Перси биши шелли






Скачать 469.3 Kb.
НазваниеПерси биши шелли
страница3/3
Дата публикации12.03.2015
Размер469.3 Kb.
ТипДокументы
l.120-bal.ru > Документы > Документы
1   2   3

И чаши горестной судьбы


Не пейте без остатка, —

Наш мир устал и только ждет —

Погибнет он иль отдохнет!

(Пер. К. Чемена.)

«Эллада» подтвердила интенсивные поиски Шелли в области тео­рии драмы и ее сценического воплощения. Она выявила привержен­ность поэта античным канонам. Однако при внешней послушности классицистическим правилам трех единств, Шелли продемонстриро­вал склонность к модификации правил в соответствии с романтиче­скими веяниями времени. Сочетание в драме фантастических и ре­альных элементов создает эффект двоемирия и вместе с тем позволяет опереться на общеизвестные факты и документы в историческом пла­не, а в художественном — избежать прямолинейного дидактизма при сохранении четко выверенной авторской позиции, использовать на­циональные традиции и прежде всего шекспировские драматические приемы (отсутствие деления драмы на акты, появление персонажа-призрака).

Незавершенная историческая трагедия «Карл I», над которой Шел­ли работал в 1821-1822 гг., была опубликована посмертно в 1824 г. Выбрав сюжет из национальной истории, Шелли стремился следовать в его разработке Шекспиру. Шекспировская традиция просле­живается в драме в использовании пятистопного белого стиха, в эпи­зодической структуре композиции, в синтезе трагического и коми­ческого, чему в последнем случае способствовал образ шута Арчи, которому Шелли приписывает смелость и проницательность, позво­лившие ему предсказать гибель монарха и установление республи­канского строя.

Время действия драмы — период между низвержением английской абсолютной монархии и установлением республики. Основная про­блема — проблема личности и государства. Почти все персонажи дра­мы — реальные исторические лица, с судьбой которых англичане были достаточно знакомы. В трактовке их образов проявилась четко опре­деленная позиция Шелли. Он не идеализирует Карла I, который пред­ставлен жестоким и недальновидным. Королеву Генриетту-Марию автор рисует гордой «паписткой», чуждой интересам Англии. Не ме­нее четко обрисованы характеры сторонников короля: льстивым, жестокосердным и неумным показан министр Стрэффорд, стремя­щийся репрессиями, особенно в Шотландии, не допустить созыва пар­ламента, а архиепископ Кентерберийский Лоод изображен алчным и хитрым. Зато явно вызывает сочувствие Шелли мужественное поведе­ние пуританина Бэствика в пыточном католическом застенке. Рупо­ром Шелли является персонаж Джон Хэмпден, исторически — член разогнанного Карлом I «Долгого» парламента. Ему в драме принадле­жит определение Англии как «тюрьмы». В этой «тюрьме» не все спокойно, народ возмущен правлением Стюарта. Понимание этого сквозит в реплике королевы, называющей народ «многоголовым чу­довищем».

Среди персонажей драмы нет Мильтона, огромная роль которого в английской революции середины XVII в. на стороне Кромвеля об-щепризнана. Однако влияние «Потерянного рая» Мильтона ощуща­ется в драме, и особенно в трактовке образа Люцифера, высказанной устами шута Арчи: «Люцифер — первый республиканец», т. е. пер­вый мятежник против тирании Бога, а в реплике Арчи: «Ад служит для республик образцом» — просматривается настороженное отноше­ние Шелли к республиканскому строю.

В целом незавершенная драма «Карл I» свидетельствует об усили­вающемся внимании Шелли к национальным драматическим тради­циям, модифицированным в соответствии с романтическими веяни­ями. Вместе с тем в драме отразилось и увлечение Шелли пьесами Кальдерона с их острой драматической интригой.

Важной вехой на творческом пути поэта стала посвященная Т. Му-РУ поэма «Питер Белл III» (1819, опубл. 1839), пародия на одноимен­ное произведение Вордсворта. Поэма отличается обилием фантасти­ческих элементов. Действие происходит в Аду, общество которого Уподоблено лондонскому. В Аду есть и король, и канцлерский суд. Глав­ный персонаж, Питер Белл, лишился разума и таланта из-за своего предательства. Его обобщенным прототипом являются лейкисты, изменившие своим юношеским революционным идеалам. При этом если еще в «Сонете к Вордсворту» (1814-1815, опубл. 1819) Шелли ува­жительно назвал Вордсворта «поэтом Природы», то в «Питере Белле III» он удостоил его лишь язвительных насмешек. Что же касается Колриджа, то Шелли продолжает считать его выдающимся поэтом, лишь от отчаяния изменившим своим революционным идеям. От­вергая «туманные» измышления Колриджа, Шелли не согласен с его оценкой предмета философии как постижения «внутреннего смысла вещей», с его мистицизмом, теорией божественного происхождения искусства. Вместе с тем в поэме ощутимо влияние литературно-эсте­тических идей лейкистов и прежде всего — затрагивающих понятия природы, воображения, сущности поэзии.

В сатирической драме «Тиран Эдип, или Тиран-толстоног» (1820) действие происходит в античных Фивах, но под Беотией подразуме­вается Британия. Главные действующие лица — король Беотии и его супруга, которые ассоциируются соответственно с Георгом IV и коро­левой Каролиной. Основным конфликтом драмы является столкно­вение тирана-толстонога со «стадом свиней», т. е. народом, как оскор­бительно назвал его Э. Берк в своих «Размышлениях о французской революции» (1790). Завершается схватка расправой народа с тираном. Драма насыщена фантастическими образами, в ней прослеживаются как античные сатирические традиции (Аристофан, Ювенал), так национальные (Свифт, Филдинг, Байрон), расширяющие диапазон сатирических приемов Шелли от мягкой иронии до злой сатиры. При этом Шелли вслед за Э. Шефтсбери рассматривал смех как сильное оружие в борьбе с пагубными явлениями в обществе.

Склонный к интерпретации в своих произведениях тем большого социально-политического значения, Шелли обладал и проникновен­ным лирическим даром. Многие его произведения были подсказаны собственными, глубоко личными переживаниями, его стремлениями очиститься от скверны жизни созерцанием гармоничной одухотво­ренной природы. Нередко тонкий, исповедальный лиризм неразрывно сплетается в его стихах с характерными для поэта гражданственными мотивами. Любовная лирика Шелли имеет отчетливый автобиографи­ческий характер. Наибольшее количество лирических стихотворений посвящено Мэри Шелли: поэт признается ей в любви, тоскует по ней, мучительно переживает ее отчуждение, горюет об угасании их страсти («К Мэри», 1818; «Индийская серенада», 1819; «Когда проходит страсть», 1821). Шелли проводит идею социальности человека, стра­дающего от одиночества и стремящегося быть полезным людям («Фи­лософия любви», 1819; «Вопрос», 1820; «Луна», 1820). В последние годы жизни поэта ряд его любовных стихотворений, пронизанных непод­дельной страстью, посвящались и другим женщинам («К Софии», 1819; «К Эмилии Вивиани», 1821; цикл «К Джейн», 1822). В своих рассужде­ниях о любви он опирался на идеи Платона, Эпикура, Лукреция, утопических социалистов. Он искал обоснование отношений людей бу­дущего, ибо любовь, по Шелли, — та сила, которая соединяет людей, доставляет им земные радости.

Свои литературно-эстетические искания поэт подытожил в проза­ическом трактате «Защита поэзии» (1821, опубл. 1840), названном точ­но так же, как знаменитый труд Ф. Сидни. Работа явилась ответом на сатирическое эссе Т. Л. Пикока «Четыре века поэзии» (1820). Пикок доказывал цикличность поэзии, выделяя в ее истории железный век с его примитивизмом, золотой век, прославленный Шекспиром, и век серебряный, протянувшийся от эпохи Мильтона до конца XVIII сто­летия. Современный ему период развития поэзии Пикок трактовал как медный век и, опираясь на утилитаристскую концепцию И. Бентама, рассуждал о бесполезности стихов для буржуазного общества, полагая, что развитие цивилизации делает упор на практическую дея­тельность людей. Судя по более ранним высказываниям, Шелли не был согласен с подобной оценкой современной ему поэзии. В тракта­те же Шелли дал лишь исторический очерк развития поэзии с перво­бытных времен до начала XIX в. При этом Шелли искал идеал поэзии в античности, а не в средних веках, как большинство английских ро­мантиков.

В «Защите поэзии» Шелли рассмотрел проблемы взаимодействия разума и воображения в художественном творчестве, правдоподобия в искусстве, общественной роли искусства, поставил вопрос о законах и целях поэзии. «Поэты — непризнанные законодатели мира», — ут­верждал Шелли, развивая мысль Т. Пэйна («Век Разума», 1793, гл. 7). Человек обретает счастье на путях постижения прекрасного, и путь к нему указывают поэты, побуждая к борьбе за общее счастье, равное для всех. Этим Шелли подчеркивал этическую и просветительскую функции поэзии.

Шелли отождествлял понятия «красота» и «возвышенное». При этом он считал, что поэт должен обладать вкусом, который является умением приблизиться к современному периоду в искусстве. В этих рассуждениях Шелли просматривалась его склонность к идеям ран­них просветителей, еще не проводивших градацию между «красотой» и «возвышенным». Связав идеал прекрасного с борьбой за граждан­скую свободу, поэт наполнил его общественным содержанием. В про­тивовес Пикоку, убеждавшему читателей в большей для общества полезности работы разума, чем воображения, Шелли рассматривал воображение как вид умственной деятельности, которая составляет из мыслей новые мысли, дает оценку известным величинам, выявля­ет у предметов общее. Иными словами, признавая интуитивный ха­рактер художественного творчества, Шелли отказался от присущей некоторым романтикам идеи о безграничном произволе поэтической фантазии, предпочитая говорить о сознательном отношении поэта к своему материалу и в этом смысле развивая дальше просветительскую Концепцию о взаимодействии разума и воображения.

Вместе с тем, рассматривая воображение как лучшее орудие нравственного совер­шенства, Шелли видел в поэзии «воплощение воображения» и в этом смысле твердо стоял на романтических позициях, убежденный в вы­сокой духовности романтической литературы. С романтических по­зиций он подчеркивал и роль воображения в метафоризации языка благодаря содействию ассоциативному образу мышления. Включив­шись в многовековую полемику цицеронианцев с сенекианцами, пред­почитавшими сжатый неметафоризированный слог, Шелли ясно высказал свои симпатии цицеронианцам, и прежде всего Ф. Бэкону, и неоднократно перефразировал его пышные «цицероновские» вы­ражения из трактата «О достоинстве и приумножении наук».

Шелли рассматривал поэтическое произведение как образное отра­жение действительности, полагая, что поэзия — это «зеркало», которое делает неизмеримо прекрасным то, что в действительности искажено. В «Защите поэзии» он продолжил свои размышления о влиянии обще­ства на формирование художника. Развивая идеи, выраженные мадам де Сталь в трактате «О литературе» (1800), с которым поэт познакомил­ся не позже 1815 г., — Шелли писал о зависимости поэзии от породив­шей ее эпохи. Он защищал героев гомеровских поэм от обвинений в безнравственности, видя в них выразителей величия и примитивизма века Гомера. Связывая расцвет искусства со «степенью свободы обще­ства», Шелли ссылался на примеры из истории драмы, ибо в ней, пола­гал он, легче всего наблюдать «связь поэзии с общественным благом». Апогей афинской демократии он соотносил с расцветом греческой дра­мы, задержку развития искусства в средние века — с культом суеверий в этот период, а аморальность пьес в эпоху реставрации — с распущен­ностью нравов в царствование Карла II.

Шелли было близко аристотелевское отношение к трагедии, ибо в «Защите поэзии», избегая употреблять понятие «катарсис», он все же утверждал, что трагедия дает зрителю возможность испытать состра­дание к героям. Шелли хвалил композиционную роль хора в антич­ной трагедии. При этом античная драма служила для него образцом построения характера как чего-то постоянного и неизменного, оли­цетворяющего ясный нравственный идеал. Вместе с тем Шелли при­знавал, что в характерах должна проявляться мотивация поступков. С этой точки зрения он восхищался умением Шекспира выстроить ха­рактер, увлекался образом Фальстафа, как и Шекспир признавал сме­шение в драме комического и трагического, а самым лучшим образ­цом драмы считал «Короля Лира». Сопоставляя пьесы Кальдерона с шекспировскими, Шелли находил, что Кальдерон в своих аллегори­ческих драмах на религиозные сюжеты применил то, чем не восполь­зовался Шекспир: объединил драму с музыкой и танцами, однако «по­терял более важное», изгнав из своих пьес «живые человеческие страсти», подменив их суевериями. Шелли осуждал воплощение в дра­ме классицистической теории, находя подобное и в политической тра­гедии Дж. Аддисона «Катон» (1713), лишенной гармоничного сопровождения смежных искусств, и в драме Байрона «Марино Фальеро», слишком «правильно» выстроенной и чересчур дидактичной. Шелли отвергал прямолинейный дидактизм, и примером ему служил Данте и особенно Мильтон, который не приписывал Богу нравственное пре­восходство над Сатаной.

Шелли не проводил резкого разграничения между поэзией и фи­лософией, полагая, что поэты умеют передать философское знание на языке поэтической интуиции, перевести идею в образ. Иными сло­вами, он считал, что у поэта присущее ему образное мышление соеди­няется с философической направленностью ума. Как и философия, поэзия преследует моральные цели, но достигает их при помощи воз­бужденного чувства удовольствия, а не эффекта пользы. В этом смысле идеи Шелли развивались в романтическом русле, так как ро­мантики придавали большое значение взаимопроникновению фило­софии и поэзии. При этом в аристотелевском духе Шелли считал поэзию философичней истории, ибо задачей поэзии является поиск «вечной истины», «внутренней правды» вещей, «скрытой красоты» мира, воссоздание не только хода событий, но и понимание их духа, тогда как история стремится дать лишь простой перечень фактов без показа причин и следствий.

Философско-символический мир поэзии Шелли соединил в себе литературно-эстетические тенденции эпохи Просвещения и периода романтизма. Философские воззрения поэта развивались от механи­стического просветительского материализма к идеализму, от склон­ности к детерминизму до сомнений в нем. В его взглядах проступала приверженность пантеизму в его имманентно-трансцендентной фор­ме и вместе с тем агностицизму, шефтсберианской концепции изна­чальной доброты человека, идеям утопических социалистов, историз­му в его романтической модификации. Испытал Шелли и воздействие немецкой идеалистической мысли, и прежде всего натурфилософии Шеллинга. Однако для Шелли первостепенную роль играли англий­ские национальные традиции. Идеи натурфилософии он черпал не только у Шеллинга, но и у Ф. Бэкона. «Отцом английской литерату­ры» он почитал Чосера, хотя и подчеркивал значительное влияние на него со стороны итальянских авторов. Шелли любил поэзию Э. Спен­сера, А. Каули, Р. Крэшоу, Дж. Томсона, Т. Грея, Р. Бернса, его при­влекала язвительная сатира Свифта, он высоко ценил Байрона, обо­жал Китса, томик произведений которого был с ним в последние мгновения жизни, когда его парусная лодка «Дон Жуан» переверну­лась во время бури.

Лишь спустя 10 дней тело Шелли, прибитое к берегу, было опозна­но. Он был похоронен на протестантском кладбище в Риме. Выбитая на надгробии строка «cor cordium» («сердце сердец») отразила как че­ловеческую сущность Шелли, так и поэтическую основу его произве­дений, оказавших непреходящее влияние на утверждение романти­ческой поэзии в Англии и за ее пределами.

1   2   3

Похожие:

Перси биши шелли iconМосковский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова © 2006...
Переосмысление античного мифа в романтической концепции поэмы Шелли «Прометей освобожденный»

Перси биши шелли iconМы путаемся в тентах печальной дилеммы, вопрошая, реальна ли или...
Катастрофа казалась бескровной и прекрасной. Это было первым словом, пришедшим на ум Шелли, когда она подъехала. Прекрасно

Перси биши шелли iconА. и Б. Стругацкие. Хищные вещи века Что приходит на ум при слове “фэнтези”?
Охватывает более ста лет, это многогранное произведение, в котором сочетаются образы и темы Шекспира, Фолкнера, Маркеса, Льюиса Кэрролла,...

Перси биши шелли iconК. Д. Бальмонт безглагольность
Живописное обозрение. В 1887-1889 гг. Бальмонт переводит Г. Гейне, А. Мюссе, Н. Ленау. В 1892 г путешествует по Скандинавии, переводит...

Перси биши шелли iconБазовый курс лекций по истории литературы стран изучаемого языка...
Социально-исторические и философские предпосылки, эстетическая программа. Особенности английского романтизма. Литературные школы....

Перси биши шелли iconЛекция 15. Байрон (продолжение). 28 сентября 1971 9 лекция 16. Байрон...
Наум Берковский. Статьи и лекции по зарубежной литературе. Спб.: Азбука-классика, 2002. – 480 с

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную