Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере






НазваниеШаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере
страница7/8
Дата публикации03.02.2018
Размер1.1 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8

61.Бенуа А. Мои воспоминания: В пяти книгах. М., 1990. Книги четвертая, пятая. С. 451. Разные стороны большой темы «Пушкин и Шаляпин» раскрываются в сб.: «Душа в заветной лире…»: Материалы научной конференции «Шаляпинские собрания», посвященной 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина, состоявшейся в Доме-музее Ф.И. Шаляпина 26-28 мая 1999 г. М., 2000.

62.См. об этом: А.М. Горький и его современники. Фотодокументы: Описание. М., 1997. С. 137.

63.Летопись жизни и творчества Ф.И. Шаляпина. Кн. 2. С. 48.

64.Бунин И.А. Указ. изд. Т. 3. С. 384-385. О «христианской человечности» русской литературы и «магистральности» ее православной духовности см. в кн.: Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе. Петрозаводск, 1995. С. 3, 4, 135 и др.

65.См. очерк Бунина «Шаляпин» (1938).


  1. Асафьев Б. Шаляпин. Из книги «Мысли и думы» // Шаляпин Ф.И. Т. 2: Статьи. Высказывания. Воспоминания о Ф.И. Шаляпине. М., 1958. С. 152, 156, 157.


Очерк второй

ЕЩЕ РАЗ О «КОЛЕНОПРЕКЛОНЕНИИ»:
СВОБОДНЫЙ ХУДОЖНИК
В ПРИСТРАСТИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ


«Служенье муз не терпит суеты;

Прекрасное должно быть величаво…»

А.С. Пушкин. «19 октября»


Вернемся к январскому эпизоду 1911 г. в Мариинском театре, обсудить который на Капри с Горьким Шаляпин и приехал в сентябре. Директор Императорских театров В.А.Теляковский был прав, утверждая, что «из всей артистической и частной жизни Шаляпина» – это «самый фальшивый, самый случайный факт», в котором он «менее всего был свободным действующим лицом» (1). Но страсти современников разгорелись по этому поводу всерьез и очень больно отозвались на Шаляпине. Хотя эта нелепая история не имела отношения к творчеству артиста, однако о личности его, а также об отношении к нему современников она говорит многое. Поэтому Шаляпин и добивался, в частности, понимания Горького.

Остановимся на том подспудном, что долгое время оставалось в «тени», что исследователи обходили молчанием, предпочитая выстраивать благополучную картину взаимоотношений писателя и артиста, подчеркивая взаимность их дружеского расположения, стремление понять друг друга, но не касаясь другого – что разделяло их, в чем они были несходны, почему не могли не спорить.

Сохранилась интересная свидетельская составляющая отношений Шаляпина и Горького во время пребывания артиста на Капри в конце августа-начале сентября 1911 г., куда он приехал, чтобы обсудить январский инцидент (2). Это три карандашных зарисовки Шаляпиным Горького. Все они публиковались, но их биографический контекст – по отношению к Горькому, а также к Шаляпину – долгое время оставался до конца неразгаданным (3).

Сентябрьские зарисовки Шаляпина 1911 г. показательны, прежде всего, как любопытный факт творческой лаборатории артиста, не случайно и часто бравшего карандаш. В этих набросках присутствуют особенности его рисовального стиля. Во-первых, психологической выразительности даже беглых зарисовок, которые Шаляпин делал по разным поводам, а также — и определенной гротескности, свойственной, как правило, его эскизной манере. О том и другом писалось (4), но эти свойства Шаляпина-рисовальщика все еще не признаны в каприйских опытах.

Позволяют прояснить сентябрьские зарисовки Шаляпина также следствия эпизода с «коленопреклонением», трудность примирения друзей, продолжающийся спор между ними.

Напомним, что глубокое непонимание Горьким Шаляпина и размолвка между ними отразились в их летней переписке — за июнь-июль 1911 г. (5). До самого последнего времени исследователям не удавалось говорить обо всех противоречиях в обсуждении январского инцидента 1911 г., обо всем содержании цепи событий. В первую очередь, акцентировались как наиважнейшие мнения Горького о том, что произошло, а суждения и самочувствие Шаляпина оставлялись в тени. Эти несправедливость и неполноту следует исправить.

***

Выделим своеобразие пластической изобразительности каприйских рисунков.

Каждый из них представляет Горького, во-первых, хорошо узнаваемым, а также в особой психологической настроенности. На одном из рисунков писатель — сосредоточенный, углубленный в себя, возможно, после или во время чтения вслух. Речь идет о рисунке с датой 5/18 сентября ( рис. 1). Любопытно, что в дневнике К.П.Пятницкого делавшего, как известно, краткие, но точные записи о событиях в доме писателя, именно под этим числом записано: «Горький читает вслух» (6).

Другой набросок — с нотной строкой ( рис. 2), передает, также при портретном сходстве, уже иное состояние Горького. Оно отвечает определению «и головой поник» в зачеркнутом под этой зарисовкой шутливом четверостишии Шаляпина:

«На острове

на Капри

Живет живой старик.

Давно жует он лакри-

цу и головой поник».

Хотя у исследователей есть сомнения в датировке рисунка (7), его — по сходству пластики лица Горького с двумя другими — вполне можно отнести к тому же приезду Шаляпина на Капри.

Наконец, следующий рисунок: с надписью по-немецки «Ich grolle nicht» — «Я не сержусь» ( рис. 3). По явной эмоциональности это самый яркий набросок: писатель здесь и обеспокоен, и недоумевает, и сердится, т. е. очевидно встречает возражения.

Психологическая выразительность каприйских зарисовок Шаляпина не является исключением. Это свойственно рисовальной практике артиста, в чем можно убедиться сравнением с другими портретными опытами, которые Шаляпин делал в разные годы. В качестве примеров назовем карандашные портреты — Н.А.Римского-Корсакова с датой 1908-й год и А.Н.Бенуа 1917-й. А.Раскиным, исследователем темы «Шаляпин и художники», они отнесены к очень «показательным» (8). Действительно, в них ( рис. 4 и 5) отражено не только сходство с портретируемыми. Зарисовки психологически достоверны: что-то в одном есть от того, кто привык слушать, т. е. музыканта, а в другом — проницательно всматриваться в окружающее, т. е. именно художника. В то же время портреты — не более, чем наброски: все внимание в них сосредоточено на выразительности лица, остальное лишь бегло обозначено. Но таковы жанровые черты именно набросков. В обоих случаях это, тем не менее, законченные эскизы: они подписаны автором и даже признаны портретируемыми, что отмечено их подписями-автографами.

В подчеркнуто-избирательной, т. е. — гротескной манере рисунков Шаляпина по-особому обнаруживался его дар к пластике самовыражения. Певец-артист был, что хорошо известно, «виртуозом грима» и потому так любил рисовать и владел остротой карандашного штриха.

Даже выборочное сопоставление позволяет подтвердить неслучайные свойства портретных набросков Горького: Шаляпин и в данном случае, как часто и в других обстоятельствах — на отдыхе, в соревнованиях ли с приятелями-художниками, на литературных чтениях — делал свои «психологические исследования» карандашом. По словам А.Раскина, «все, кто общался с Шаляпиным, отмечали его необычайную внимательность и умение слушать собеседника, как бы впиваться в него, улавливая каждое слово и жест говорящего. Ничто не ускользало от его внимания. Эта наблюдательность сказалась в его портретах литераторов, артистов, антрепренеров» (9).

Эскизная завершенность каприйских набросков Шаляпина несомненна, хотя и выражена неодинаково: один подписан, а два других как бы дополняются значимыми надписями. Шуточные стихи под одним из рисунков действительно заканчивают изображение, подчеркивая в нем главное. Зачеркнув стихи, певец признался в их неудачности, чем не был отменен наброск в целом. Наконец, в третьем рисунке подпись на самом деле заменена надписью-репликой. Она входит в содержание зарисовки как авторский росчерк и в то же время — его слово.

Будучи вполне законченными, зарисовки Горького остаются явными эскизами. Это их своеобразие можно проиллюстрировать некоторыми сопоставлениями. Например, хорошо известен автопортрет Шаляпина в роли Дон-Кихота, выполненный среди опытов на эту тему в 1914 г. (рис. 6). Он совсем иной по степени завершенности и психологической детализации: видимо, такая тонкая проработка — и самых острых черт образа, и всей пластической цельности роли - нужна была Шаляпину, т. е. как-то входила в его большую сценическую работу. На Капри артист делал моментальные зарисовки-наблюдения. Интересна в связи с этим запись из дневника Пятницкого на второй день встречи с артистом: «…Бродский пишет портрет М.Ф.Андреевой. <…> Шаляпин быстро делает мой портрет…»(10). Этот «быстрый» рисунок, видимо, не сохранился, но известен другой, более поздний: портретный рисунок Пятницкого, сделанный совместно Шаляпиным и И.И.Бродским (11).

Из текста на нем рукой Шаляпина известно, что рисунок был «начат» им, а затем «исправлен» Бродским. Лестные слова в адрес Пятницкого («портрет дорогого Константина Петровича»), как и сам факт такого пристального внимания к нему известных людей — наглядные знаки уважения. Это и следовало проявить должным образом: закончить рисунок в деталях, сделав его представительным, для чего и потребовались усилия двух исполнителей. Стиль рисунка совсем иной, чем в набросках Горького: моментальных, отразивших то особое душевное состояние писателя, которое и стало предметом наблюдений Шаляпина.



Рисунок 1

Горький. Рисунок Ф.И. Шаляпина (бумага, цв. карандаш). Под изображением слева авторская подпись: «Ф. Шаляпин, Capri, 18/5 сентября 1911 г.».

Музей А.М. Горького, Москва



Рисунок 2

Горький. Рисунок Ф.И. Шаляпина (бумага, карандаш). Капри, сентябрь 1911 г. Под рисунком нотная строка и тщательно зачеркнутое шутливое четверостишие Шаляпина: «На острове на Капри / Живет живой старик. / Давно жует он лакри- / цу и головой поник».

Музей А.М. Горького, Москва



Рисунок 3

Горький. Рисунок Ф.И. Шаляпина (бумага, карандаш). Капри, сентябрь 1911 г. Слева внизу авторская надпись «Ich grolle nicht» ( «Я не сержусь» – нем.) – название романса Р. Шумана на слова Г. Гейне из цикла «Любовь поэта».

Музей А.М. Горького, Москва

Рисунок 4

Портрет Н.А. Римского-Корсакова. Карандашный набросок Ф.И. Шаляпина. 1908 г





Рисунок 5

Портрет А.Н. Бенуа. Карандашный набросок Ф.И. Шаляпина. 1917 г.





Рисунок 6

Ф.И. Шаляпин. Автопортрет в роли Дон-Кихота. Рисунок. 1914 г.



Рисунок 7

К.П. Пятницкий. Рисунок Ф.И. Шаляпина и И.И. Бродского (бумага, карандаш), 1914 г. Справа внизу подпись «Ф. Шаляпин». Слева его рукой текст: «10 марта, некий рукоблудный художник Шаляпин начал чертить портрет дорогого Константина Петровича, а настоящий художник все исправил и сделал чудный рисунок (следует подпись настоящ. художн.):» «И. Бродский». Дата «1914-й» – в середине листа.

Музей А.М. Горького, Москва

***

Обратимся к непростому биографическому контексту зарисовок Шаляпиным Горького в сентябрьские дни 1911 г.

После доверительных писем второй половины июля 1911 г., содержавших подробное объяснение Шаляпиным январского эпизода в Мариинском театре, напряженность в отношениях друзей была снята: Горький понял, что был введен в заблуждение нелепой и гнусной кампанией прессы против артиста. Однако какое-то время он сомневался в целесообразности свидания, откладывал его, опасаясь еще не затихшего, как ему казалось, «шума», но все-таки в конце августа согласился на встречу с Шаляпиным. Это было важно перед возвращением артиста в Петербург к началу нового театрального сезона. И через годы — в книге «Маска и душа» — Шаляпин вспоминал о поддержке писателя в тот момент с благодарностью (12). Получив еще в начале августа ответ Горького с «воскресившими» его словами друга — «И люблю, и уважаю я тебя не меньше, чем всегда любил и уважал», «видеться нам — нужно», — Шаляпин вновь обращался к нему с такой горячей доверчивостью, которая, конечно, растопила последние сомнения писателя и приблизила встречу. «Может быть, действительно я в чем-нибудь виноват?!.— писал Федор Иванович. — Господи, как мне хотелось бы это узнать! Может быть, все, что я думаю о себе (а я думаю, что я не так уж очень виноват), может быть, это все вздор, — ведь человек почти всегда склонен думать о себе лучше, чем он есть на самом деле. И хочется мне поговорить обо всем этом с честным человеком, и оглядываюсь я кругом и так мало вижу честных людей. Вот сейчас стоишь передо мной только один ты. Одного тебя хотел бы я послушать» (13).

На Капри Шаляпин приехал, уже охваченный планами своих ближайших выступлений на Императорской сцене, его беспокоила возможность новых отзвуков того «шума и скандала», которые радикальной и черносотенной прессой были подняты в начале года. Тревогу артиста разделяли Горький и его окружение. Эта общая взволнованная настроенность давала «темы» для картинок-наблюдений, которые Шаляпин, как бывало нередко и в иной обстановке, делал в карандаше. Не случайно он изобразил своего друга-писателя в борении разных чувств: то решимости на какой-то поступок, то в явном взрыве раздражения, то углубленным в себя и печально-озабоченным. В самом выборе «сюжетов» зарисовок уже высказано отношение артиста-художника: желание проникнуть во внутренний мир своего друга, внимание к его оценкам и суждениям, а рядом с этим — готовность отстаивать свою позицию или лукаво улыбнуться.

Набросок рассерженного Горького особенно интересен тем, что в нем выражен тот момент «диалога» артиста с писателем, когда обмен мнениями между ними — о чем-то явно животрепещущем — становится принципиальным спором, возможно, и несогласием. Наступившее примирение друзей не было и не могло быть полным и во всем безоблачным. И человечески, и граждански, и творчески они оставались очень разными личностями.

Их сближала и притягивала друг к другу та преданность искусству, которая присуща большим талантам: тут были – и «дум высокое стремленье», претворяющее жизненные усилия в «деяния», и самоотверженность «служения» творческому призванию. Но «пути стремлений» и направленность «служения» у этих признанных русских творцов, знавших вкус мировой славы, были разными. Скорее можно удивляться, что солист Императорского театра и писатель-демократ, участник российского революционного движения, понимали, ценили друг друга, а живое человеческое и творческое общение являлось для них необходимостью. Именно эта «взаимная разнота» двух замечательных людей русского искусства начала ХХ века представляется выражением свободы и внутреннего разнообразия самой эпохи. Несходство друзей и сближало их, и разводило. Малую частицу этого Шаляпин и запечатлел в своей шутливо-ироничной зарисовке «рассерженного» Горького.

Самый оригинальный из портретных набросков выделяется явной гротескной подчеркнутостью. Она выражена не только предельно эмоциональным состоянием персонажа: в момент яростного гнева. Особый смысл рисунка обозначает надпись «Я не сержусь» (по-немецки). Она как будто фиксирует гнев писателя. Но только ли в этом значение надписи? «Реплика писателя» начертана энергичным росчерком снизу вверх — именно так Шаляпин обычно подписывал свои карандашные зарисовки! Перед нами — не только подпись-заголовок под рисунком, но в то же время и подпись-автограф в «облике» ответной реплики
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconПрезентация сопровождается песней
Нажатием на портрет Байрона портрет перемещается по пунктам плана в следующем порядке

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconЛитература классицизма делилась на высокие трагедия, ода, эпопея...
Но главным жанром ван Дейка становится портрет. Он пишет портреты прелатов церкви, аристократов, богатых бюргеров. В 1632 г художник...

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconИсследовательская работа по литературе: «Образы беспризорных в повестях...
Научно-исследовательская работа «Портрет как средство создания образа (по роману О. Уайльда «Портрет Дориана Грея» и повести Н. В....

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconНазвание курса
Учащиеся познакомятся с элементами дизайна в интерьере, освоят декор в лоскутной технике, попробуют свои силы в роли шеф-повара

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconДиагностические возможности пренатальной эхокардиографии при правой и двойной дуге аорты
Работа выполнена на кафедре ультразвуковой и пренатальной диагностики фгбоу дпо «Институт повышения квалификации Федерального медико-биологического...

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconУрок литературы в 9 классе по творчеству Н. В. Гоголя. Тема: «Тема...
«Портрет», определить ее тему и проблему; постараемся решить делему, которая стоит и пред гениями и перед обыкновенными людьми: жить,...

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconДомашнее задание на период карантина Начальная школа
С. 12-24читать, пересказ, рисунок, вн чт.: М. Горький «В людях» с. 50-53 выраз читать

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconИспользуемые инструменты и оборудование
Я увлекаюсь вязанием, основным направлением которого являются салфетки. Их мы часто можем увидеть в интерьере дома, квартиры, кабинета...

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconI. программные произведения
М. Горький. Макар Чудра. Старуха Изергиль. Челкаш. Супруги Орловы. Коновалов. На дне. Мать. В. И. Ленин. Чехов

Шаляпин и горький двойной портрет в каприйском интерьере iconВикторина: Путешествие по стране Литература
А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, М. Ю. Лермонтов, Н. А. Некрасов, С. А. Есенин, И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, И. А. Бунин, А. М. Горький,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную