Отечество нам царское село






НазваниеОтечество нам царское село
страница6/35
Дата публикации03.02.2018
Размер4.87 Mb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

ПТИЦЕЛОВЫ



Открываю глаза – в комнате уже светло, родители на работе. Почти десять часов. Проспал! Ведь просил же маму, уходя, поставить будильник на восемь! Опять Борька будет возмущаться, и дразнить "засоней"! Вскакиваю с постели, спешно одеваюсь; не умываясь, достаю из-под одеяла родительской кровати кастрюлю с горячей картошкой, вкусно пахнущую подсолнечным маслом, хлеб из ящика стола, вилку и, давясь, проглатываю несколько картофелин. Проталкиваю застревающую в горле картошку ещё тёплой кипячёной водой из носика чайника и, схватив пальто и шапку, вылетаю на лестничную площадку. В дверях вспоминаю, что надо сохранить картошку горячей до обеда. По опыту знаю, что перед школой греть её на керосинке у меня не будет времени. Возвращаюсь в комнату и прячу кастрюлю обратно под одеяло. Туда же отправляется закопчённый, завёрнутый в газету чайник. Вот теперь я свободен до часа дня! Прыгая через целые лестничные пролёты, мчусь с четвёртого этажа на первый. Там меня давно ждёт Борька.

"Борька рыжий" или просто "Рыжий" (волосы у него имеют цвет красной меди) – мой хороший приятель. У нас общее увлечение природой: певчими птицами, голубями, рыбалкой и охотой. Он на два года старше меня, а учится на два класса ниже. Один год он пропустил из-за войны, второй - из-за себя. Он закоренелый двоечник и второгодник, как говорят учителя. Его мама, Мария Александровна, устав увещевать и махнув на него рукой, зовёт его "Балбесом", а меня ставит в пример, хотя я тоже далеко не отличник. "Помнишь, - говорит она ему, - когда ты был маленьким, я читала тебе книжку про Власа Прогулкина? Тебя ждёт та же участь, что и его. И с горечью произносит своим учительским голосом: "И под забором, вроде борова, лежит он грязен и оборван!" Но Борьку не смущает трагическая судьба Власа. Он всегда весел, беспечен и увлечённо занимается своими любимыми делами, совсем не заботясь о делах школьных. Мой же папа говорит, что у "Рыжего" руки растут из нужного места и из него может получиться хороший рабочий, а рабочему человеку в нашей стране почёт и уважение! Вот и попробуй их пойми, этих взрослых!

"Рыжий", действительно, - очень мастеровой. Летом, например, он съездил на Невский проспект в магазин "Охота и рыболовство", посмотрел там спиннинговую катушку и смастерил из обычной катушки для ниток и консервной банки нечто подобное. Он и блёсны делает сам, и клетки для птиц у него получаются куда лучше моих! Поэтому, несмотря на неблестящие школьные успехи, он – дворовый авторитет! К нему даже взрослые ходят, когда надо починить примус или керогаз, запаять чайник или кастрюлю или наточить ножи и ножницы. Борька всё умеет, и я горжусь дружбой с ним, хотя он и двоечник! Мастерству он научился у своего отца, который вернулся с фронта больным туберкулёзом. Он был инвалидом и подрабатывал на дому: чинил любую домашнюю утварь и обувь, даже клеил из автомобильных камер калоши на валенки. В общем, как говорили соседи: "был мастер на все руки!" Жаль, что после войны он не долго прожил. "Рыжий" пошёл в него!

Я учусь в седьмом классе, мне тринадцать с половиной лет. Школьные предметы, за исключением зоологии и географии, меня совершенно не интересуют. Куда интереснее читать книги о благородных рыцарях, смелых и добычливых охотниках и бесстрашных путешественниках, о героях Великой Отечественной и Гражданской войн. Я мечтаю стать путешественником как Пржевальский, Семёнов - Тяньшанский или Арсеньев. И стрелять научусь обязательно как Зверобой из романов Фенимора Купера. Зачем мне какая-то физика, химия, алгебра или геометрия?! Учителя считают меня довольно способным, но ужасно ленивым, а в целом, - посредственным учеником. Они не догадываются о моих увлечениях, а я не стремлюсь изменить их мнение о себе. Ведь "тройка" – это значит "удовлетворительно", и она меня вполне удовлетворяет! Кого не удовлетворяет, пусть зубрит на пятёрку". Это его личное дело!

Борьку не интересуют ни книги, ни "пятёрки". Он живёт без высокой мечты. Просто, как говорится в одной весёлой песне, по принципу: "Живи, пока живётся!" В библиотеку за знаниями о своих любимых книжных героях я хожу один.

Когда, запыхавшись, я влетел в борькину совсем маленькую комнату, стены которой увешаны клетками с распевающими на все голоса щеглами, чижами, чечётками и снегирями, Марии Александровны дома не было, а Борька только недовольно взглянул на меня исподлобья и ничего не сказал. Он был увлечён чем-то загадочным. Сидя у окна, всунув правое ухо в чёрную тарелку репродуктора, он тыкал железной иглой с припаянным к ней проводом в какой-то светлый камешек.

  • Ты, почему не собираешься? Ведь мы договаривались сегодня до школы идти ловить щеглов!

  • Тише! Не ори! Кажется, я слышу голоса!

  • Что это у тебя?

  • Не видишь что ли? Детекторный приёмник!

Я не знаю и в данный момент знать не хочу: что такое детекторный приёмник. Сейчас меня интересуют только щеглы, которые кормятся на компостной куче опытного поля ВИРа. Я живо представляю себе, как накрытые сетью они порхают под ней, пытаясь найти выход, горю нетерпением подержать в руках это чудо природы и тороплю приятеля:

  • Пойдём скорее! Мне нельзя опаздывать в школу – только неделю назад Конкордия вызывала отца!

Конкордия Дмитриевна – наш классный руководитель – известна всей школе, как очень строгий учитель. Нельзя сказать, что несправедливо, но она просто безжалостна к провинившимся ученикам. Её невозможно растрогать ни раскаянием, ни даже слезами. За всяким "преступлением" у неё непременно следует наказание. Её уважают и боятся.

Наслушавшись своих голосов, Борька, наконец, как бы нехотя вытаскивает своё красное ухо из репродуктора, бережно свёртывает провода приёмника и, не спеша, одевается. Но я-то знаю, что делает он это напоказ. В душе он сам горит желанием поохотиться за щеглами.

Щеглы, пожалуй, самые красивые, яркие и талантливые из наших местных певчих птиц. Они не покидают нас и зимой, прекрасно переносят морозы и вьюги, лишь бы было достаточно корма. Щеглы – птицы зерноядные. Любят зёрна подсолнечника, льна, конопли; едят плоды репейника и других сорняков. Голос у них громкий, чистый и звонкий; песня – весёлая, длинная, мелодичная и разнообразная. Как и многие певчие птицы, они способны учиться пению, подражая другим птицам, в том числе и своим более опытным сородичам. Ярким оперением, сочетающим белые, жёлтые, чёрные и красные цвета, они напоминают нарядные ёлочные игрушки. Светлый клювик, чёрные глазки и обрамляющая их тёмно-красная шапочка с наушниками - делают внешний вид этих маленьких изящных птичек ещё более привлекательным. Перед своим сольным концертом щегол, сидя на ветке дерева или на жёрдочке клетки, непременно несколько раз поклонится направо и налево, как бы приветствуя слушателей. Естественно, щеглы для нас с Борькой являются самой желанной добычей, хотя мы не брезгуем и чижами, снегирями и чечётками.

Наши ловчие снасти ещё с вечера аккуратно собраны и лежат у двери, барашек – маленькая клетка - с подсадным домашним щеглом уже завёрнут Борькой в плотную тряпку. Слышно как в нём по жёрдочкам прыгает птица. Мы разбираем всё необходимое для сегодняшней охоты и спешим к заветному месту. В этом году нам повезло – мы оба учимся во вторую смену и с утра имеем три-четыре часа свободного времени, которое без помех можем посвятить своим увлечениям.

Всё прошедшее лето мы провели на рыбалках. Рано утром на велосипедах уезжали на Ижору или на карьеры кирпичного завода. В карьерах ловили ленивых карасей, которые в жаркие дни высовывают из воды свои поросячьи мордочки и забавно смачно чмокают, глотая вкусную тину вместе с воздухом. Какое удовлетворение получаешь, попав крючком с насаженным на него червяком прямо в рот крупному жирному карасю! На Ижоре, плавно катящей свои чистые воды в Неву, мы ставили жерлицы на щук, кидали блесну с помощью самодельного спиннинга, ловили на удочку окушков и плотвичек. Тут же купались, загорали, варили на костре уху из мелкой рыбёшки, воображали себя покорителями глухой уссурийской тайги или непроходимых джунглей Амазонки. Иногда по воскресеньям к нам присоединялся мой отец. Он страстный охотник и рыбак и к тому же хороший рассказчик. Буквально с открытыми ртами мы слушали его байки и были. Однажды он рассказал нам, как в детстве, ещё до Великой октябрьской социалистической революции, занимался ловлей и приручением певчих птиц. Как поражал и забавлял присутствующих его чиж, который спокойно исполнял свою песенку, сидя у него на ладони, и мог, никого не опасаясь, прыгать по обеденному столу среди столовых приборов, подбирая лакомые подсолнечные зёрнышки.

С этого рассказа, собственно, всё и началось. С помощью отца я соорудил первую клетку-самолов (хлопушку). Повесив её за окном, мы поймали любопытную большую синицу-мяснярика. Пришлось сделать и вторую клетку для её содержания. Правда, та синица жила дома не долго – она сильно разбилась о железные прутья клетки - и её пришлось выпустить на волю. Потом отец сделал челнок и показал, как вяжутся сети. Первую сетку мы сплели совместно с Борькой. Отец помог нам сделать из этой сетки ловчую снасть. Таким образом, к осени мы оказались во всеоружии.

Минут через двадцать хорошего хода мы уже в своих охотничьих угодьях. Наша "навозная куча", как шутливо называет её папа, - это место, куда учёные полеводы ВИРа в течение нескольких лет собирают отходы своих опытов: картофельную, морковную, свекольную ботву; солому, сорняки, выбракованные опытные зерновые растения, снопики льна, шляпки подсолнухов и т.п. Зерно и привлекает сюда множество птиц. Тут постоянно собираются стаи воробьёв, овсянок, синиц, голубей. Посещают этот птичий базар и певчие птицы: щеглы, чижи, зеленухи, снегири, чечётки.

Сегодня начало ноября. Ночью немного подморозило, и ледок сковал мелкие лужицы. На Колонистском пруду образовался прибрежный припой. Выпал снежок и укрыл осеннюю грязь чистым белым покрывалом, на котором теперь отчётливо видны следы посетителей "кормушки". Кроме множества птичьих хорошо видны следы мышей, ласки и горностая.

  • Шевелись быстрее! – распоряжается Борька. – Ставь сеть! Я займусь укрытием!

Я выбираю ровную площадку, по середине которой из-под снега торчит ветка репейника с колючими шариками-плодами – дополнительной приманкой для щеглов. Прямоугольную сеть, довольно свободно посаженную на верёвку, аккуратно раскладываю на ней, и одну длинную сторону прямоугольника проволочными скобами плотно прижимаю к земле. К противоположным углам сети привязаны деревянные палки-рычаги. Они располагаются вдоль меньших сторон сети и их свободные концы, привязанными к ним колышками, тоже закрепляются. Верёвочные оттяжки, других концов рычагов, расправляют всю сеть и плотно прижимают к земле. Опрокидываю рычаги в направлении закреплённой стороны снасти, собираю сеть бугорком и слегка засыпаю снегом. К верхнему концу одного из рычагов привязываю моток шнура и, разматывая его, бегу к уже приготовленному другом укрытию из снопов старой соломы. Борька носит хворост для наших сидений. Осталось только снять покрывало с барашка с находящимся в нём подсадным, уже привыкшим к людям, щеглом и поставить его рядом с веткой репейника так, чтобы резкий рывок шнура из нашего укрытия приводил к накрытию сетью и барашка, и диких щеглов, когда они, привлечённые подсадным, подсядут к нему. Выполнив подготовительные работы, мы усаживаемся рядом в укрытии и ждём.

Хмурый с утра день постепенно разгулялся. Из-за серых мрачных облаков выглянуло весёлое солнышко и напомнило о себе посетившей нас ночью зиме: "Знай наших! Не спеши морозить людей и землю!" Сразу стало теплее и запахло весной. И вся природа, как будто обрадовавшись этому возвращению тепла, засверкала искрами бриллиантов. Снег стал на глазах подтаивать. Оживилась наша компостная куча. Первыми откуда-то появились спугнутые нами вездесущие воробьи. Громко радостно чирикая, они обступили нашего щегла. Привлечённая воробьями из норки высунула свою хитрую мордочку ласка. Эта маленькая, но кровожадная хищница при удобном случае может схватить и зазевавшуюся птичку, а не только мышь! Вот она молнией метнулась к стайке воробьёв, но те были начеку и во время среагировали на её бросок. Пришлось снова спрятаться в норку и затаиться. На ближайших деревьях появилась стайка маленьких сереньких в ярких красных шапочках шустрых чечёток. Не умолкая, переговариваясь: "че-че-че…че-че-че" они тщательно обследуют кору в поисках укрывшихся там насекомых. Волнообразно с писком "пии-пии-пии" пролетела куда-то по своим делам стайка чижей и скрылась из вида. Пока им хватает корма в парке – полных вкусных зёрнышек шишек ольхи. На кустах сирени и рябине красными яблоками повисли пухлые красногрудые снегири. Своими мощными клювами, изредка пересвистываясь, они легко давят твёрдые семена сирени и наслаждаются сладковатыми после мороза ягодами рябины. Легко и весело в поисках личинок бегает вниз головой по толстому дереву поползень. Просунет носик в щель коры, слизнёт очередную находку и бежит дальше. Мы с Борькой с восторгом, наслаждением и любовью смотрим кадры этой картины живой природы, по ходу обсуждаем и делимся впечатлениями.

Вдруг наш щегол заметно заволновался: ускорил прыжки с жёрдочки на жёрдочку, стал бросаться на стенки клетки, затрепыхал крылышками, громко и пронзительно призывно "зацыкал" – он услышал голоса собратьев. А вот и сами они. Перелетая с куста на куст чёрного, невзрачного, особенно на белом фоне, репейника, увешанного колючими плодами, они кормятся – ловко достают из колючек зёрнышки-семена. Внимая страстному призыву "узника", стайка подлетает к нему и рассаживается вокруг клетки. В тот же момент, крепко держа конец шнура, Борька одновременно с рывком рукой падает на спину. Сетка поднимается на деревянных рычагах и накрывает птиц. Они мечутся, пытаясь найти выход из западни. Кое-кто находит не плотно прилегающие к земле места сетки и вырывается на свободу. Мы изо всех сил спешим к ловушке, к оставшимся ещё под сеткой птицам и, осторожно, прижав сеткой к земле, поочерёдно достаём неудачников. Внимательно рассмотрев их и выпустив молодых, не распевшихся, оставляем себе по одному. Борька, по праву старшего, берёт шестерика, мне достаётся четверик – щегол с четырьмя белыми перьями в чёрном хвостике. Чем больше белых перьев, тем старше, опытнее, голосистее маленький певец! Пойманных птиц мы помещаем в специально сшитые мешочки из плотной ткани, затягивающиеся шнурками. Если их сразу посадить в клетку, они непременно разобьются о её проволочные прутья! Первые недели мы будем держать их в клетках закрытых плотными покрывалами. Вначале они откажутся от корма, но "голод не тётка!" и уже на второй день станут клевать лакомые размятые подсолнечные зёрнышки и запивать их водой из питейки. Покрывала с клеток снимем не сразу, а постепенно, давая день ото дня всё больше света и расширяя обзор. Недели через три птица привыкнет к людям, не станет шарахаться от них, запоёт под музыку патефона или радиорепродуктора и её голос вольётся в домашний птичий хор. Через пару месяцев щегла уже можно выпускать из клетки, чтобы, летая по комнате, он разминал крылышки. Проголодавшись, он сам найдёт свой домик и дверцу в него.

На окне нашей комнаты в большой коммунальной квартире уже висят пять клеток с птицами. И я имею некоторый опыт обращения с ними. К большому удовольствию моему и папы и неудовольствию мамы теперь их будет шесть!

Как ни печально, но сегодня наше свободное время кончается, нужно собирать снасть и торопиться домой. Нас ждёт школа! Я строго предупреждён: если буду плохо учиться, опаздывать на уроки или пропускать их, то все мои птицы будут выпущены на волю! А это очень суровое наказание!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Отечество нам царское село iconЕстественно-математического цикла Пушкинского района Санкт-Петербурга...
Городская историко-краеведческая конференция школьников «Отечество нам Царское Село»

Отечество нам царское село iconИ. С. Аксаков назвал Ярославль «городом с физиономией», о селе Вятском...
Ярославского края значится как торговое село. Нельзя не согласиться с мнением С. Смирнова, который полагает, что живописно изображенное...

Отечество нам царское село iconЛитература начала века
Лермонтова выслали на Кавказ. Полежаева отдали в солдаты. Царское правительство и дворянско-монархическая клика, стоявшие у власти,...

Отечество нам царское село iconБиблиотечный урок «Война в художественной литературе»
Формирование патриотического чувства долга перед Родиной, гордости за свое Отечество

Отечество нам царское село iconЧеловек и Родина. Любовь к Родине. Отечество
Потомство мое прошу брать мой пример: до издыхания быть верным отечеству (А. Суворов)

Отечество нам царское село iconЗагадка африканского племени догонов
Нам интересно наше далёкое, удивительное прошлое. Это племя много знает. Нам хочется выяснить, откуда у них эти знания. Для этого...

Отечество нам царское село iconИнновационного педагогического опыта
Чувашская Республика, Красноармейский район, село Убеево, ул. Сапожникова, д. 12

Отечество нам царское село icon«зейская межпоселенческая библиотека» «нельзя нам забывать афганистан»
Нельзя нам забывать Афганистан: дайджест, посвященный 25-летию выполнения боевой задачи вс СССР в Афганистане / мкук змб; составитель...

Отечество нам царское село iconВанескегян Арман
Кировакана (Ванадзор), эвакуированной в село Иванча (Молдавия) после Спитакского землетрясения 1988 года

Отечество нам царское село iconПоказатели качества обученности
Новокаиры, Бериславского района, Херсонской области, Украина (город, село, район, республика, край, область)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную