, редко – совмещение с растительными формами.

В зарубежных исследованиях по искусству Индии эти существа называются по-разному – ганабхута, праматхаякшакумбханда, а также бхута-ганамарут-ганагухьяка, и др., иногда просто карлики. Как правило, они просто упоминаются, но до сих пор полноценно не изучены. Однако обилие этих образов в скульптуре, их присутствие в иконографической программе храмов трех религий, а также неоднозначность облика требуют поиска разъяснения в письменных источниках.

Л.В.Горяева

Правда и вымысел в малайских повестях о сподвижниках пророка Мухаммада («Повесть о радже Хандаке»).

Сюжеты, посвященные ранним войнам ислама, пришедшие в малайский мир из арабского и персидского устного предания и письменной традиции через посредство сказителей-неарабов, приобрели в малайском мире особый облик: в них причудливо смешаны элементы мифа, легенды и истории. Как в плане сюжета, так и образности, повести о сподвижниках Пророка весьма близки к произведениям малайского народного эпоса и безусловно могут считаться оригинальными сочинениями, созданными «по мотивам» реальных исторических событий, но весьма далекими от исторической правды.

В качестве примера в докладе рассматривается «Повесть о радже Хандаке», в основе сюжета которой лежит т.наз. «Битва у рва» - осада Медины курайшитами и другими противниками Мухаммада в 637 г. На примере «Повести» показано, каким образом сюжеты, пришедшие из иной культуры, подвергались у малайцев переосмыслению и адаптации к привычным формам сюжетного нарратива. Подобные сочинения содействовали укреплению исламского сознании в населении региона, знакомили его с основными вехами мусульманской истории и ее главными героями.

Д.Н.Гулидова

«Šarḥ al-Mufaṣṣal» Ибн Йа‘иша как памятник средневековой арабской грамматической мысли

1. Труд арабского грамматиста Ибн Йа‘иша (1159 – 1245) «Šarḥ al-Mufaṣṣal» представляет собой развернутый комментарий на трактат «al-Mufaṣṣal» («Разбитый на главы») языковеда аз-Замахшари (1075 – 1144). В этот период широкое распространение получает написание комментариев (šarḥ) на более ранние грамматические сочинения.

2. В трактате «al-Mufaṣṣal» в лаконичной форме отражены все разделы грамматики. В начале книги аз-Замахшари поясняет ее структуру: первая часть – об именах, вторая – о глаголах, третья – о частицах, четвертая – общие вопросы, касающиеся упомянутых разрядов слов в арабском языке. Структура «Šarḥ al-Mufaṣṣal» задается композицией комментируемого сочинения аз-Замахшари: первые шесть томов трактата посвящены имени, седьмой том – глаголу, восьмой и первая часть девятого тома – частице. Общие вопросы представлены во второй части девятого и в десятом томе.

3. Ибн Йа‘иш придерживается следующего принципа изложения материала: он приводит целиком некоторый отрывок из трактата аз-Замахшари, содержащий законченную мысль, затем комментирует его по частям, при необходимости подробно анализируя отдельные слова и конструкции и поясняя соответствующие грамматические правила. В начале главы Ибн Йа‘иш обычно разъясняет встречающиеся в ней термины. Автор приводит существующие в арабской лингвистической традиции определения того или иного понятия и отдает предпочтение одному из них, аргументируя свой выбор. Обосновывая то или иное положение, Ибн Йа‘иш рассматривает все возможные возражения и доказывает их несостоятельность. В то же время некоторые моменты комментатор излагает очень кратко, предполагая, что читатель обладает необходимыми знаниями. Местами грамматист вступает в полемику с аз-Замахшари, принимая иную точку зрения.

4. В силу того, что в трактате нашли отражение взгляды представителей басрийской, куфийской и багдадской школ, «Šarḥ al-Mufaṣṣal» по праву называют энциклопедией арабских грамматических учений. Текст комментария изобилует ссылками на сочинения других средневековых арабских лингвистов.

4. Автор трактата уделяет большое внимание синтаксису и морфологии. В этой связи возникает проблема перевода и интерпретации понятий, обозначающих ключевые разделы арабской грамматики – naḥw и ṣarf. В зависимости от контекста, naḥw может обозначать грамматику в целом, синтаксис, словоизменительную морфологию и т.д. В свою очередь, понятие ṣarf может быть интерпретировано как обозначающее морфологию, словообразовательную морфологию, словообразование, склонение (taṣrīf) и т.д. Определенные проблемы вызывает и трактовка понятия ’ištiqāq, которое условно можно перевести как словообразование. Особый интерес представляют и такие понятия, как ’aṣl, far‘, ziyāda, wazn, binā’ и др.

Т.А. Денисова

Критерии достоверности и элементы авторского критицизма в хронике Раджи Али Хаджи Тухфат – ан-Нафис («Драгоценный дар»)

Два произведения бугийской историографии, известные под названием Тухфат ан-Нафис и написанные около 1866 года двумя представителями семьи бугийских вице-правителей Джохора Раджей Ахмадом и Раджей Али Хаджи были призваны решать важнейшую для бугийского правящего клана задачу доказательства легитимности своего пребывания у власти в Джохоре, для чего они, в частности Раджа Али Хаджи, прибегали именно к форме хроник.

Текстологический анализ хроники выявил элементы авторского критицизма, а также критерии (признаки) достоверности, которые использовались автором для повышения доверия читателей к его произведению. Наличие в тексте хроники упомянутых элементов показывают, что Тухфат ал-Нафис (как и многие другие малайские исторические сочинения) являют собой прежде всего памятники официальной историографии, призванные описать происшедшие события с «правильной» точки зрения. Проведенный анализ показал, что к XIX в. в Джохоре сформировалась богатая историографическая литература, вобравшая в себя как множество элементов традиционной мусульманской хронографии, так и новые веяния западной исторической мысли.

А.С.Десницкий

Метафора как переводческая проблема (на библейском материале)*.

Данный доклад посвящен не столько теории, сколько практическим примерам из проектов Института перевода Библии, в основном тех, в которых я принимал участие в качестве консультанта. Разумеется, при этом будут приведены примеры и из других современных переводов для сравнения.

Метафоры имеют ключевое значение в религиозном дискурсе, который выражает вечные и абсолютные истины на человеческом языке, связанном с определенной культурой, мировоззрением, опытом. В нашем богословском языке очень многие слова и выражения метафоричны, а не терминологичны, как, к примеру, понятия «Отец» и «Сын».

При переводе на другой язык неизбежно меняется картина мира в голове читателя, особенно если велика культурная и временная дистанция между носителями двух языков4. При переводе нужно «попасть» в иное концептуальное пространство, передать не только мысль или образ, но и определенную часть мировоззрения, только в рамках которого эти мысль и образ что-то значат для читателя. Метафора, по сути, и есть та единица познания и описания мира, которая подлежит бережному и творческому переводу5.

И.В.Зайцев

Фатимидский тарш/тырс из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея им. Д.Г.Бурылина: к атрибуции памятника ранней арабской печати

Доклад посвящен атрибуции весьма интересного арабского печатного амулета из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея им. Д.Г.Бурылина. Подобные амулеты печатались с металлических матриц куфическим шрифтом. Центром их производства был фатимидский Египет. По отношению к этой продукции в мировом исламоведении утвердился термин тарш или тырс. Хотя термин طرس тырс (мн.ч. турус и атрас) в арабской письменной традиции имеет и другие значения: палимпсест и лист (бумаги).

Фатимидские амулеты крайне редки: в мировых коллекциях насчитывается около 80 их образцов, из которых половина хранится в Вене. Ивановский тарш (тырс), насколько мне известно, является едва ли не единственным образцом этой продукции в нашей стране, что придает ему особую ценность.

И.В.Зотова

Памятник голкондской школы поэзии ХVII века маснави «Пхулбан» Ибн Нишати.

Маснави «Пхулбан» Ибн Нишати – уникальный памятник индо-мусульманского синтеза, в котором автору удалось соединить не только канонические и принятые для данного жанра темы, но и передать атмосферу, царящую в княжестве Голконда в XVII веке, усиливая этот эффект смешением двух рядов образности – мусульманской и индийской.

Автор сумел, не выходя за рамки традиционной обрамленной повести, включить туда не только романтический сюжет и суфийский подтекст, свойственный этому жанру, но и передать приверженность Голконды шиизму, и рассказать подробно о жизни современного ему княжества.

Л.Г.Лахути

"Человек и его окрестности" в поэмах Фарид ад-Дина ‘Аттара: проблемы интерпретации и перевода.

В поэмах ‘Аттара, персидского суфийского поэта XII-XIII вв., часто говорится о физических свойствах человека: о его поле и сексуальной ориентации; красоте; цвете лица; физических недостатках: хромоте, косоглазии, слепоте и пр.; социальном положении, напр.: царь, раб, нищий. Упоминаются также его занятия: охота, игра, слагание стихов, жульничество, воровство. Будет показано, как в зависимости от контекста все эти понятия могут быть интерпретированы различным образом.

С.В.Лахути

Письма из «Шахнаме» Фирдоуси в столкновении с реальностью.

Письма, которыми обмениваются герои знаменитой поэмы Абулькасима Фирдоуси «Шахнаме», представляют собой важную часть повествования – в сочетании с непосредственно относящимся к ним текстом занимают около 10% всего текста. Известно, что поэма писалась с использованием исторических источников, и ученые сходятся в том, что сам Фирдоуси стремился сохранять историческую достоверность.

В связи с этим интересно посмотреть, как структура писем из «Шахнаме» соотносится с сохранившимися письмами и письмовниками персидской доисламской традиции, а также со структурой писем, современных самому Фирдоуси. Подобное исследование позволило бы узнать больше о том, насколько эпистолярная часть «Шахнаме» находится под влиянием современной Фирдоуси культуры, а насколько является передачей более древних традиций.

Е.С.Лепехова

О понятии «санкан» («тройное восприятие») в трактатах школы Тэндай.

В докладе анализируется буддийское понятие «санкан» («тройное восприятие») в трактатах японской школы Тэндай. В качестве примера был выбран текст «Основное собрание школы Тэндай-Хоккэ об учении Бычьей Головы» («Тэндай хоккэ-сю Годзу хомон ёдзан»). Считается, что он был составлен между 1150 и 1200 гг. Что Авторство текста приписывают Сайтё (767 - 822), основателю школы Тэндай.

Наиболее образно понятие «санкан» отражено в первом разделе текста, озаглавленном «Отражение и зеркало едины» («Кёдзо энню»). В данной главе восприятие санкан рассматривает любой предмет как единство трех составляющих. Это могут быть «сущность», «свойства» и «действия», или же три истины: «срединная», «пустая» и «временная», или три области мира.

В главе «Отражение и зеркало едины» речь идет о триединстве сознания, внешнего мира и внутренней природы человека («сознание», оно же «природа Будды», оно же «исконная просветленность»). Это триединство выражено в образе зеркала. «Природе Будды» соответствует медь, из которой изготовлено зеркало, сознанию – его отражающая поверхность, а миру – отражение в зеркале. Сознание заполняется непостоянными образами, замутняется ими, однако его изначальная природа чиста и светла. Мир не только отражается в ясном сознании-зеркале, но и порождается им.

Таким образом, на основании анализа понятия «санкан», объединяющим три представления об абсолютном, временном и срединном, можно предположить, что текст «Основное собрание школы Тэндай-Хоккэ» мог быть составлен как попытка синтеза двух направлений японского буддизма: эзотерического и экзотерического (яп.кэнмицу), что было характерно для школы Тэндай в XII – XIII вв.

Н.Р.Лидова 

«Натьяшастра» как литературный памятник: текстология, датировка, состояние рукописной традиции

«Натьяшастра» (букв. “Наука о драме”) традиционно рассматривается как основной письменный источник по истории и теории древнеиндийской драмы, столь же важный для индийского и восточного театра, как и «Поэтика» Аристотеля для западного. Давно признано, что по охвату информации и разнообразию представленных тем «Натьяшастра» не имеет себе равных среди аналогичных сочинений древности и средневековья. В 36-37 стихотворных главах трактата, насчитывающих около пяти тысяч двустиший и ряд прозаических фрагментов, характеризуются все основные темы, относящиеся как к области теоретического осмысления, так и практического воплощения драмы. Обобщая традицию развития театра от истоков до литературной драмы, она представляет собой энциклопедический компендиум, датировки которого колеблются от середины I тыс. до н.э. до VII-VIII в.н.э. Крайние даты указывают при этом на попытки вычленить древнейшее ядро памятника или обозначить самый последний этап его формирования. В докладе «Натьяшастра» будет рассмотрена как литературный памятник, затронуты важнейшие проблемы текстологии, авторства, датировки, состояния рукописной традиции, а также особенностей перевода на европейские языки.

Ф.Машхадирафи (Иран)

Обращение Велимира Хлебникова к древнеиранским мифологическим героям в стихотворениях «Дуб Персии» и «Кавэ-кузнец»*

Велимир Хлебников является одним из нескольких русских поэтов Cеребряного века, который всегда мечтал увидеть «удивительную Персию» и в конечном итоге достиг своей мечты. Оказавшись в Иране вместе с Красной армией, отправившейся на помощь Гилянскому коммунистическому движению в 1921 г., он тем не менее сумел познакомиться с образом жизни жителей Ирана, их традициями, обычаями, а также с тем социально-политическим строем, который существовал в стране на тот момент. Всегда проявлявший огромный интерес к мифологическим системам народов мира, Хлебников не мог оставить без внимания древнеиранскую мифологию, посвятив ей несколько своих произведений. В частности, такие древнеиранские герои, как Маздак и Кавэ-кузнец, появились в тех стихотворениях Хлебникова, которые в дальнейшем получили название «Иранский цикл».

Безусловно, одной из основных тем творчества Хлебникова считается «революция».  Можно сказать, что именно с целью воплощения понятия революции на другой культурной почве, Хлебников обращается к образам Маздака и Кавэ-кузнеца, так как видит в них представителей революционной мысли и борцов за благополучие человечества, за формирование «нового мироустройства, где будут торжествовать Добро и Справедливость».

Д.В. Микульский

Та’рих («История») османского офицера Хасана Аги ал-Абда (первая треть XIX в.): введение в изучение памятника

Сирия по праву считается одним из центров Арабского возрождения, эпохи становления новоарабской культуры и литературы. Наряду с этим следует признать, что на протяжении всего XIX в. здесь появляются сочинения, свидетельствующие о значительном упадке традиции арабской образованности. Таков и памятник, которому посвящен настоящий доклад. Он составлен в конце 1820-х гг. агой (майором) османской армии, явившимся свидетелем той чрезвычайно нестабильной для Исторической Сирии эпохи. Очевидно, человек мало образованный, хотя и склонный к писательству,. Хасан Ага ал-‘Абд сочиняет свою «Историю» на народном языке (сирийском диалекте). Правда, ему известно, что одной из распространенных композиционных форм исторических сочинений является изложение событий в соответствии с годами мусульманской эры. Так он и строит свой труд. В жанровом отношении ахбар, образующие «Историю», представляют собой сжатые («сухие») исторические сообщения, излагающие события «от автора». Хотя и лишенная элементов беллетризации, которые присущи памятникам историографии классической поры, «История» дает живую картину и политической, и обыденной жизни, современником которой был автор. Порой рассказы, приводимые автором, свидетельствуют о глубоком вырождении нравов и «верхов», и «низов». Этим-то труд Хасана Аги ал-‘Абда и интересен.

М.Ф.Муртазин

Проблемы перевода и интерпретации тафсира - толкования Корана Абу Джа`фара ибн Джарира ат-Табари (839-923) «Джами` ал-байан фи `ан та̕ вил ай ал-кур’ан»*

Ситуация с переводами тафсиров Корана на русский язык значительно отличается от ситуации с переводами самого текста Корана. На сегодняшний день единственный тафсир, который охватывает весь текст Корана, переведен Э.Р.Кулиевым в 2010 г.2 Этот тафсир представляет собой скорее современную богословскую интерпретацию текста Корана, которая ставит целью донести до современного верующего основные религиозные идеи Корана. Академический подход к толкованию текста Корана в своем комментарии на русском языке применяет Д.В.Фролов.3 Он использует в своих комментариях 6 тафсиров, включая ал-Джалалайн, ат-Табари, Ибн Касира, Замахшари, Ибн ал-‘Араби, ас-Суйути. Бесспорно, такой компилятивный подход имеет свои значительные преимущества, поскольку дает возможность отразить все разнообразие богословских подходов к пониманию тех или иных сторон коранического текста.

Тафсир ат-Табари является наиболее ранним по времени и полным по комментарию всего текста Корана. Все предшествовавшие тафсиры, включая Ибн `Аббаса, Ибн Мас`уда и других, дошли до нас только частично и в передаче иных толкователей. Все последующие толкователи Корана-муфассиры, в то же время, использовали толкование Ат-Табари и ссылались на него.

В докладе обсуждаются конкретные проблемы, возникающие при переводе этого тафсира на русский язык.

Н. Новикова

Образы небесных музыкантов в живописи Дуньхуана и сутрах амидаизма: слово как источник визуального*.

Доклад посвящён образам небесных музыкантов в живописи буддийского монастыря Дуньхуан, которые составляют неотъемлемую, и, нередко, наиболее выразительную часть его художественной программы. Росписи, сплошным узором покрывающие потолки и стены многих пещер, являются великолепным примером полномасштабной художественной интерпретации ряда коренных текстов традиции цзинту (Школа Чистой Земли) и детально воссоздают «Страну высшей радости», пронизанную «чудесным звучанием Дхармы».

Пространство буддийского пещерного храма можно сравнить со своеобразным камертоном, определяющим особую атмосферу и настроение медитативного состояния верующего. Образы, связанные с музыкой, составляют единое целое с этой атмосферой. Опираясь на тексты сутр учения «Чистой Земли», в изображениях Дуньхуана можно выделить типологию музыкальных образов и сюжетов. Уникальная особенность памятника, создававшегося на протяжении почти тысячи лет позволяет проследить эволюцию пластического языка росписей: от предельно декоративных к изысканно стилизованным и практически реалистичным.

Г.С.Попова

Трудности перевода Шу-цзина («Канона записей»)*

Шу-цзин («Канон записей») – один из классических канонических письменных памятников Древнего Китая, входящий в состав конфуцианского «Тринадцатиканония» (Шисань-цзин), вплоть до ХХ в. являвшийся важной составной частью классического конфуцианского образования и оказавший большое влияние на китайскую историографическую традицию. Он был создан предположительно в период Чунь-цю (770-454 гг. до н.э.) в два этапа в VII-VI вв. до н.э. на основании письменных памятников предшествующей эпохи, сведений легендарного характера и сложившихся ко времени его создания мифологических представлений. Будучи созданным на основании не дошедших до нас записей, он является ценным письменным источником, поэтому точность его перевода имеет несомненное значение.

Н.И.Пригарина

Жизнь слова: мотив в персидской литературе

1. Исторически персидская газель создала свой собственный контекст, которому свойственна непрерывность и элементы которого связаны между собой. В свою очередь этот контекст находится в более широком контексте персидской литературы, что дает всем жанрам общность сюжетов, тем и нарративных структур. В газели все они могут редуцироваться до одного слова и становиться поэтическим мотивом.

2. Жизнь мотива в газели рассматривается в докладе либо как результат интертекстуальных связей имплицитно возникающих в метатексте, либо в контексте творчества одного поэта, использующего определенный претекст. Обращение к одному и тому же мотиву в разных контекстах может сложится в своего рода отдельное повествование.

3. Обратимся к повествованию, построенному на мотиве Йусуфа у Хафиза. Претекстом его служит Коран, толкования, предшествующая литературная традиция. метатекстом – Диван Хафиза (495 газелей). В газелях Хафиза имеется около 12 контекстов с отдельными вариациями этого мотива, позволяющими вычленить определенное повествование, имеющее свою фабулу и идейное содержание и обретающее благодаря этому свою жизнь.

М.А. Рогов

Конвергенция культур в отношении к риску. Шифр Rogovian астрологических арабско-персидских талисманов и немецкой репродукции XVI века

Загадочная гравюра, найденная автором в июне 2014 года у немецкого антиквара среди книжных ксилографий середины XVI в., оказалась ксилографией-амулетом эпохи Реформации с изображениями астрологического талисмана, аналогичного двум экспонатам Британского музея, с изображениями планеты Марс, мотивов "Детей планет" и Зодиака, восходящих к иконографии арабско-персидских астрологических (Китаб-аль-Булхан) и магических (Пикатрикс) трактатов. Попытка дешифровки фрагмента текста талисмана, написанного символами шифра, названного шведским создателем шрифтов Маттиасом Персоном "Rogovian", привела к гипотезе о персидском тексте военного талисмана. Необычный пример репродукции восточного артефакта в немецкой гравюре демонстрирует трансформацию магического арабско-персидского талисмана в тиражированный европейский амулет и отражает эволюцию представлений о риске.

Н. В. Руденко 

«Эссе о детском сердце» Ли Чжи: анализ философских идей*

Ли Чжи (1527-1602) – китайский философ эпохи Мин, один из наиболее радикальных и оригинальных последователей учения Ван Янмина.  «Эссе о детском сердце» (Тунсинь шо) – одно из наиболее известных произведений Ли Чжи, которое, по мнению ряда современных исследователей, является важнейшим для понимания его философии. В данном эссе содержатся идеи гносеологического и эстетического характера и достаточно ярко представлена критика ортодоксального неоконфуцианства.

М.В.Торопыгина

Классическая японская поэзия: сочинение стихотворений на заданную тему (на материале Сётэцу моногатари, XV в.).

В докладе рассматривается вопрос сочинения стихотворений на заданную тему - характерная практика сочинения классической японской поэзии вака. Сочинение «на тему» характерно для нескольких сфер бытования японской классической поэзии: песни на ширмах, поэтические турниры, поэтические циклы (чаще всего циклы состояли из ста песен, но бывали циклы из пятидесяти и другого количества песен). Анализируется взгляд на эту проблему японского поэта Сётэцу, изложенный в сочинении Сётэцу моногатари. Автор трактата, созданного в середине XV века, освещает ряд вопросов, связанных с сочинением «на тему»: какие бывают темы; на какие темы сочинять просто, на какие – сложно; какие темы следует выбирать для поэтических собраний; на каких темах лучше тренироваться молодым авторам, - разбирает конкретные примеры написания стихотворений на определенную тему. Текст Сётэцу моногатари показывает, что сочинение «на тему», берущее начало еще в IX в., оставалось чрезвычайно актуальным в конце классического периода поэзии вака.

Е.В. Тюлина

Переосмысление древнего мифа в «Махабхарате» и «Матсья-пуране» (на примере «Сказания о Савитри»)*

В докладе предполагается показать, как трансформируется архаический миф в индийской эпической традиции и каким изменениям он подвергается в древних и средневековых текстах. Сравнение с средневековой традицией становится возможным благодаря тому, что в пуранах есть пересказы древних эпосов «Махабхараты» и «Рамаяны», а также основных сказаний, входящих в их состав. Одним из таких сказаний является «Сказание о Савитри». Первоначальный, самый известный его вариант мы находим в III книге «Махабхараты» (Мбх III 294-300), памятника сер. I тыс. до н.э.

Федорова Ю.Е.

Специфика философского анализа поэтического текста: на материале поэмы Фарид ад-Дина ‘Аттара «Язык птиц» (XII в.)

Персидская поэзия в иранской культуре является излюбленной формой выражения философских учений. Поэма ‘Аттара «Язык птиц» представляет собой, с одной стороны, — поэтическое произведение, созданное в соответствие со средневековыми литературными канонами. А с другой — философское сочинение, посвященное изложению суфийской концепции богопознания. Таким образом, поэма имеет два смысловых плана: 1) внешний — поэтический; 2) внутренний — понятийный. Перед нами встает непростая задача выбора соответствующей методологии анализа поэтического текста с целью экспликации его философского содержания.

Философский анализ текста позволяет вскрыть содержание текста поэмы «Язык птиц» в непосредственном сопряжении с логикой его выстраивания и выявить ряд базовых категорий, изначально предопределяющих выбор ‘Аттаром тех или иных поэтических средств. Взаимодействие этих категорий может быть осмыслено и представлено в «чистом виде», вне зависимости от языковых структур текста, иллюстрирующих его.

Н.Ю. Чалисова

Красота по-персидски: к проблеме генезиса поэтических описаний

Тема красоты человека представлена в среднеперсидских дидактических сочинениях и включает набор мотивов, связанных с зороастрийскими представлениями о красоте и благе. После арабского завоевания (VII в.), когда персидская культура переживает динамические изменения, связанные со сменой религии, литературного языка и письменности, формируется канон классической персидской поэзии, синтезирующий арабскую и староиранскую литературные традиции, в частности, в области тематического и мотивного репертуара.

Тема «телесной красоты», наряду со многими другими, перекочевывает в новоперсидское время уже в арабской оболочке, при этом описания красоты и ее концептуализация обильно представлены во всех ведущих жанрах классической персидской литературы исламского времени, от любовной лирики до мистической и дидактической поэзии. В докладе рассматривается генезис этой поэтической темы на материале ранних описаний «с головы до ног» (sarāpā) красавиц в поэмах «Шах-наме Фирдоуси (нач. XI в.), «Вис и Рамин» Гургани (XI в.) и «Хусрав и Ширин» Низами (XII в.); приводятся данные в пользу гипотезы о возможной связи представленной в описаниях образности с культом Ардвисуры Анахиты, имевшим широкое распространение в доисламском Иране.

Чеснокова Н.А.

«Тхэнниджи» 擇里志 («Описание избранных деревень», 1751): заголовок произведения и его содержание

«Описание избранных деревень» («Тхэнниджи» 擇里志, 1751 г.) ученого-неоконфуцианца Ли Джунхвана (李重煥, 1690-1756?) – одно из самых популярных и важных литературно-научных произведений позднего средневековья в Корее. Оно повествует о географии каждой из восьми провинций, истории, экономике, известных людях, традициях и культурных особенностях страны. С самого своего создания в XVIII в. произведение заинтересовало интеллектуальную элиту, что подтверждают многочисленные рукописные копии этого труда. На настоящий момент известно более 80 различных манускриптов «Тхэнниджи», отличных деталями, порядком и количеством глав в них. Кроме того, этот труд известен более чем под 20 названиями. На русский язык произведение пока не переведено.

Первоначально «Тхэнниджи» было написано на ханмуне – кореизированной форме китайского письменного языка, и вплоть до начала ХХ в. распространялось благодаря анонимным переписчикам. Копируя текст, они иногда вносили в него правки: исправляя, где считали нужным, дополняя или, наоборот, пропуская тот или иной эпизод, главу. Иногда меняли и название.

В настоящем докладе будут рассмотрены данные произведению названия, предложены причины их выбора переписчиками и поднят вопрос о проблеме перевода названий на русский язык. Исследование опирается на рукописи, обнаруженные в результате работы в архиве Кюджангак, библиотеке Сеульского национального университета, библиотеке Университета Ёнсе, библиотеке университета Корё летом 2013, 2014 гг.

1 Тезисы, выделенные звездочкой (*), даются в сокращенном виде. Полная версия прочитанных на конференции докладов будет опубликована позднее.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconА. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального *
«Письменные памятники Востока. Проблемы перевода и интерпретации». Москва, ив ран, 27-29. 10. 2014 (тезисы конференции)

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconУрок по скульптуре для учащихся 1(ОП4) дши «Славянские тотемы»
На четвёртом, пятом уроках делают трёхмерное изображение. Лепят цилиндр, затем стеком процарапывают (рисуют) изображение, нужные...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconНитяная графика
Нитяная графика, изонить (изображение нитью) это графическое изображение, выполненное особым способом нитками на картоне или другом...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconО. А. Овсянникова психология музыкального образования
Овсянникова О. А. Психология музыкального образования. Музыкальная психология и психология музыкального образования. Учебно-методический...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconРабочая программа учебного предмета «Музыка»
Умк по-прежнему остается русская музыкальная культура. Фольклор, классическое наследие, музыка религиозной традиции, современные...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconМ. Ю. Лермонтова «Общий вид какой-либо местности, картина природы,...
«Произведение изобразительного искусства, содержащее изображение природы». «Описание природы в литературном произведении», – все...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconВячеслав Марача Отличительные черты методологического мышления, определяющие...
К интеллектуальной традиции, имеющей «идеальное ядро». В качестве такого ядра полагается методологическое мышление. Тем самым отличительные...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconФормирование основ музыкального исполнительства у начинающих учеников в классе саксофона
Работа выполнена на кафедре культурологии и методологии музыкального образования фгбоу впо «Московский государственный гуманитарный...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconОбразовательная программа в области музыкального искусства «духовые и ударные инструменты»
Академического музыкального колледжа и Детской музыкальной школы Академического музыкального колледжа при Московской государственной...

А. Н. Бабин Рагамала. Текст и изображение в индийской традиции визуализации музыкального * iconОбщеобразовательная программа в области музыкального искусства по...
Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей муниципального образования «Город Архангельск»...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную