Морская история казачества






НазваниеМорская история казачества
страница11/18
Дата публикации03.02.2018
Размер2.48 Mb.
ТипКнига
l.120-bal.ru > История > Книга
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   18
Глава 10. Азовское казачье Войско

Первая попытка образовать у берегов Азовского моря отдельное, морское казачье Войско была предпринята еще в январе 1737 года донскими казаками. Из Черкасска были отправлены для расселения у города-порта Азова семьи донцов. Казаки, неоднократно бравшие и терявшие этот городок, щедро поливавшие окрестные берега своей кровью, полноправно считали его своим. Тем более мастерства мореплавания им было не занимать. Но время было, что называется, не то. Сидя на российском престоле, отчаянно борясь за колонии на востоке, протестанты вовсе не одобряли выход к морю своих самых сильных противников из православных — казаков. И Азовского казачьего Войска из донцов в XVIII веке не случилось.

Когда Екатерина II, руками иностранных генералов, ликвидировала в 1775 году «Подпиленскую» Сечь запорожцев, то немалая часть казаков, уже не веря в будущее казачества на Украине, села в свои чайки «и поплыла на поклон к своим злейшим врагам — в Турцию. Султан милостиво принял своих давних обидчиков. Война войной, но объективности ради надо признать, что турки верно оценили подарок, который им сделала Российская империя, подарив» храбрых и умелых морских воинов. Тем более это был уже второй раз, когда российский царский двор ударом в спину бросал к ногам султана гордых запорожцев. И Екатерина, как Петр I, вторично очистила для турок Черное море от казаков, хотя на этот раз ненадолго.

Во владениях мусульманского владыки запорожцы спасли казачьи вольности, обрели новые земли. Султан разрешил им разместить свои курени вдоль берега реки Дунай. Так появилась «Задунайская Сечь». Правда, все это отдавалось не даром, а за службу на суше и на море. Вскоре, после присяги на верность султану, эмигрантам пришлось воевать с русским Черноморским флотом и, само собой разумеется, с той частью своих товарищей, которые встали под знамена Потемкина. В куренях «турецких» запорожцев возник ропот. В Стамбуле решили не искушать их вероятностью перехода обратно и вывели с черноморского театра военных действий. Но не из войны с православным миром. Хотя благодаря тому обстоятельству, что в мае 1812 года был заключен мир между Россией и Турцией, вольнолюбивые казаки не воевали с Черноморским казачьим Войском. Зато спустя пять лет, в одном строю с турецкими янычарами, они рубили православных сербов. А в 1821 — м, в составе турецкого флота, атаковали прибрежные города христианской Греции. Греки вывели на крепостные стены своих священников со святыми хоругвями, иконами и крестами в руках… Бога молили они о защите от беспощадных поработителей…

Гром ружейных и орудийных залпов по православным братьям разбудил совесть запорожцев. С тяжелыми думами вернулись они в Задунайскую Сечь из греческого похода. А 14 апреля 1828 года на Раде был объявлен султанский фирман о начале новой войны с Россией. Из Стамбула кошевому атаману — Осипу Гладкому, имевшему в то же время чин двухбунчужного паши, повелевали вести запорожцев на лодках в устье реки для прикрытия входа в Дунай от кораблей русского Черноморского флота. Осип Михайлович Гладкий родился в 1795 году, уже после того, как запорожцы покинули Приднепровье. Он не был потомственным запорожцем, его отец — малороссийский казак Полтавской губернии, Золотопольского уезда, села Мельниково. Юный Осип начал свой жизненный путь с должности гайдука — перегонял чужой скот. А тот возьми да передохни в пути… Отвечать своей шкурой за падеж скота полтавский казак не захотел. Поскреб пятерней под чубом — да и подался на туретчину, к запорожцам, где не могли достать его полтавские помещики. К 1828 году ему «стукнуло» всего 33 года, а храбростью и разумом своим заслужил он похвалу турецкого султана и почет казаков. Да что-то тягостно было жить молодому паше под мусульманским полумесяцем… Словно чувствовал он, что толкнули его те дохлые волы и коровы на дорогу к генеральским эполетам.

К этому дню с момента эмиграции с Украины минуло 52 года. Сменилось в Санкт-Петербурге три императора. Сменились поколения запорожцев. Из тех казаков, которые когда-то не подчинились воле царицы Екатерины, никого почти не осталось. А их сыновья и внуки с восторгом и завистью смотрели на родину предков. Российская империя, разгромив Наполеона, успокоив смуту 1825 года, превратилась в крепкую внутри и влиятельную в мире державу. Николай I, взяв курс на защиту национальных, а не европейских интересов, вызывал симпатию казаков. Старую вину их перед своей бабушкой он не помнил. А перед ним своей вины молодые казаки иметь не хотели. И потому, посовещавшись сначала в узком кругу куренных атаманов, решили «турецкие» запорожцы плыть к Измаилу. С повинной головою.

Весной 1828 года комендантом русской крепости Измаил был генерал из прославленного дворянского рода — Тучков. Он-то и принял смиренную делегацию во главе с атаманом Гладким. «Сечь Запорожская, с давних пор во владении турецком существовавшая, совершенно там уничтожилась, — немедленно он отписал генерал-адъютату царя Киселеву. — Новый и прежний Кошевые, оба писаря, все атаманы и есаулы с двумя бунчуками, с тремя знаменами, со всей церковной утварью, с двумя священниками, с султанскими привилегиями и дарованными им грамотами, с войсковою канцелярией, с 1000 человек казаков прибыли в границы наши. Кошевой Иосиф[39] Гладкий, имеющий достоинство двухбунчужного паши[40], с 10 атаманами, 3 знаменами находятся в здании карантина, а прочие неподалеку от Килии в лодках». То ли комендант Тучков поостерегся всех запорожцев впустить в крепость, не уверенный в их смирении, то ли большая часть казаков с опаской ожидала итогов переговоров с русскими… В любую минугу готовая броситься обратно.

Получив срочную депешу из Измаила, генерал Киселев немедля доложил о событиях царю. Николай I, со всей свитой, не мешкая, поскакал в крепость, ставшую символом победы русского оружия в эпоху царствования его бабки. Но если Екатерина Великая лишь узнала в далеком Петербурге о капитуляции южной твердыни, то ее внук лично принял капитуляцию «турецких» запорожцев.

Увидев государя, кошевой атаман Гладкий, бросив на землю султанские грамоты и войсковую печать, рухнул ему в ноги, как гоголевский кузнец Вакула — старому казаку Чубу: «Прости царь-батюшка!» В отличие от литературного казака Чуба, император Николай Павлович не стал даже символически сечь ногайкой смиренную спину. А подняв атамана с колен, наградил золотой медалью с отчеканенным на ней собственным профилем. Как бы взамен султанских грамот.

Оба — царь и прощенной атаман — вышли на крыльцо во двор, где толпились в волнении казачьи старшины и есаулы. При виде императора казачьи командиры также повалились в ноги. «Полно, — миролюбиво махнул рукой он. — Я знаю, что вы за люди».

Знать-то знал, но вскоре устроил своим новоиспеченным подданным строгую проверку. Война с Турцией из-за Придунайских княжеств не прекращалась. Вот он и пригласил (если можно так выразиться) запорожцев повоевать против их вчерашнего хозяина.

В ночь с 26 на 27 мая 1828 года казаки на своих лодках под огнем турецкой артиллерии переправили через Дунай бригаду русских егерей. Накануне ночью сам Гладкий произвел разведку места высадки.

Под картечью и пулями с турецких редутов егеря и запорожцы опрокинули противника и захватили обширный плацдарм на западном берегу Дуная. Но Николай I этим не ограничился в проверке казаков. На следующий день, в сопровождении всего лишь двух генералов, император сел в казачью лодку и велел отвезти его на противоположный берег. Оружия при нем не было никакого, только небольшой ларец в руках. Рулевым та царской лодке сел сам кошевой атаман Гладкий, гребцами — дюжина куренных атаманов. Императорская свита замерла в ужасе. Отвоеванный плацдарм был все же невелик, на середине реки глава российского государства был целиком во власти казаков. Стоило им лишь изменить курс — и в турецкий плен попал бы глава русского престола. Такого риска не было даже в печальном «прутском» походе у Петра I. Даже трудно представить, какой бы великой стала цена освобождения русского царя из турецкого плена. В те последние дни мая 1828 года лишь несколькими взмахами весел запорожские казаки могли бы изменить ход истории. Что там Дунайские княжества… В обмен на его освобождение турки могли потребовать вернуть им обратно ВСЕ (!) побережье Черного и Азовского морей, перечеркнув итоги побед за 125 лет! Русские могли бы оставить Севастополь, Очаков, Измаил, Одессу, Таганрог, Азов, восточное побережье Черного моря… Не отдал бы пленный царь, пропади он в плену или погибни от случая — чем бы обернулась для Российской империи даже временная пустота или слабость трона? При малолетнем цесаревиче, спустя лишь два года после подавления «смуты 1825 года»? В сравнении с этим даже потеря Черного и Азовского морей выглядела бы мелочью. И нетрудно себе представить, какими бы почестями наградил султан запорожцев и атамана Гладкого за такой подарок — пленение русского царя…

Трудно гадать — оценивал ли степень риска своей речной прогулки сам император? Но личного мужества ему было не занимать — это стало очевидным еще в декабре 1825 года, когда он в одиночку подскакал к каре «декабристов». Но, видимо, он, садясь в лодку казаков, вверил свою судьбу на милость Божью. И не ошибся.

Благополучно доплыв до другого берега (генералы его свиты за эти минуты «скинули» немало килограммов от волнения), царь открыл ларец. В нем сверкали на солнце офицерский орден Святого Георгия 4-го класса и дюжина солдатских Георгиевских крестов. Ступив на землю, он поздравил кошевого атамана с чином армейского полковника, Георгиевского кавалера, а гребцам раздал кресты. Через несколько дней — 3 июня 1828 года, он подписал Указ о преобразовании задунайских запорожцев в Дунайский казачий полк. Полку было вручено знамя с надписью — «За храбрость и усердие, оказанные при переходе через Дунай 27 мая 1828 года». И все. Не густо. (Невольно возникает мысль: а русский царь-то скуповат. Турецкий султан, пожалуй, был бы щедрее — вернись к нему запорожцы с Николаем I на аркане.)

Через несколько дней новообразованный полк, оставаясь при своих морских судах, 8 июня 1828 года разгромил турецкую флотилию при Браилове. За три часа боя казаки захватили 12 судов (4 шлюпа и 8 лодок), одно потопили и одно сожгли. При этом еще восемь казачьих лодок блокировали крепость с моря. 26 июня казачьи лодки бывших запорожцев подкрались к турецкой крепости Варна и внезапной атакой захватили 14 турецких кораблей с экипажами. А команды еще двух вооруженных барка-зов, попытавшихся сопротивляться, вырезали как кур, без единого выстрела.

Спустя год война закончилась подписанием 2 августа 1829 года Адрианопольского мира, по условиям которого к России отходили Анапа и еще три крепости на берегу Черного моря.

Запорожцы Дунайского полка стали думать думу — как жить? Где? Большая часть хотела присоединиться к казакам Черноморского Войска. Но в 1830 году их судьбу в третий раз изменил их кошевой атаман — Гладкий. Будучи в Петербурге, он, видимо, дал себя убедить в том, что рядовые казаки еще могут вернуться к туркам. Это он, Гладкий — полковник и Георгиевский кавалер, а рядовой казак, не имеющий ничего, кроме креста на шее и сабли на боку, чем ему Россия щедрее Турции? Вмешивался и личный интерес честолюбивого Гладкого — раньше он в 33 года был атаманом, а теперь только командир полка. Смешайся его Войско с черноморцами, не быть ему больше Атаманом!

Для постоянного поселения своего Войска он принял предложение занять земли вдоль Азовского моря. Царь утвердил его выбор. Там, где когда-то по-хозяйски ловили рыбу донские казаки, было образовано отдельное Азовское казачье Войско. Из бывших запорожцев. Надо отметить, что не все казаки согласились с выбором Гладкого. Часть из них, как и подозревали, ушла обратно в Турцию. Там они объединились с той частью донских казаков староверов-некрасовцев, которые жили под властью султана, уйдя в эмиграцию после подавления восстания атамана Булавина (их потомки вернулись в Россию, ставшую СССР, только в 60-е годы XX века). Но те, кто последовал за своим атаманом, покорно оставили мечты о милой Украине.

На азовском побережье они основали две станицы: Никольскую (близ города Мариуполя, на берегу речки Кальчик) и Покровскую (на берегу речки Соляная). В Никольской срубили церковь, которая одновременно стала и Войсковым храмом, в нем сложили все Войсковые регалии: печать, грамоту, два наградных знамени за Дунайские походы. Стали рыбу ловить, Богу молиться и царю служить. Только вот для царской службы их было маловато. Это понимали и царские министры, которые вскоре приписали к Азовскому казачьему Войску жителей Петровского мещанского посада, что располагался в семи верстах от города Бердянска. (Там зарастали кустарником стены старой крепости, которую возвели донские казаки в годы «азовских» походов Петра I.) Крепость расчистили, подремонтировали, и атаман Гладкий разместил в ней свою резиденцию и Войсковое правление. Помимо посадских мещан в азовские казаки записали государственных крестьян села Новоспасовка и жителей станицы Стародубовской (они приходились азовцам «дальними родственниками», так как были потомками малороссийских казаков, переселенных из Черниговской губернии правительством Екатерины II). Увы, такое пополнение было не на пользу, а во вред. При Николае I всеобщей воинской обязанности в России не было. Армия была профессиональной — проводился рекрутский набор и все. У казаков, получалось, воинская повинность была всеобщей. Служить приходилось всем мужчинам, годным по состоянию здоровья, с 21 года. Это запорожские казаки, вернувшиеся из Турции, имели обязанности перед царем. И за службу получили земли. А посадский крестьянин или селянин ее в этих местах и так имел. Раньше — отдали по жребию столько-то молодых парней в рекруты и жили себе дальше спокойно. Рыбу ловили, кур и яблоки выращивали, домашнее вино пили — не тужили… А тут на тебе, бери в руки саблю и ружье и иди служи! Да не в пехоту, не в кавалерию, а в море! Нет сомнений в том, что зачисление в состав Азовского Войска «подневольных казаков» было одной из причин его недолговечности.

А служить приходилось много. Командующий Черноморским флотом адмирал М. П. Лазарев Азовскому казачьему Войску назначил морскую службу на барказах, срубленных «по мальтийскому образцу», для крейсерства у восточных берегов Черного моря. Барказы представляли собой парусно-весельные морские суда, с одной мачтой и с дюжиной гребцов. Вооружение: два 3-фунтовых фальконета (мелкие орудия на носу и корме). Экипаж — 20–30 казаков и офицер. Каждый вооружен ружьем, короткой абордажной саблей, кинжалом и пистолетами.

Была сформирована береговая линия вдоль восточного берега Черного моря, по берегам Менгрелии, Абхазии. Фактически это была линия охраны водного района. Она тянулась от крепости Редут-Кале до укрепления Святого Николая. Ее охраняла и защищала 21 команда азовских казаков. В 16 командах было по 18 станичников с хорунжим и урядником. В пяти командах штат состоял из офицера, приказного, урядника, канонира и 20 казаков. Главная база этой флотилии береговой обороны, насчитывающей в общем числе 16 офицеров и 400 казаков, дислоцировалась в Сухуми. Еще одна команда квартировала в порту Поти.

Помимо службы по охране водного района черноморского побережья Кавказа, азовские казаки несли службу по карантинно-таможенному осмотру всех торговых судов, приближающихся к российскому берегу. Можно сказать, они были морскими пограничниками. Для этих целей были образованы еще две морские станции — Сухумская и Константиновская. Первая имела 22 барказа с 18 командами при 12 офицерах. Вторая — 10 барказов с 8 командами при 4 офицерах. Получается, что морская погранохрана Черного моря из азовских казаков в период 30–40-х годов XIX века имела 32 барказа, 26 команд и 16 офицеров.

Служить в море казаки азовских станиц уходили в 21 год. Срок службы и у офицеров и рядовых, если были холостые, составлял четыре года. Женатые и имеющие детей служили на год меньше (надо отметить, что кавалеристов при штабе Войскового Атамана было в Азовском Войске всего 10 казаков. Конный конвой атамана и связь — не больше). По истечении этого срока станичники, выражаясь современным языком, уходили в запас и могли заниматься домашним хозяйством. И призывались вновь под знамена лишь в случае большой войны. По части гражданской администрации Азовское Войско подчинялось Новороссийскому генерал-губернатору. А по военной, несмотря на то что действовало по диспозиции, утвержденной Командующим Черноморским флотом, выполняло приказы Командующего русской армией на Кавказе.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   18

Похожие:

Морская история казачества iconТема для обсуждения и обмена мнением
Целью Стратегии является развитие российского казачества в целях обеспечения эффективной государственной и иной службы российского...

Морская история казачества iconРеферат: «История Казачества их быт, обычаи, нравы»
Знаменитые личности

Морская история казачества iconФакультативный курс «Казачество-оплот России на Дальневосточных рубежах»...
Концепция развития казачества в Хабаровском крае. Одним из направлений Концепции является военно-патриотическое воспитание молодежи...

Морская история казачества iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 14. 00....
В основу настоящей программы положены следующие дисциплины: авиационная медицина; космическая медицина; морская медицина

Морская история казачества iconСписок литературы для чтения летом
...

Морская история казачества iconCossacks and statehood Ерохин Игорь Юрьевич
Целью данной статьи является раскрыть противоречия и дуализм взаимоотношений казачества с российским государством, проследить, какие...

Морская история казачества iconКонспект занятия по физическому развитию детей «Казаки»
Цель: формирование уважительного отношения к культуре и традициям, обычаям казачества, создание основы для развития патриотических...

Морская история казачества iconИнформационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга №31 (782) от 20 августа 2012 г
Книжно-иллюстративная выставка к Дню Государственного флага РФ «Символы России» (Центральная городская детская библиотека им. А....

Морская история казачества iconРекомендуемая литература для летнего чтения. 6 класс
М. Ю. Лермонтов Стихотворения «Парус», «На севере диком…». Баллада «Морская царевна». «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого...

Морская история казачества iconОбраз казачества в русской и советской литературе
Азов летом — осенью 1641 года. В ней нет определенных персонажей, нельзя говорить и о законченном сюжетом замысле. Главным действующим...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную