Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок






Скачать 202.94 Kb.
НазваниеАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Дата публикации24.08.2016
Размер202.94 Kb.
ТипРеферат
l.120-bal.ru > Философия > Реферат

www.diplomrus.ru ®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок

Содержание

Введение...4

Глава 1. Югендстиль как феномен австро-немецкой культуры начала XX века...14

§ 1. Философско-эстетические основы югендстиля

Основные понятия философии жизни. Философия жизни и культура.

Философия жизни и эстетика югендстиля.

§ 2. Югендстиль как "художественное лицо эпохи"...22

Архитектура. Живопись. Литература. Театр. Музыка.

Глава 2. Музыкальный югендстиль: основные идеи...55

§ 1. К вопросу о границах понятия "музыкальный югендстиль"

Становление термина "музыкальный югендстиль"в музыкознании. Круг образов музыкального югендстиля:

а/Музыкальный театр

б/ Поэзия в вокальной лирике рубежа XIX-XX вв.

§ 2. Сюжетные мотивы у М. Регера и Ф. Шрекера...70

Стихотворные тексты в песнях Регера. Четыре симфонические поэмы по Бёклину. Сюита «День рождения Инфанты» Шрекера. Центральные мотивы оперы «Отмеченные».

Глава 3. Стилеобразующие факторы музыкального югендстиля в композициях М. Регера и Ф. Шрекера...92

§ 1 • Звук

Звуковая стилистика Шрекера. "Звуковой лабиринт " Регера.

§ 2. Гармония...108

Гармония в сочинениях Регера. Звуковысотностъ у Шрекера.

2

§ 3. Архитектоника...125

Заключение...138

Библиография...141

Приложение 1. Иллюстрации...159

Приложение 2. Стихотворные тексты песен М. Регера...171

Приложение 3. Либретто оперы «Отмеченные»

Ф. Шрекера...183

Приложение^ Список сочинений Ф. Шрекера...215

Приложение 5. Нотные примеры...220

Введение

Введение

К постановке проблемы

XX столетие останется в истории искусства как одно из самых сложных явлений. Ни один другой век не наделялся таким множеством эпитетов: его называли и "неоднородным" и "противоречивым". И. Сниткова определяет его как «... век нескольких эпох, выявляющих себя и последовательно и одновременно» [198, 9].

В своем исследовании мы сосредоточим внимание на самом начале XX века, а точнее - его первой четверти. Обращение к этому периоду не случайно, так как в начале столетия были заложены те основные принципы и установки, которые затем стали ключевыми в музыкальном искусстве последующих десятилетий1.

Стилевая многоукладность того времени отразилась в таких понятиях, как "импрессионизм", "экспрессионизм", "символизм", "неоклассицизм", стиль модерн с его национальными вариантами (во Франции - "ар нуво" ("Art Nouveau"), в Австрии - "сецессион" ("Secession"), в Германии -"югендстиль" ("Jugendstil"), в Италии - "либерти" ("Liberty"), в США -"тиффани" ("Tiffany"). При этом, зачастую все эти направления, собранные искусствознанием под единый термин - модернизм, в каких-то аспектах были схожи или уподоблялись сторонам одной медали, что, в общем, неудивительно, учитывая происхождение этих явлений. Все они обязаны своим существованием XIX веку, о котором А. В. Михайлов писал: «Вся современная культура корнями своими уходит в XIX век» [65, 855].

В австро-немецкой музыке начала века происходили процессы, вполне привычные для рубежных, переходных времен: соседство самых различных направлений, часть из которых продолжала линию представлений XIX века, другая же часть двигалась навстречу бесконечным поискам и экспериментам с целью самовыражения в условиях новой эпохи. Так, сосуществовали композиторы, продолжающие традиции позднего романтизма (X. Пфицнер, М. Шиллинге, Э. Хумпердинк и др.) и новаторы, стремившиеся порвать с любыми

1 В этом мы согласны с Т. Гнедовской, которая полагает, что «...именно в это время было творчески переработано и преодолено художественное прошлое, а затем в общих чертах созданы принципы и тот художественный язык, которые принято ассоциировать с XX в. В этом небольшом отрезке истории, когда художественная жизнь бурлила, меняя цвет, фактуру и плотность, можно искать истоки всех последующих метаморфоз, которые произошли с искусством в XX в.» [19,40].

проявлениями академизма (А. Шёнберг, А. Веберн, А. Берг). В то же время, в разноголосице стилей возвышались такие фигуры как Г. Малер, П. Хиндемит, Р. Штраус, самобытное и неповторимое творчество которых вряд ли могло уместиться в рамках какого-либо одного направления.

Предприняты попытки сопоставить такие явления, как экспрессионизм и творчество нововенцев (В. Смирнов [197], М. Друскин [149]), югендстиль и творчество Малера (Л. Нормет [116], К. Розеншильд [193], Ф. Хеллер [229]). Однако понятие "югендстиль", по нашему представлению, может быть связано не только с индивидуальной малеровской манерой. В ряде зарубежных работ (X. Холландер [111], К. Дальхауз [103], Г. Нойвирт [231] и др.) ставился вопрос о югендстиле в музыке как стиле направления, включавшем в себя несколько композиторских стилей. В музыкознании термин "югендстиль" можно встретить применительно к творчеству Г. Малера Ф. Делиуса, Р.В. Уильямса, Г. Хольста, Я. Сибелиуса, К. Дебюсси, А. Берга, А. Скрябина и др. [123, 148] Однако в своем исследовании мы ограничили его рамки, выбрав лишь две персоналии. Нам представляется, что ряд особенностей содержательного и формального характера в творчестве Макса Регера (1873-1916) и Франца Шрекера (1878-1934) особенно тесно смыкается с югендстилем, который во многом имел обобщающее значение для немецкого искусства начала XX века. Кроме того, творчество Регера начинает свой отсчет в момент зарождения югендстиля, в то время как в произведениях Шрекера можно видеть его "закат", который, по мнению исследователя М. Бжоски, характеризуется «идеей вторжения экспрессионистской воли в декоративные сферы югендстиля» [300, 111].

Основной задачей исследования стало соотнесение основных параметров "югендстиля" как понятия в общем искусствоведении с присущими ему атрибутами содержательного и формального характера -со стилями Макса Регера (1873-1916) и Франца Шрекера (1878-1934), которые, по предварительным наблюдениям, в некоторых своих проявлениях могут быть трактованы в русле этого "стиля направления", во многом имевшего обобщающее значение для немецкого искусства первой четверти XX века.

В группу задач более частного характера входят: рассмотрение философско-эстетических основ югендстиля, его преломление в различных видах искусства, в том числе и в музыке.

Литература, посвященная данному вопросу, позволяет наметить несколько линий.

1). Рассмотрение проекции югендстиля на музыку невозможно вне широкого культурно-эстетического контекста. Всплеск интереса к модерну во второй половине XX века не мог не отразиться в исследовательской литературе, поэтому самые основные и важные изыскания по этому вопросу появляются именно в это время - 60-70-е гг. Пласт этой литературы чрезвычайно обширен, и это не случайно. Со времени рубежа веков прошло достаточно времени, чтобы осмыслить и проанализировать все составляющие этого стиля, что, во многом, было недоступно его современникам.

Зарубежная искусствоведческая литература представлена довольно представительным числом трудов. Назовем таких исследователей, как Р. Шмутцлер [119], М. Амайя [99], Д. Аластэр [98], Г. Фар-Беккер [107], К. Эшманн [106] и др. [см. 85; 100-106; 108-118; 121-123; 125], в то время как в отечественном искусствознании изучение югендстиля почти не проводилось. Внимание, в основном уделялось русскому варианту этого многоликого стиля - модерну. Назовем лишь некоторые работы: монография Д. Сарабьянова «Стиль модерн: истоки, история, проблемы» (1989) [81], второе издание «Модерн - история стиля» (2001) [80], А. Голота «Апология модерна» (1994) [21], Т. Бачелис «Заметки о символизме» (1998) [5], диссертация Л. Михайленко «Стиль модерн и творчество русских композиторов начала XX века» (1998) [176].

Особо следует выделить отечественное исследование - монографию Д. Сарабьянова, в которой проводится глубокий анализ стиля модерн, его предпосылок, рассматриваются проблемы формообразования, синтеза искусств, вопросы стилевого единства и многообразия.

В числе зарубежных исследований выделим монографию Роберта Шмутцлера «Art Nouveau» (1978), считающуюся одним из самых важных трудов по модерну; особое внимание в исследовании уделяется югендстилю.

2). Другой аспект в изучении югендстиля посвящен проблеме его взаимодействия с музыкой. Здесь необходимо выделить такие исследования как «Musik und Jugendstil» («Музыка и югендстиль») X. Холландера (1975) [111], сборники статей «Art Nouveau, Jugendstil und Musik» («Ар нуво, югендстиль и музыка» - 1980) [101], «Art Nouveau and

Jugendstil and Music of the early 20 century» («Ар нуво, югендстиль и музыка в начале XX века» —1984) [100]. По мнению исследователя Г. Штернера, черты югендстиля можно обнаружить в ряде произведений Ф. Делиуса, Р.В. Уильямса, Г. Хольста, Я. Сибелиуса, К. Дебюсси, А. Берга, А. Скрябина [123, 148].

3). Персоналии.

Макс Регер. Литература, посвященная проблемам творчества Макса Регера, весьма обширна, но ограничивается, в основном, немецкоязычными изданиями. Интерес к Регеру возник еще при его жизни, сперва в виде многочисленных рецензий на концерты композитора, полемики между его приверженцами и недругами, а затем - в форме монографий и аналитических статей.

Если попытаться классифицировать всю литературу о композиторе, то следует выделить следующие области интереса:

а/ каталоги, содержащие список сочинений и библиографию. Первый каталог, составленный В. Альтманном в 1917 году, содержит список всех сочинений, обработок, изданий. Имеется также алфавитный указатель по названиям вокальных сочинений и авторам стихов [293]. Каталог Ф. Штайна (1953) помимо списка сочинений содержит и библиографию .

61 монографии о жизни и творчестве стали появляться уже в 1907 году при жизни Регера (Р. Браунгарт [257]). Многие из авторов были лично знакомы с композитором, и их работы в некоторой степени носят характер воспоминаний, отчего их ценность не становится меньше. Среди авторов: А. Линднер - первый учитель Регера (1922) [274], ученик композитора К. Хассе (1921) [266], музыковед Ф. Штайн (1939) [293] и др.3

el исследовательские сборники и отдельные статьи, многие из которых публикует Научный институт Макса Регера в Карлсруэ4.

г/ работы, посвященные различным аспектам творчества5,

2 Также см.: П. Краузе [272], X. Роснер [290], С. Шигихара [292], У. Грим [263].

3 М. Хейманн [268], Э. Ислер [269], X. Поппен [280], X. Унгер [296], Г. Багир [255], Э. Отто [276], X. Вирт [299], Р. Каденбах [258]. Сюда же можно отнести своего рода "летописи жизни" Регера в фотографиях: Э. Мюллер фон Азов «Max Reger und seine Zeit» («Макс Регер и его время») [275], Ф. Штайн «Макс Регер. Его жизнь в фотографиях». Некоторые издания посвящены различным сторонам личности Регера: О. Шрайбер «Max Reger in seinen Konzerten» («Макс Регер в концертах») [291] в 3 т. (!).

4 Это сборники статей Reger-Studien (Исследования творчества Регера). В их числе Reger-Studien 1: Юбилейный выпуск к 70-летию О. Шрайбера (1976); 2: Новые аспекты в изучении творчества Регера (1985); 3: Анализы и изучение источников (1988); 4: Немецко-французское собрание (1987), а также монография С. Попп и С. Шигихара «Max Reger am Wendepunkt zur Modern» («Макс Регер на пути к модернизму» (1987) [278]; англоязычное издание «Max Reger. At the Turning Point to Modernism» (1988) [277].

dl письма Регера представляет особый интерес как слово композитора о музыке и не только.6

Отечественное музыковедение представлено лишь несколькими работами о Регере. Проблемы творчества композитора освещены в трудах Ю. Крейниной - автора единственной монографии о Регере на русском языке [см. 244]. Тем не менее, в последнее время следует отметить оживление интереса к творчеству Регера: это диссертации Т. Бочковой «Немецкая органная музыка XIX века и традиция романтического бахианства» (2000) [236], В. Карнауховой «Хоровые жанры в творчестве М. Регера» (2003) [240]7.

Франц Шрекер. До недавнего времени, единственным русскоязычным изданием о Шрекере была небольшая брошюра «Франц Шрекер и его опера «Дальний звон» (1925) со статьями Б. Асафьева, С. Гинзбурга и С. Радлова, посвященная постановке этой оперы в Петрограде [306]. В том же 1925 году в газетах «Жизнь искусства», «Рабочий и театр» публиковались заметки о Шрекере, знакомящие публику с творчеством композитора, который лично присутствовал на премьере своей оперы [см. 301; 302; 307].

В настоящее время обращение к проблемам творчества Шрекера можно найти в исследовании Н. Дегтяревой [303], диссертации Ю. Медведевой «Оркестровые жанры в западноевропейской опере начала XX века» [304]8.

Зарубежная литература о Шрекере ведет свое начало с трудов известного музыковеда Пауля Беккера, дружившего с композитором многие годы. Монография Беккера «Франц Шрекер: наброски к критике

5 X. Грабнер «Regers Harmonik» [261], Э. Гатшер «Die Fugentechnik Max Reger in ihrer Entwicklung» («Техника фуг и её развитие у Макса Регера») [260], Г. Грэнер «Max Reges Orchesterwerke» («Оркестровые произведения Регера») [262], Т-М. Лангер «Studien zur Dynamik Max Regers» («Изучение динамики у Регера») [273], Г. Веймайер «Max Reger als Liederkomponist» («Макс Регер как песенный композитор») [297] и др. Всё это направлено на изучения стиля Регера, сочетающего в себе несколько различных направлений.

«Briefe zwischen der Arbeit» [286], «Briefe eines deutschen Meisters» [284], «Briefewechsel mit Herzog Georg von Sachsen-Meiningen» [285], письма Ф. Штайну [283], К. Штраубе [282], Г. Риману [264]. Публицистическое наследие Регера содержится в монографии К. Хассе [261], это статьи: «Прошу слова!» и «Больше света!», представляющие собой ответы на критику пособия «О модуляции», «Художественное наследие Гуго Вольфа», «Музыка и прогресс», «Песни без слов» Ф. Мендельсона-Бартольди» и др. Любопытно, что перо словесное и перо музыкальное у Регера имеют много общего: композитор так же красноречив и запальчив в речи, сколь многословен и пылок в своих произведениях.

7 Рассмотрение отдельных аспектов регеровского творчества можно также встретить в диссертации Т. Мдивани [249] и статье М. Михайлова [250], а также монографию М. Арановского «Музыкальный текст: Структура и свойства» [127].

8 См. также статью Ю. Медведевой «Высвобождение таинственного. Об опере Франца Шрекера «Дальний звон» [304].

современной оперы» (1919) [309] - первое исследование, касающееся творчества композитора9.

Выделим имена следующих авторов, написавших ряд монографий о Шрекере: Ю. Капп (1921) [323], Р. С. Хоффман (1921) [322], Г. Нойвирт (1959) [328]10, X. Шрекер-Бюрес (1970) [330], О. Коллеритш (1978) [324] и

др.

Одно из направлений в изучении наследия Шрекера связано с тесными контактами композитора с нововенцами: издана переписка Шрекера и Шёнберга [316], изучаются взаимовлияния Шрекера и Берга11.

В Лос-Анджелесе существует Общество Франца Шрекера, которое возглавляет самый авторитетный на сегодня шрекеровед Кристофер Хейли. Под его редакцией выходят многочисленные сборники статей, переписка композитора, ему принадлежит монография «Franz Schreker, 1878-1934: a Cultural Biography» («Франц Шрекер - культурная биография», 1991)12.

Терминология, принятая в общем искусствознании, отчасти пересекается с музыковедческими исследованиями. Мы используем термин "австро-немецкая музыка", несмотря на то, что в последнее время в музыкознании принято разделять культуру этих двух стран. И Австрия, и Германия подошли к началу XX века со своим неповторимым багажом. Различные социо-культурные, политические, исторические условия способствовали тому, что эстетические, философские и иные установки в обеих странах отличались друг от друга, несмотря на языковую общность. Между тем термин "австро-немецкая музыка" также имеет достаточно оснований. В ряде музыковедческих трудов [149; 182; 190] рассмотрение некоторых течений и проблем творчества ряда композиторов идет именно в этом ракурсе. Это, в частности, связано с тем, что в ряде случаев творчество некоторых композиторов невозможно однозначно причислить к той или иной культуре: здесь яркими примерами могут послужить И.

9 См. также статьи П. Беккера и его переписку со Шрекером [301; 308].

10 Статья Г. Нойвирта «Гармония в опере «Дальний звон» Франца Шрекера» является одним из главных исследований гармонического языка композитора [328].

" Статья Н. Чедвика «Franz Schreker's Orchestral Style and its Influence on Alban Berg» («Оркестровый стиль Франца Шрекера и его влияние на Альбана Берга») [311], диссертации П. Снука «Франц Шрекер и Альбан Берг» (1987) [332], К. Кохрана «Дальний звон» Франца Шрекера и его отношение к «Воццеку» Берга» (1988) [312].

12 Имя и музыка Шрекера нередко звучат в рамках фестивалей и конференций под названием «Репрессированная музыка» («Entartete Musik»), издаются записи, продолжают ставиться оперы, проходят симпозиумы, посвященные Шрекеру и его ученикам («Franz Schreker und seine Schiller» -октябрь 2003 г., Берлин) [326].

Брамс - немец, проживший всю жизнь в Австрии, А. Шёнберг, считавший себя немецким композитором, а также и Ф. Шрекер, первая половина творческого пути которого прошла в Вене, а вторая — в Берлине.

Кроме того, использование нами термина "австро-немецкая музыка" связано с особенностями бытования югендстиля: в искусствоведении он определяется как немецкий вариант модерна, в музыковедческих трудах -применяется для описания как немецкого, так и австрийского музыкального искусства. В свою очередь "сецессион", судя по всему, наделяется исключительно искусствоведческой нагрузкой и в основном связан с австрийской живописью и графикой.

Материал исследования. Одной из доминант в выборе рассматриваемых произведений является близость их сюжетики с эстетикой югендстиля, а также синтетическая природа (слово и музыка, живопись и музыка, танец и музыка, музыкальный театр).

В диссертации будет рассмотрена вокальная лирика М. Регера, а именно: Пять песен Ор. 12 (1893) «Человеку Францу Шуберту», Десять песен (1894) Ор. 15 Посвящается «Тебе !», Двенадцать песен Ор. 51 (1900) «К Гуго Вольфу». Также будут рассмотрены Четыре симфонические поэмы по А. Бёклину ор. 128 (1913) - произведение не совсем обычное для Регера13.

Из наследия Франца Шрекера, основную часть которого составляют оперы (их 10), в диссертации будет рассмотрена опера «Отмеченные» («Die Gezeichneten» - 1911; 1913-1915) и танцевальная сюита «День рождения Инфанты» (1908), написанная для Венского сецессиона.

Методология исследования строится по нескольким направлениям.

Принцип "притяжения". Какие явления можно причислить к югендстилю, а какие - нет? Нам близка позиция Д. Сарабьянова, который считает, что в модерне «... чрезвычайно редко — особенно в области живописи, графики и скульптуры - то или иное произведение целиком "выполняет нормы стиля". Поэтому необходимо сменить критерий определения принадлежности того или иного явления к модерну. Теперь должен действовать принцип "притяжения", а не выполнения всех "обязательств". Достаточно нескольких — хотя и главных — признаков, чтобы причислить произведение к модерну. Иногда рядом с этими

13 Известно, что Регер считался приверженцем абсолютной музыки. 4 симфонические поэмы по Бёклину - одно из немногих программных сочинений композитора.

10

несколькими признаками могут существовать признаки другого стилевого направления (например, импрессионизма)» [80, 303]. Это особенно относится к экспрессионизму, начало которого во многом подготовил югендстиль, особенно в живописи.

Принцип соотношения частного и общего. Авторский стиль. Исследование авторских стилей М. Регера и Ф. Шрекера, предполагает попытку рассмотреть стилеобразующие факторы на основе анализа сюжетных мотивов и музыки. Это позволит установить аспекты соотношения творчества двух композиторов в рамках югендстиля.

Обозначим основные позиции. В ряду важнейших качеств стиля выделяются единство (или целостность), а также дихотомия "центр-периферия". При этом под "центром" подразумеваются наиболее яркие средства музыкального языка, а "периферия" - это фоновые средства, которые, как пишет В. Холопова «... обладают наименьшей стилевой нагрузкой, могут принадлежать музыкальному словарю эпохи вообще. Но при их включении в индивидуальную стилевую систему они окрашиваются яркими, активными средствами "центра" (часть несет в себе свойства целого) и не разбивают стилевой целостности единого» [210, 166].

Одним из рабочих понятий для нас стало "метатема стиля ", которая «... не может носить структурно оформленного характера и улавливается в музыке лишь интонационно-слухово. Ее структурная неоформленность и препятствует тому, чтобы она точно записывалась композитором в нотах, ибо автор фиксирует только текст каждого отдельного произведения. Слышимая, но семиографически недоказуемая метатема как раз и становится проблемой для исследователя-аналитика, по большей части идущего от нот к слуху, а не наоборот» [там же, 166-167].

Среди других положений, важными для изучения авторского стиля, мы считаем концепцию В. Медушевского, который в ряде своих исследований, посвященных данной проблеме [173; 174], выделяет два полярных типа стилей: автономный и интерпретирующий14. Также В.

14 По мнению автора, «... эффект автономности возникает из-за того, что множественные связи с традицией заслоняются яркой самобытностью и глубиной художественного открытия. Ослепительный свет, рождаемый открытием нового взгляда на мир, не дает разглядеть прячущиеся в тени аналогии с другими стилями» [174, 39]. Напротив, «интерпретирующий стиль четко обозначает основу, от которой он пытается оттолкнуться. Обнажение рефлектирующего начала в интерпретирующем стиле не следует истолковывать как отсутствие в нем собственного содержания... здесь подразумевается известное равенство сил» [там же].

11

Медушевский замечает, что «... стиль — диалогичен, его рождение и утверждение происходит в споре с уже существующими стилями» [174, 32].

Об определении "стилеобразующие факторы" А. Соколов пишет: «Как бы ни соотносились между собой отдельные стилевые факторы, в какой бы системе они не выступали, они воздействуют на стиль художественного целого не изолированно друг от друга и проявляются в нем не каждый в отдельности. Они воздействуют совместно, скрещиваясь, сочетаясь между собой, вступая в сложное взаимодействие, что и определяет своеобразие стиля данного художественного целого» [84, 129]. Единство стиля, являющееся важным компонентом этого понятия, достигается именно посредством действия самых различных стилеобразующих факторов, которые «лежат внутри искусства и в известном смысле внутри стиля, хотя и занимают здесь по самой своей функции особое положение» [там же, 102]. А. Соколов также замечает, что «... надо признать множественность стилеобразующих факторов» [там же, 104].

Также нами привлекается понятие "ключевые слова", которые, как полагает А. В. Михайлов, выступают «как элементы самоуразумения культуры... собственно научные знания умножаются и за счет анализа заключенного в ключевых словах пред-знания» [63, 542].

Структура работы содержит 3 главы, введение, заключение и приложение, содержащее репродукции некоторых картин эпохи югендстиля, переводы стихотворных текстов песен М. Регера, либретто оперы и список сочинений Ф. Шрекера, нотные примеры и др.

В первую главу «Югендстиль как феномен австро-немецкой культуры начала XX века» входят два параграфа: «Философские эстетические основы югендстиля»; «Югендстиль как "художественное лицо эпохи" (архитектура, живопись, литература, театр, музыка)», где будет сделан обзор художественных составляющих югендстиля.

Вторая глава «Музыкальный югендстиль: основные идеи» также состоит из двух параграфов: «К вопросу о границах понятия "музыкальный югендстиль" и «Сюжетные мотивы у М. Регера и Ф. Шрекера».

Третья глава «Стилеобразующие факторы музыкального югендстиля в композициях М. Регера и Ф. Шрекера» будет посвящена рассмотрению

12

основных параметров творчества этих композиторов в следующих параграфах: «Звук», «Гармония», «Архитектоника».

13

Глава 1

Югендстиль как феномен австро-немецкой культуры начала

XX века

§1. Философско-эстетические основы югендстиля

По мнению Д. Сарабьянова, югендстиль (а также стиль модерн в целом) питался разными идейными источниками, среди которых концепция Кассирера, фрейдизм, идеи Шпенглера и др.1 Однако нам представляется, что наиболее тесная связь существует между югендстилем и философией жизни2, идеи которой также были близки и многим другим явлениям искусства рубежа веков3. К этому направлению относят весьма разных и непохожих друг на друга философов, представляющих разные европейские культуры и разные страны, таких как Ф. Ницше, А. Бергсон, В. Дильтей, Г. Зиммель, С. Кьеркегор, О. Шпенглер и др. Их оригинальные концепции имели общее, пожалуй, в одном: в центре внимания была жизнь в современном этим мыслителям проявлении и то, что ее окружает, а также ее многочисленные особенности, интерпретируемые в самых разных аспектах. Современность стала объектом теоретического исследования.

Прежде, чем обратиться к ее рассмотрению, необходимо упомянуть о некоторых истоках и предпосылках философии жизни4, среди которых

1 «В большинстве своем эти новые концепции, опирающиеся на идеалистическую основу, возрождающие романтизм, во многом родственны друг другу, и в этом "месте их родства" возникает возможность сопоставления этой философии с новым стилем» [80,49-51].

2 В исследовании Генриха Риккерта «Философия жизни» (1920) была впервые сделана попытка проанализировать то направление в философии рубежа XIX-XX вв., которое оказало огромное влияние на культуру того времени и заложило основу для многих новаций XX века. К этому направлению относят весьма разных и непохожих друг на друга философов, представляющих разные европейские культуры и разные страны, таких как Ф. Ницше, А. Бергсон, В. Дильтей, Г. Зиммель, С. Кьеркегор, О. Шпенглер и др. Их оригинальные концепции имели общее, пожалуй, в одном: в центре внимания была жизнь в современном этим мыслителям проявлении и то, что ее окружает, а также ее многочисленные особенности, интерпретируемые в самых разных аспектах. Современность стала объектом теоретического исследования.

3 Как пишет Д. Сарабьянов: «Ни одну из философских концепций рубежа столетий мы не можем считать непосредственным побудителем стиля модерн. Тем более, что некоторые из них появляются и утверждаются в европейской философии уже тогда, когда модерн как стиль сложился и функционировал. Но в большинстве своем эти новые концепции, опирающиеся на идеалистическую основу, возрождающие романтизм, во многом родственны друг другу, ив этом "месте их родства" возникает возможность сопоставления этой философии с новым стилем» [80,49-51].

4 В числе истоков философии жизни называются также натурфилософские воззрения Гете, романтизм [см. 39].

14

исследователи, в частности, упоминают И. Канта. Принципы чувственного познания являются, по мнению исследователей, своего рода, исходной теоретической позицией философии жизни. В «Критике чистого разума» Кант писал: «... существуют два основных ствола человеческого познания, вырастающие, быть может, из одного общего, но неизвестного нам корня, а именно чувственность и рассудок: посредством чувственности предметы нам даются, рассудком же они мыслятся» [35, 122].

Представители философии жизни рассматривают эти положения с помощью субъективного образа восприятия мира, который полностью предопределен свойствами субъективного созерцания. Еще одним важным этапом в формировании основ философии жизни является метафизика А. Шопенгауэра. Его "воля" — это и есть жизнь в понимании представителей этого направления. Существенным является то, что Шопенгауэр определяет, как "воля к жизни" - это своеобразная сердцевина мира, из которой вытекают последующие вопросы, касающиеся не столько отдельных форм и образований жизни, сколько не сформировавшейся, независящей ни от чего, что вне жизни, воли к жизни в самой себе. Того, что находится по ту сторону жизни, просто нет.

Что же есть по эту сторону? Отметим некоторые существенные для философии жизни идеи.

Основные понятия философии жизни

"Переживание". Пытаясь осознать, что же есть жизнь и каковы способы ее познания мы, прежде всего, приближаемся к понятию "переживание" (Erlebnis). С его помощью мыслители определяют задачу всего направления: «... дать учение о жизни, которое, возникая из переживаний, облекалось бы в действительно жизненную форму и могло бы служить живому человеку» [75, 275]. Жизнь и только жизнь способна построить мировосприятие. Она — основной момент, центр мирового целого, его сущность и его же инструмент познания. Жизнь философствует при помощи самой себя, не используя другие понятия. "Переживание" -важнейший компонент этой самодостаточной системы. Для того, чтобы познать мир необходимо вжиться в него, так же, как и жить вместе с ним, чтобы таким образом расширить свое "я".

15

Но, как известно, живому всегда противостоит неживое, сама жизнь является создателем неживого, тем самым подтверждая вечную оппозицию жизнь-смерть. Природа, безусловно, живая, она противопоставляется физической или механической природе: материя как комплекс атомов, подвластный математическим законам, неприсущий компонент живой природы.

Живи! Этот призыв, который приводит на страницах своего исследования Г. Риккерт [там же, 281], требует от эстетики живого искусства, от логики - живого мышления. Сущность мира улавливается без помощи каких-либо понятий, лишь интуитивно и непосредственно. То, что пережито - основной критерий познания мира. Как писал Гадамер: «... слово "переживать" несет оттенок непосредственности» [15, 105]. Но реальный мир, в котором мы живем, существует во времени, а у него, помимо настоящего, есть прошлое и будущее. В результате, все, что мы можем обозреть во времени — это только часть мира, полагают сторонники философии жизни.

Временное - вневременное. Части мира лежат во времени, само же время заключено во всем мировом целом. Временное и вечное в философском понятии должны объединиться в мировое целое. Но здесь кроется одно весьма существенное противоречие: чтобы рассуждать о целом, необходима система, которая бы упорядочила всю пестроту воззрений. Г. Риккерт дает следующее определение задачи философии в данном контексте: философия «... ищет облеченного в форму системы мировоззрения, которое охватывает созерцание временного и созерцание жизни, и таким образом учит понимать жизнь во времени в связи со сверх временной сущностью мирового целого» [75, 283].

Суть противоречия, как мы видим, в том, что философия жизни и система как таковая - понятия трудно совместимые. Жизнь и вся палитра "переживаний" не могут существовать в строгих рамках системы. Философия жизни пытается все подвести под одно главное понятие "жизни". Это основное мерило для всего: что живо, то существует. Проблема соотношения временного и вневременного может быть решена при помощи следующих рассуждений: если все в мире жизнь - значит, есть некая "вечная жизнь", которая не имеет ни начала, ни конца, наполняет всякое время и, одновременно, стоит выше времени, поскольку время - это одна из форм жизни, а жизнь свободна от власти времени.

16

Таким образом, в философии жизни появляются вневременная форма и временное содержание. Другими словами, сам жизненный процесс есть форма, содержание же дается только этим процессом. В этом, по мнению мыслителей, философия жизни достигает более завершенного единства мира, чем другие философские системы.

Время начинает пониматься как самостоятельная материя. Так, А. Бергсон, в этой системе взглядов, рассматривает время как ткань жизни: «... не бывает ткани более прочной, более субстанциональной» [9, 42]. Время у Бергсона тесно связано с понятием "длительность" (duree). "Длительность" в данном аспекте как раз и направлена на другую трактовку времени отличную от той, которая была принята в классической философии: «Вселенная длится. Чем глубже мы постигнем природу времени, тем яснее поймем, что длительность есть изобретение, создание форм, беспрерывная разработка абсолютно нового. Системы, разграниченные наукой, длятся лишь потому, что они неразрывно связаны с остальною Вселенной» [там же, 47].

Содержание и форма жизни. В трактовке формы философия жизни обнаруживает ряд противоречий, т.к. форма подразумевает некоторые ограничения, которым нелегко ужиться с постоянно меняющимися изгибами жизни. Что в этом случае остается философии жизни? Как используемые ею формы сделать формами жизни и, наоборот, как воспринимать жизнь в этих формах?

Здесь возникает следующая проблема: следуя принципам философии жизни, мы можем усмотреть форму в жизни, рассматривая это в широком смысле, привлекая понятие "переживания", которое, в свою очередь, не имеет под собой прочную формальную основу. Что-либо доказать с научной точки зрения при помощи переживания довольно сложно, если вообще возможно. Таким образом, становится ясно, что философия жизни, как одно из направлений философии, нуждается в форме, но ее же она должна отвергать, как всякое твердое образование.

Г. Зиммель решает эту проблему так: «... философ жизни должен пытаться примирять форму с содержанием, косное с подвижным, твердое с текучим, ограниченное с безграничным, и при том так, чтобы, в конце концов, жизненность жизни сохранила за собой свои преимущества...» [28, 329]. Жизнь - это первый и последний философский принцип. Преодолеть противоречие между содержанием жизни и формой жизни, эту двоичность,

17

Список литературы

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
ЛД50И применении лечебно-профилактических препаратов димефосфона и левамизола

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Роль специфической профилактики в системе противобруцеллёзных мероприятий у животных 16

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Пресечение господства Шибанидов в Мавераннахре и приход к власти Аштарханидов ' ^

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Понятие и элементы договора банковского вклада. Общая характеристика

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
I. абхазская этнокультурная система апсуара-абхазство в источниках и литературе

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Нормативное регулирование бухгалтерского и налогового учета амортизации основных средств 12

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Обзор научной литературы 20 Глава Англосаксонская хроника как историческое повествование 40

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
I. Особенности семейно-брачных отношений в традиционном африканском обществе и предпосылки их коренной трансформации

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Вторая. Провозглашение Республики Армении; проблемы определения её государственной территории и британская политика

Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок iconАвторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок
Исторический очерк российской иммиграции в Южную Африку до конца Второй мировой войны

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную