Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления»






НазваниеУчебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления»
страница3/12
Дата публикации01.06.2017
Размер1.72 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
l.120-bal.ru > Документы > Учебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ


по дисциплине «Русский язык и культура речи»
Специальность 230102.65 - «Автоматизированные системы обработки
информации и управления»
Форма обучения - очная

г. Владивосток

2011 г.

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ

Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка: Учебник для вузов. - 5-е изд., испр. и доп. - М.: Высшая школа, 1987. - 399с.

К занятиям 1-2

СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК

Три прилагательных определяют слово язык в термине «современный русский литературный язык»: современный, русский, литературный. Чтобы раскрыть содержание понятия «современный русский литературный язык», нужно выяснить значение каждого

из этих трех определений.

Что такое состав национального русского языка?

Русский язык в его современном состоянии представляет довольно пеструю картину. Не все русские говорят абсолютно одинаково. Разница в речи может зависеть от возраста, от культур¬ного уровня человека, от его профессии, образа жизни, от того, живет ли он на севере или на юге страны, и т. п.

Национальный русский язык — это совокупность всех слов, всех грамматических форм, всех особенностей произношения всех говорящих на русском (как на своем родном) языке людей, людей всех возрастов и профессий, разных уровней культурного развития, жителей сельской местности и горожан, москвичей и новгородцев, колхозников Приуралья и рыбаков Приамурья и т. д.

Среди всех разновидностей и ответвлений пестрого, трудноуловимого, почти необъятного национального языка нашего народа четко выделяется русский литературный язык. Литературный язык — высшая форма русского национального языка. Это язык книг, газет, журналов, язык театра, радио и телевидения, язык средней и высшей школы, язык, на котором говорят культурные люди.

Чтобы лучше понять сущность литературного языка, надо знать другие разновидности и ответвления национального языка. В качестве высшей формы национального языка литературный язык противопоставляется диалектам, просторечию и жаргонам.

Диалекты — народные говоры России (преимущественно крестьянские) с их особой лексикой, фонетикой и грамматикой. Речь сельского жителя Рязанщины отличается от языка архангельских поморов, в языке новгородских колхозников встречаются такие слова и формы, которых нет в речи брянских или орловских крестьян, и т.д. Вот как передает Иван Бунин речь орловских крестьян: «Зачала я в окна колотить — альни стёкла зудят»; «Жара ужашная, пыль по дороге, как пыс, альни итить горячо. Ну, однако, прихожу. Шел дюже поспешно...». Своеобразно звучит речь донских казаков у М. Шолохова: «Можно мне на эти деньги обуться, одеться, гасу, серников, мыла купить?». «Стоял, стоял он, да, эх, как вдарится бечь!.. Чирики с ног ажник у него соскакивают!».

Диалекты, говоры группируются в три основных наречия: северновеликорусское (архангельские, олонецкие, вятские и другие говоры), южновеликорусское (говоры курские, тульские, рязанские, воронежские и др.) и средневеликорусское (Подмосковье, Владимирская обл. и др.).

Просторечие, в отличие от диалектов, не связано с какой-то определенной территорией. Просторечием называют особенности языка недостаточно культурных или не следящих за своей речью людей, заключающиеся в употреблении нелитературных слов, выражений и т.п. Просторечный характер придает языку употребление грубых слов: обормот, харя, субчик, смыться и т. п. К просторечию относятся и многие не грубые, но не принятые в литературном языке слова: задаром, зазря, заиметь, умаяться, напополам, небось, давеча и др., а также грамматические формы типа местов, делов; неправильные ударения: молодежь, хозяева, портфель.

Жаргон — это речь какой-то общественной прослойки, группы людей, объединенных общими интересами, родом деятельности, профессией, времяпрепровождением и т.п. Есть слова, характерные для речи моряков: салага, драить; к жаргону работников полиграфии можно отнести слова ляп, загон и др. Особая разновидность жаргона — арго, т.е. «засекреченная» речь уголовников и некоторых других категорий людей: щипач (карманный вор), мокрое дело (убийство), бочата (часы) и т. д.

Особенности литературного языка, его специфику (т. е. харак¬терные, отличительные черты) легче всего выяснить, сравнив литературный язык с диалектами:

а) Каждый диалект распространен только на определенной (большей или меньшей) территории. Есть свои черты в лексике, грамматике, фонетике южновеликорусских говоров, своеобразны словарный состав, грамматический строй, звуковая система северных говоров. Речь смоленского колхозника отлична от говора вятских крестьян и т.п. Литературный язык свободен от территориальной ограниченности: он распространен всюду, где говорят по-русски. В какой бы области, республике ни выходила газета, она (если это русская газета) печатается на русском литературном языке (а не на вологодском, донском или каком-либо ином диалекте). Радио- и телепередачи тоже ведутся на литературном языке и в Курске, и в Архангельске, и на Урале, и в Сибири, и на Кубани. Язык русской школы и русского театра — это тоже литературный язык, независимо от того, где находится школа или театр. Литературный, язык, таким образом, — общенародная форма национального языка. Конечно, нельзя понимать слово общенародный в том смысле, что все русские люди, независимо от возраста, образования, места жительства, владеют литературной речью. Но в идеале литературный язык является общенародным и в этом смысле. Каждый должен стремиться к овладению литературной, правильной русской речью, и каждый владеющий литературным языком должен помогать окружающим исправлять, улучшать их речь, преодолевать влияние диалекта, просторечия, жаргона.

б) Литературный язык развивается, совершенствуется, обогащается новыми словами, тогда как диалекты постепенно разрушаются, отмирают. В современной русской деревне не так уж много носителей «чистого» говора. Это преимущественно старики, старухи, редко выезжавшие за пределы родной местности. Среднее поколение обычно сохраняет в речи лишь отдельные диалектные черты. Диалект разрушается под влиянием литературного языка, который через газеты, книги, радио, школу все глубже проникает в колхозную деревню. Попав в город, молодежь обычно стыдится диалектных особенностей своей речи. При желании диалект изживается. Легче всего исчезают диалектные слова, грамматические формы, несколько труднее бороться с «оканьем», с произношением слов типа снег, денег, друг как снех, денех, друх. Некоторую роль в изживании диалекта играют дразнилки. Владимирцы дразнят рязанцев, новгородцы — псковичей и т. п. При этом дразнящие нередко не замечают, что в их речи тоже есть диалектные особенности, только другие. Гораздо более отрадно, когда люди исправляют речь других, опираясь на литературный язык. В «Золотой розе» К.Г. Паустовского деревенская девочка поет:

Так во время воздушной трявоги

Народилась красавица дочь.
Ее подруга сердито замечает: «Слово сказать и то не умеет по-людски! «Тревоги» надо говорить, а не «трявоги»!».

Постепенное вымирание диалектов — явление исторически неизбежное и в целом прогрессивное. Язык должен быть единым для всей нации. Литературный язык, вбирая в себя все лучшее, что есть в диалектах, и не принимая лишнего, мешающего, побеждает говоры, и это способствует повышению культурного уровня народа.

в) Литературный язык — это язык нормированный. Языковой нормой называют правила употребления слов, грамматических форм, правила произношения и правописания, действующие в дан¬ный период развития литературного языка.

Из определения видно, что понятие нормы распространяется и на лексику (т. е. словарный состав) языка, и на грамматику, и на произношение, и на орфографию. Норма едина и обязательна для всех, и нарушать ее человек, желающий правильно говорить и писать по-русски, не должен. Конечно, правила употребления слов, правописания и т.п. не совсем то же самое, что, скажем, правила уличного движения, правила поведения в общественных местах и т. п. И все же знание, соблюдение норм литературной речи (и устной, и письменной) необходимо каждому культурному человеку: ведь в понятие культуры входит и безупречное владение литературным языком.

Норма утверждается и поддерживается прежде всего языковой практикой культурных людей, в частности писателей, черпающих сокровища речи из языка народа. А.М. Горький писал: «Уместно будет напомнить, что язык создается народом. Деление языка на литературный и народный значит только то, что мы имеем, так сказать, «сырой» язык и обработанный мастерами... Всякий материал — а язык особенно — требует тщательного отбора всего лучшего, что в нем есть, — ясного, точного, красочного, звучного, и дальнейшего, любовного развития этого лучшего».

Норма не выдумывается учеными лингвистами, авторами словарей и книг по грамматике и культуре речи. Правила, изложенные в книгах, отражают современное состояние русского литературного языка, поддерживают то, что выработано языковой практикой. Для утверждения и закрепления действующей в данное время нормы существуют справочники, словари, книги по грамматике.

Лексическая норма закреплена в толковых словарях русского языка: в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д.Н. Ушакова, «Словаре русского языка» С.И. Ожегова и др. Утверждению нормы способствует прежде всего отбор слов: в словарь попадает не вся лексика, а в первую очередь лексика литературного языка. Те же слова, которые не являются литературными, хотя и включены в словарь, снабжены пометами: обл. (областное), простор, (просторечное), вульг. (вульгарное) и т. п.

Нормы произношения отражены в специальных справочниках, например в книге «Русское литературное произношение и ударение» (под ред. Р.И. Аванесова и С.И. Ожегова), частично в толковых словарях и других пособиях.

В книгах по грамматике, например в «Грамматике русского языка» АН СССР, в школьных учебниках грамматики и т.п., изложены грамматические нормы современного русского языка.

Нормы правописания закреплены в орфографических словарях и справочниках. Норма не является чем-то застывшим, неизменным. То, что когда-то было нормой, нередко воспринимается нами как нечто устаревшее, несовременное. Меняются нормы и в лексике, и в грамматике, и в произношении, и в правописании.

И вот этой-то своей нормированностью литературный язык отличается от говоров. Конечно, у говоров тоже есть своя система и в грамматике, и в фонетике, свой словарный состав и т. п. Но норма — это не только нечто общепринятое, но и рекомендованное, закрепленное словарями, справочниками и т.д. Нормы литературного языка вырабатываются путем отбора, шлифовки мастерами языка. Ничего подобного в диалектах нет. Существуют, правда, областные словари, описания грамматики отдельных говоров и т.п. Есть, например, смоленский областной словарь, есть словарь ярославского диалекта и т.п. Но задачи таких словарей совсем иные, не те, что у толковых и других словарей литературного языка. Диалектные словари — это пособия для языковедов, для людей, изучающих говоры. Сами же носители говора, как правило, и не знают о существовании таких словарей.
Состав национального русского языка

Кажется, нетрудно ответить на вопрос: что такое русский язык? Русский язык — это язык русского народа, язык, на котором говорит большинство населения России. Такой ответ, верный по существу, нельзя, однако, считать научным определением понятия. Дело в том, что в обеих частях определения есть слово русский. Русское определяется через русское. Чтобы полнее раскрыть смысл понятия «русский язык», нужно указать место русского языка среди других языков мира.

Сотни языков обслуживают четырехмиллиардное население Земли. Нельзя, конечно, сказать, что все языки мира абсолютно разные, совершенно непохожие один на другой. Даже человек, не занимающийся специально изучением языков, а просто слушающий и сравнивающий, например, русскую и украинскую речь, легко замечает, что эти языки очень похожи. Нетрудно установить сходство между языками шведским и норвежским, таджикским и персидским, туркменским и узбекским и т.п. Если же за сравнение языков возьмется ученый-лингвист, то он отметит сходство таких, казалось бы, непохожих языков, как эстонский и венгерский, афганский и хинди, древнееврейский и арабский, турецкий и чувашский.

Степень сходства похожих языков различна. Так, русский язык похож и на украинский, и на чешский, но сходство между русским и украинским больше, чем между русским и чешским; язык хинди гораздо больше похож на бенгальский, чем на афганский, и т.д. Сходство языков в грамматике, в звуковой системе, в корнях слов языковеды объясняют родством этих языков, т.е. общностью их происхождения (конечно, в некоторых случаях «похожесть» слов объясняется заимствованием, влиянием одного языка на другой). Родственные языки объединяются в так называемые языковые семьи. Есть, например, тюркская семья языков, куда входят турецкий, азербайджанский, казахский, туркменский и другие языки; есть угрофинская семья языков (языки финский, эстонский, венгерский, мордовский и др.), существуют семьи китайско-тибетская, семитская, монгольская, банту и другие.

Русский язык принадлежит к индоевропейской семье языков. Современные индоевропейские языки — это «наследники», потомки когда-то несомненно существовавшего индоевропейского праязыка, языка-основы, который, распавшись, и породил в конечном счете языки, входящие ныне в индоевропейскую семью. Относительно единый индоевропейский пранарод жил, вероятно, на довольно большой территории, захватывавшей течение Дона и Дуная и простиравшейся до Кавказа и Балтийского моря. «Индоевропейцы» как единый народ перестали существовать несколько тысячелетий назад. Тогда же распался и индоевропейский праязык. Одним из ответвлений индоевропейского праязыка был язык общеславянский (его называют также праславянским языком или об¬щеславянским языком-основой). Это был язык, общий и более или менее единый для всех славянских племен, живших на пространстве от Вислы и Одера до Дона и Волги и от Карпат до Балтики. Языковое единство славян, т.е. существование общеславянского языка, длилось несколько веков. К VI веку н. э. из праславянского языка выделилось несколько отдельных языков, в частности древневосточнославянский, или древнерусский — предок современных языков: русского, украинского и белорусского. В формировании русского языка (при выделении его из древневосточнославянского) основную роль сыграли народные говоры, группировавшиеся вокруг Москвы. Время выделения русского языка из древневосточнославянского — примерно XIV век.

Итак, определяя место русского языка среди других языков мира, мы должны отнести наш язык к восточнославянской группе славянской ветви индоевропейской семьи языков. Ближайшие «родственники» русского языка — языки украинский и белорусский, более дальние — другие славянские языки (польский, чешский, болгарский, сербскохорватский и др.), еще более дальние — индоевропейские неславянские языки (германские: немецкий, английский и др.; романские: французский, итальянский, испанский и др.; индийские: хинди, урду и др.; иранские: персидский, пушту, таджикский и др.; балтийские: литовский, латышский; кельтские языки; албанский, армянский и др.).

Не родственны русскому языки угрофинские, китайско-тибетские, семитские и другие неиндоевролейокие языки.

Русский язык — великий язык великого народа. О мощи и величии русского языка говорил В.И. Ленин, писали классики русской литературы: Тургенев, Горький, Маяковский.

Сейчас на русском языке как на родном говорит не менее 140 млн. человек (в это число не входят живущие за рубежом выходцы из России — эмигранты и их потомки, для многих из которых русский язык является родным).

Что такое современный язык?
Русский язык существует много веков. За это время он заметно изменился. Изменился его словарный состав: одни слова ушли из языка, другие, новые, появились. Грамматический строй и звуковая система нашего языка тоже не остались неизменными. Конечно, перемены в языке совершаются постепенно и довольно медленно. Чтобы наглядно убедиться в том, что язык изменяется, развивается и что эти изменения происходят постепенно, сравним несколько текстов, относящихся к разным периодам истории русского языка. Вот отрывок из грамоты великого князя Мстислава Владимировича и его сына Всеволода (1130 год):

Се азъ мьстиславъ володимирь сын дьржа русьску землю въ свое княжение повелЭлъ есмь сыну своему Всеволоду отдати буицэ святому георгиеви съ данию и съ вирами и съ продажами. (Текст Мстиславовой грамоты заимствован из «Хрестоматии по истории русского языка» С.П. Обнорского и С.Г. Бархударова. Текст передается современным шрифтом с опущением некоторых особенностей древнерусской графики («юсов», сокращений и др.).
Русский человек, не имеющий специальной подготовки, т. е. не знающий древнерусского языка, далеко не все поймет в этом тексте XII века. В современном языке нет слов се (вот), азъ (я), вира (штраф за убийство свободного человека), слово продажа не имеет теперь того значения, которое оно могло иметь когда-то (штраф за преступление), нет глагольных форм типа повелэлъ есмь, нет притяжательных прилагательных с суффиксом «ъ» (володимирь, т.е. Володимиров) и т. д.

И только хорошо разобравшись в древнерусской лексике, грамматике, графике и орфографии, наш современник сможет перевести этот отрывок приблизительно так:

Я, Мстислав Владимирович, во время своего княжения на Руси приказал своему сыну Всеволоду отдать Буицы (название населенного пункта) Георгиевскому монастырю вместе с правом взимать дань и получать денежный штраф за убийство и другие преступления.

Язык Пушкина, конечно, несравненно ближе нам, чем язык XII века. Но и у Пушкина иногда встречаются слова, обороты речи, грамматические формы, не свойственные современному русскому языку и воспринимаемые нами как устаревшие (тексты Пушкина и Л. Толстого даются в современной орфографии):

Жизнь Грибоедова была затемнена некоторыми облаками: следствие пылких страстей и могучих обстоятельств. Он почувствовал необходимость расчесться единожды навсегда со своей молодостию и круто поворотить свою жизнь. Он простился с Петербургом и с праздной рассеянностию, уехал в Грузию, где пробыл осемь лет в уединенных неусыпных занятиях («Путешествие в Арзрум»).

Вместо расчесться единожды навсегда мы сказали бы сейчас рассчитаться раз и навсегда, вместо поворотить — повернуть. Словосочетание уединенные занятия тоже звучит не вполне современ¬но. Представляются устаревшими и формы молодостию, рассеянностию. Слово рассеянность употреблено Пушкиным в значении «беспечная, полная развлечений жизнь». Сейчас это слово такого значения не имеет. Вместо осемь мы теперь говорим восемь.

Есть некоторые устаревшие слова и формы и в языке более близкого нам по времени писателя — Л. Н. Толстого. Вот отрывок из «Анны Карениной»:

Окончив письма, Степан Аркадьич придвинул к себе бумаги из присутствия, быстро перелистовал два дела, большим карандашом сделал несколько отметок и, отодвинув дела, взялся за кофе; за кофеем он развернул еще сырую утреннюю газету и стал читать ее.

В то время, когда Толстой писал «Анну Каренину» (70-е годы XIX века), слово кофе могло иметь в творительном падеже форму кофеем (формы косвенных падежей кофея, кофеем и т.п. появились, видимо, не без влияния просторечной формы именительного падежа — кофей (и кофий). В современном литературном языке оно не склоняется. Не употребляется теперь слово присутствие в значении «государственное учреждение» (а Толстой употребил его именно в этом значении). Перелистовал тоже звучит несовременно: мы сейчас говорим перелистал.

И наконец, отрывок из современного рассказа, в котором мы не найдем никаких устаревших слов, не свойственных нынешнему языку оборотов и т.п.:

Скоро дорога, мягкая и беззвучная, ушла в сторону; и я ступил на твердую мозолистую тропку, суетливо вившуюся вдоль берега реки. Запахло речной сыростью, глиной, потянуло влажным холодом. Плывущие в темноте бревна изредка сталкивались, и тогда раздавался глухой слабый звук, будто кто-то тихонько стукнул обухом топора по дереву. Далеко впереди на другой стороне реки яркой точкой горел костер; иногда он пропадал за деревьями, потом снова появлялся, и узкая прерывистая полоска света тянулась от него по воде (Ю. Казаков. Ночь).

Если в небольшом отрывке из грамоты XII века устаревших слов, форм, оборотов очень много, они попадаются буквально на каждом шагу, то в пушкинской прозе их процент сравнительно невелик, в языке позднего Толстого или Чехова их совсем мало.

Что же такое современный русский язык? В самом строгом и точном смысле этого слова современным следует считать язык наших дней, язык 70-х годов XX века. Ну, а язык 20-х, 30-х, 40-х годов, язык Горького, Маяковского, Н. Островского, Фадеева, Пришвина? Неужели он не современен, устарел? Очевидно, термин современный по отношению к языку можно понимать двояко. Строго говоря, современный — это «нынешний». В более широком смысле слова современный русский язык — это язык довольно большой исторической эпохи: «от Пушкина до Горького», как говорил В.И. Ленин, или — еще шире — от Пушкина до наших дней. Ведь в стихах и в повестях Пушкина, в романах Тургенева, в произведениях Толстого и Чехова мы понимаем «без словаря» все или почти все. Наличие некоторых архаизмов в тексте не дает права считать язык того или иного писателя несовременным. При установлении содержания понятия современный необходим достаточно широкий «захват времени». В случае иного подхода, иного взгляда на вещи мы неизбежно пришли бы к нелепому выводу: язык вчерашнего дня — уже не современный русский язык.

Литературный язык и язык художественной литературы

Следует различать понятия литературный язык и язык художественной литературы. Литературный язык — это культурный язык, это та часть национального языка, которая содержит слова грамматические формы, употребляемые и понимаемые всеми людьми, владеющими литературной речью. Понятие «язык художественной литературы» шире, чем понятие «литературный язык». Писатели употребляют в рассказах, романах, стихах прежде всего, конечно, слова, формы и обороты, свойственные литературному языку. Литературный язык, таким образом, является основой языка художественной литературы. Но в художественных произведениях нередко встречаются слова и обороты речи, не являющиеся литературными, т. е. не входящие в состав литературного языка, причем такие слова и обороты могут быть как в языке действующих лиц (что бывает чаще), так и в речи самого автора.

— Вчера дежурил Куженков, коней сам не повел поить, послал парнишку; энтот сел верхи, погнал весь табун к речке в намет (М. Шолохов. Поднятая целина).

Энтот, сел верхи, в намёт — областные, нелитературные слова.

Я в меру любовью был одаренный,

Но с детства

людье

трудами муштровано.

А я —

убег на берег Риона

и шлялся

Ни черта не делая ровно.

(В. Маяковский. Люблю)

В этом отрывке тоже есть несколько слов, не входящих в лексику литературного языка: людьё (слово, придуманное Маяковским), убег, шлялся, ни чёрта.

Итак, понятия литературный язык и язык художественной ли¬тературы не тождественны. Различая их, не следует впадать в другую крайность — полностью противопоставлять друг другу эти понятия. Во-первых, как уже было сказано, литературный язык — основа языка художественной литературы. Во-вторых, в формировании литературного языка как высшей формы языка национального виднейшую роль играли и играют писатели — мастера слова. Само возникновение термина «литературный язык», конечно не случайно: в названии подчеркнута связь литературного языка с литературой.

Знание современного русского литературного языка, его лексики, фонетики, грамматики, его выразительных возможностей — необходимое условие образования журналиста.

Современный русский литературный язык — могучее оружие а руках работника советской печати, советского радио и телевидения (о роли и распространении русского языка, о нормах литературного языка см.: «Русский язык в современном мире», чч. 1–2.- М., 1974.
Русский язык: Энциклопедия /Под ред. Ю.Н. Караулова. — М.: Дрофа, 1977.

Культура речи

Культура речи — 1) владение нормами литературного языка в его устной и письменной форме, при котором осуществляются выбор и организация языковых средств, позволяющих в определённой ситуации общения и при соблюдении этики общения обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных задач коммуникации. 2) Область языкознания, занимающаяся проблемами нормализации речи, разрабатывающая рекомендации по умелому пользованию языком. Культура речи содержит в себе, т.о., три составляющих компонента: нормативный, этический и коммуникативный.

Культура речи прежде всего требует безупречного владения литературной нормой. Выделяются орфоэпические, морфологические, синтаксические, словообразовательные и лексические нормы. Вопрос о нормативности возникает, когда есть выбор из двух и более вариантов, каждый из которых достаточно частотен в речи тех, кто стремится к владению нормами литературного языка. В большинстве случаев правильным признаётся только один из вариантов. Например, современная орфоэпическая норма разрешает только одно ударение: километр, начать, средства и запрещает весьма частотные варианты ударения: километр, начать, средства. Однако возможны случаи, когда нормативными признаются оба варианта или, по крайней мере, при предпочтении одного варианта допускается и другой, напр, творог и творог. Нормы современного русского языка находятся в постоянном развитии: так, если в 19 в. можно было сказать промысл, печи (глагол), требовалось большого напряжения усилий, то теперь допускается только промысел, печь, требовалось большое напряжение усилий. Исследования разговорной речи показали, что она имеет свои нормы, отличные от кодифицированной в словарях и грамматиках письменной речи. Например, такие выражения, как: Как мне проехать Ярославский вокзал? (вместо до Ярославского вокзала); Возьми чем писать (вместо Возьми ручку или карандаш) - недопустимы в письменных литературных текстах, но не нарушают норм разговорной речи.

Этика общения, или речевой этикет, требует соблюдения в определённых ситуациях некоторых правил языкового поведения. Этический компонент культуры речи проявляет себя главным образом в речевых актах - целенаправленных речевых действиях, таких, как выражение просьбы, вопроса, благодарности, приветливости, поздравления и т.п. Речевой акт осуществляется по особым, принятым в данном обществе, в данное время правилам, которые определяются многими внелингвистическими фак¬торами: возрастом участников речевого акта, официальными или неофициальными отношениями между ними и т.п. Если нейтральные формы приветствия типа: Здравствуйте!; До свидания!; Добрый день! уместны во всех случаях, то такие формы, как: Привет!; Пока!; До скорого! возможны только между близкими людьми. Часто этикет требует использования косвенных речевых актов, когда вопрос, просьба и т.п. выражены не прямо: так, в официальной обстановке предпочтительнее сказать Вы не могли бы пояснить свою мысль примерами?, Вас не затруднит передать мне эту книгу?, а не Приведите примеры, Передайте книгу. В повседневном неофициальном общении (например, в семье) такие косвенные речевые акты неуместны.

Особая область этики общения - явные и безусловные запреты на использование определённых языковых средств, например, в любых ситуациях кате¬горически запрещается сквернословие. Под запретом могут находиться и некоторые интонационные языковые средства: разговор на «повышенных то¬нах», срывы на крик. При этом этика общения не запрещает эмоциональную речь с достаточно «сильными» выражениями типа: Это чёрт знает что такое!

В определении культуры речи существенную роль играет коммуникативный компонент. Г.О. Винокур так выразил его суть: «Для каждой цели - свои средства, таков должен быть лозунг лингвистически культурного общества». Коммуникативный компонент играет решающую роль в достижении целей общения. Можно не нарушать норм языка, соблюдать все правила этики общения, но при этом создавать неудовлетворительные тексты. Например, многие инструкции по пользованию бытовой техникой перенасыщены специальной терминологией и потому непонятны неспециалисту. Если какая-либо лекция читается без учёта того, что реально известно слушателям о предмете лекции, у лектора мало шансов быть «принятым» аудиторией.

Культура речи в коммуникативном аспекте требует учитывать функциональную дифференциацию языка и прагматические условия общения. В языке существуют функциональные разновидности, например, разговорная речь, и функциональные стили, например, официально-деловой, научный, публицистический. Каждая функциональная разновидность имеет свои особенности. Если, например, официально-деловой стиль требует знания и употребления готовых речевых формул, штампов (нельзя произвольно писать заявления, протоколы и т.п.), то заштампованность разговорной или публицистической речи свидетельствует о плохом владении этими функциональными разновидностями речи. Умение свободно, в соответствии с задачами общения, переходить с одной функциональной разновидности языка на другую - важный показатель культуры речи Одно из основных отличий просторечия от литературного языка состоит в том, что просторечие не имеет функциональных разновидностей, носитель просторечия, в отличие от людей с высокой культурой речи, говорит в любых ситуациях одинаково.

Любая функциональная разновидность языка реализуется в определённых прагматических условиях, на оси говорящий - ситуация - слушающий в устном общении и соответственно пишущий - читающий в письменном общении. Эти прагматические условия, действуя в пределах той или иной функциональной разновидности языка, конкретизируют цели общения и, следовательно, прямо влияют на оптимальный для данного случая выбор и организацию языковых средств. Например, в пределах научного стиля по-разному должен быть построен текст лекции для студентов и доклада для специалистов. Когда говорят о языковом мастерстве школьного учителя, вузовского лектора, спортивного комментатора и др., имеют в виду культуру владения функциональными разновидностями языка в разных прагматических условиях.

Если общепринятые нормы литературного языка обязательны для говорящего или пишущего, то коммуникативные правила организации текста достаточно гибки и всегда оставляют место для творчества, для проявления авторской индивидуальности.

Культура речи исследуется в нескольких разделах языкознания: язык и прагматика, теория речевых актов, функциональная стилистика. Одной из центральных задач каждого направления является изучение синонимических средств языка на всех его уровнях, т. к. владение Культурой речи есть в значительной степени владение его синонимией. Чем больше способов выражения одного смысла знает говорящий, тем легче ему добиться максимальной эффективности общения, тем более творческий характер имеет его речь. Для владения всеми функциональными разновидностями языка особенно важно знание синтаксической синонимии. Синтаксические синонимы - это набор разных синтаксических структур (прежде всего простых и сложных предложений) для выражения одного и того же смысла, ср.: Маршрут пятого автобуса отменили, потомy что идёт ремонт дороги — Пятый не ходит - дорогу ремонтируют - Маршрут автобуса № 5 отменён ввиду производства дорожных ремонтных работ. Первое из приведённых высказываний может быть употреблено в любой функциональной разновидности, второе относится к разговорной речи, а третье характерно для официально-делового стиля.

Культура речи как особая область языкознания складывалась постепенно. На протяжении 18 - нач. 20 вв. нормативный и коммуникативный компоненты культуры владения языком рассматривались в разных науках. Вопросам нормативности посвящены работы М.В. Ломоносова, А.X. Востокова, К.С. Аксакова, А.А. Потебни и др. Большую роль в нормализаторской деятельности играли работы В.И. Чернышёва, в т. ч. «Правильность и чистота русской речи. Опыт русской стилистической грамматики» (1911). После 1917 сохранение норм литературного языка стало особенно актуальным, поскольку в общественную деятельность были вовлечены люди, им не владевшие. Проблемами культуры речи в этот период занимались А.М. Селищев, Г.О. Винокур, А.М. Пешковский, Л.В. Щерба, Д.Н. Ушаков, С.П. Обнорский, Е.С. Истрина, В.В. Виноградов, Р.И. Аванесов, С.И. Ожегов и др. Не ослабевает нормализаторская деятельность лингвистов и в 90-х гг. 20 в. (работы Д.Э. Розенталя, Т.Г. Винокур, Л.К. Граудиной, Л.И. Скворцова, К.С. Горбачевича, Н.А. Еськовой, В.Л. Воронцовой, В.А. Ицковича, Л.П. Крысина, Б.С. Шварцкопфа, Н.И. Формановской и др.).

Коммуникативный компонент культуры речи исследовался в России в 18–19 вв. в риторике. После 1917 наука риторика была практически забыта. И только в 60-х гг. 20 в. в связи с потребностями преподавания культуры речи в высшей школе исследование коммуникативного компонента получило некоторое развитие (работы Б. Н. Головина, А. Н. Васильевой и др.). Однако коммуникативный компонент рассматривался под влиянием общей идеологизации гуманитарных наук: эталоном образцовых текстов считались работы В.И. Ленина. В 80-90-х гг. коммуникативному компоненту культуры речи уделяется всё большее внимание, делаются попытки создания неориторик. Выдвигается мысль о том, что культура речи — только часть более широких понятий - речевой культуры, а также культуры общения, куда входят ещё два компонента: культура мышления и психологическая культура общения, включающая, например, рекомендации типа: если хочешь добиться эффективности общения, всячески стремись подчеркнуть достоинства собеседника.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconУчебно-методический комплекс дисциплины «теоретические основы автоматизированного управления»
Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» Форма подготовки Очная форма

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconУчебно-методический комплекс дисциплины математическая логика и теория...
Учебно-методический комплекс дисциплины составлен на основании требований государственного образовательного стандарта высшего профессионального...

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconУчебно-методический комплекс по дисциплине автоматизированные информационные системы
Специальность 230103. 51 Автоматизированные системы обработки информации и управления (в промышленности, в бюджетных отраслях)

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconРабочая программа
Специальность 230102 – Автоматизированные системы обработки информации и управления

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconРабочая программа
Специальность 230102 – Автоматизированные системы обработки информации и управления

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconУчебно-методический комплекс по дисциплине программирование на Delphi
Специальность 230103. 51 Автоматизированные системы обработки информации и управления (в промышленности, в бюджетных отраслях)

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconПроектирование асоиу
Для специальности: 230102 – Автоматизированные системы обработки информации и управления

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconРабочая программа
Информатика и вычислительная техника, специальности 230102 – Автоматизированные системы обработки информации и управления, утвержденным...

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconРабочая программа
Информатика и вычислительная техника, специальности 230102 – Автоматизированные системы обработки информации и управления, утвержденным...

Учебно-методический комплекс дисциплины русский язык и культура речи Специальность 230102. 65 «Автоматизированные системы обработки информации и управления» iconРабочая программа дисциплины «Распределенные системы обработки информации»
«Автоматизированные системы обработки информации и управления» (по отраслям), раскрывает содержание дисциплины и отражает основные...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную