«Основы культурной политики»






Название«Основы культурной политики»
страница15/23
Дата публикации03.02.2018
Размер3.3 Mb.
ТипКонспект
l.120-bal.ru > Культура > Конспект
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23

5. Стратегия культурной политики Северной Европы
Культурная политика всегда являлась частью государственной политики стран Северной Европы. Сегодня многие ее положения пересматриваются, существует ряд признаков, указывающих на то, что она постепенно может быть и совсем разрушена. Местные политики в отделах культуры муниципалитетов и профессионалы, секретари по культуре, стали сомневаться по поводу своей будущей роли и легитимности.

В литературе часто встречается заявление, что все Северные государства основаны на общей модели. Эта модель обычно характеризуется институциональным подходом и связывается с традициями социал-демократического управления. Центральным элементом этой модели является то, что законодательства этих стран являются общими и связанными друг с другом. Социальная политика, и свою очередь, - в преобладающей степени едина и институциональна. О нуждах граждан заботится хорошо развитый общественный сектор. Административные структуры системы всеобщего благосостояния управляются правительством государства и местными властями. Функции последних постепенно расширяются. Разделение труда, общий контроль и координация функций очень важны для интеграции и успешного применения всей организации управления системой государственного благосостояния.

На протяжении XX века в государствах, входящих в Северный регион, для таких различных социальных явлений, как бедность, занятость, здравоохранение, образование, были созданы структуры, благодаря которым ими можно было централизованно управлять. Государство изобрело новые средства управления путем организации специалистов в данных областях в централизованную сеть, что привело к возрастанию потребности в хороню обученных управленцах государственного и местного уровней. Идеологи этого популярного движения, стоявшие за вышеупомянутыми попытками, повлияли на социально-демократическое законодательство, а их попытки были обобщены в социальной инженерии, в науке о создании и реализации идеи «достойной жизни» для всех граждан.

По мере того, как в странах Северного региона происходило усиление роли администрации, расширялись сектора всеобщего благосостояния. Параллельно это сопровождалось критическим снижением ответственности бюрократического аппарата по сравнению с другими организационными моделями. В этой связи широко обсуждались отношения между конкретными условиями и централизованной администрацией, вопросы контроля за бюрократией в сфере всеобщего благосостояния, личностные элементы профессионализма в отношении бюрократического поведения, усиление процесса формализации служб всеобщего благосостояния.

Культурную политику Финляндии и Швеции, представляющую собой не что иное, как часть концепции государства всеобщего благосостояния, невозможно понять без соотнесения с социальными изменениями, происшедшими в XX в., и различными группами, втянутыми в этот процесс. Для Швеции среди наиболее значимых факторов надлежит назвать индустриализацию, рост общественных движений (церковных, рабочих и др.). В Финляндии националистические движения и лютеранская церковь также явились важными факторами. Эти традиционные народные движения привнесли новые политические идеи, а также увеличили свои вклад в образование и художественную культуру населения.

Приблизительно в начале века общество стран Северного региона было четко классово дифференцированно. У политиков были разные точки зрения по поводу того, каким образом государству следует поддерживать изобразительное искусство. У них также были различные мнения по поводу роста нации, общего образования. Эти конфликты и противоречия влияли на споры о культурной политике на протяжении почти всего XX в. Различия в социальных условиях вели к разнице во взглядах и в борьбе за реформы.

Каждое из народных движений боролось за свои собственные идеалы, за равные права для всех форм культуры. Такое отношение к культуре рассматривалось как средство расширения сферы практического приложения демократических принципов. Можно было бы сказать, что институциональная культура государства противостояла альтернативной культуре народных движений: государственное образование - народному образованию, а профессионализм - дилетантству. С одной стороны, государство, как гегемонистская власть, покровительствовало культуре, признавая се исключительность, профессионализм и институты. Однако на практике большинству населения отводилась роль преимущественно пассивного слушателя и зрителя. С другой стороны, народные движения, как подчиненные и противостоящие власти, ратовали за активное участие населения в культуре, помимо профессионалок, пропагандируя этим дилетантство в любых проявлениях культурной деятельности. Несмотря на усилия и реформы, которые привели к формированию демократической культурной политики в 1970-е гг., борьба между этими идеалами до сих пор существует.

С начала 1980-х гг. в культурной политике Скандинавии начали доминировать региональные и локальные аспекты. И это неслучайно. Наоборот, это случилось из-за благоприятных исторических обстоятельств, которые связаны со структуральными изменениями в благосостоянии скандинавских стран. В свою очередь, сами изменения тесно связаны с основными социальными и культурными сдвигами, которые происходят в эпоху позднего модернизма в западном индустриальном мире. Проанализируем некоторые идеологические значения региональных действий, предпринятые в сфере культурной политики в Скандинавских странах за последние 10-15 лет.

Первая фаза культурной политики в западном мире после Второй Мировой войны была основана на таком ограниченном понятии сектора. Более широкую трактовку сектора культуры можно найти в новой культурной политике 1970-х: в это понятие были включены различные формы досуга, работа в общественных организациях; граница между профессиональной и любительской деятельностью стала более размытой, а в Норвегии даже спорт был включен в понятие культуры. Большому разнообразию видов творчества и деятельности в политике и администрировании был дан ярлык «культуры», сфера культурного администрирования стала шире и соответственно более профессиональна.

Как подразумевает термин, понятие сектора культуры возникло в результате потребности установления административных границ для области культурной политики. Историю культурной политики в Скандинавских странах после Второй Мировой войны можно грубо разделить на три периода: 1945-1960 гг., 1960-1975 гг., 1975 - до сегодняшнего дня.

Культурную политику времени 1945-1960 гг. можно назвать распределением вдали от центров.

Первые три десятилетия после Второй Мировой войны были периодом экономического роста. Скандинавские страны вступили в эпоху благосостояния. В большинстве западных стран в той или иной форме была смешанная экономика с расширяющейся торговлей и промышленностью в частном секторе, сильное государство, заботившееся о благосостоянии своих граждан, то есть о справедливом распределении социальных благ среди различных социальных групп.

Социально-демократическое государство благосостояния рассматривалось в большинстве стран как идеал, прекрасной иллюстрацией которому служил шведский folkhemmet (дом народа с помощью народа и для народа), для которого Medal-Svensson (господин и госпожа обыватели) были идеализированными представителями величайшего продвижения, которого смогли достичь современные социальные инженеры на пути к счастью и гармонии.

В западных промышленных странах культура входила в процесс социального планирования. Планирование было альфой и омегой для государств благосостояния. Оно должно было проложить путь таким образом, чтобы современный проект государства благосостояния мог быть реализован в либеральных экономических рамках, но был бы настроен на социальную демократию. В таком понимании конфликтное мышление в период между войнами сменилось на модель гармонии, которая открыла путь к компромиссу и балансу. Социальный договор, лежащий в основе этого, предполагал социальное равновесие.

В рамках данной политической парадигмы логичной стала следующая установка государственной культурной политики многих развитых западных стран: национальную и управляемую центром общую культуру следует распространять среди групп людей, которые в силу социальных или географических причин не имели доступа к подобной культуре ранее.

Государственно управляемый политический проект благосостояния для всех западных индустриальных стран поствоенного модернизма привел к ослаблению на региональном и местном уровнях интереса к вопросам инициативы и контроля за распространением культуры. Пришла государственная культурная политика, которая занималась распространением культурных традиций, содержание которых считалось само собой разумеющимся.

Такому развитию благоприятствовали структуральные особенности: хорошие коммуникации, такие, например, как развитые дороги и общественный транспорт; телекоммуникационные системы, система среднего образования, радио (а позже и телевидение) и газеты, стали обычным явлением, и все большие группы людей могли позволить себе тратить деньги на что-то другое, кроме еды и одежды. Поэтому стало возможно поддерживать увеличение государственных инвестиций в национальную инфраструктуру для улучшения благосостояния.

Распространение культурного наследия среди все большей части населения шло под девизом «демократизации культуры».

Не культура подвергалась демократизации, так как это невозможно, а аппарат распределения охватывал большее количество населения, чем раньше. В целом, можно констатировать, что культурная политика определялась количественными категориями: большее количество продуктов (культуры) большему количеству населения.

Так как культурная политика в рамках данной мировой точки зрения не занималась популяризацией содержания понятий культуры и только в малой степени принимала во внимание социальные и культурные барьеры к ассимиляции национальных (и исторически буржуазных) культурных продуктов, она стала в основном заниматься распределением, открывая агентств. В скандинавских странах были открыты национальные агентства по музыке, изобразительному искусству, театру, кино и т.д. Агентства добавлялись к уже понимавшимся как центральные и национальные и находившимся в больших городах художественным галереям, театрам, музеям и т.д. Это был процесс «открытых дверей» в традиционных агентствах для распространения культуры среди более широкой публики и донесения общепринятого культурного наследия до нее путем открытия новых агентств. В некоторых странах так называемые культурные центры были открыты уже в 1950-е, но в Скандинавии они стали феноменом 1960-1970-х.

Одной из аксиом была сильная вера в способность государства «контролировать» развитие культуры через действия, инициируемые центром, и общественную трансмиссию (передачу). Соответственно была малая заинтересованность в потенциале региональных и локальных уровней для участия в творческом процессе культурного производства. Несмотря на лозунг «демократизации культуры», стратегия распространения культуры была недемократична. Люди «на местах» должны были получать культурные продукты, определенные центральными властями.

В следующий период скандинавской культурной политики, примерно в 1960-1975 гг., сильно критиковалась центронаправленная культурная политика.

Если 1960-е были переходным периодом размышлений и анализа, то 1970-е стали поворотным периодом в национальной культурной политике многих стран. В середине 1960-х шведский социолог Харальд Сведнер опубликовал статью под названием «Барьер против изобразительного искусства», в которой обратился к отношению между содержанием культурных программ и социальной и культурной квалификацией различных социальных групп, которые должны поглощать их. Одно из проведенных статистических исследований показало, что существует зависимость между образом жизни верхней социальной страты и участием в традиционной культурной жизни. Похожие исследования были проведены во многих странах. Казалось ясным, что культурно-политические стратегии распределения 1950-х не уменьшили различия между «искушенной» и «неискушенной» аудиториями. Классическая институциональная культура все еще привлекала «имущих».

То, что социальная и культурная квалификация различных социальных групп стала темой дебатов в сфере культуры, отражает увеличивающееся критическое отношение к гармонизующей культурно-политической стратегии 1950-х. Критически настроенные ученые и подающая надежды политическая оппозиция указывали на то, что даже социально-демократическая культурная политика была ограничена социальными барьерами среди населения, что загнало в угол демократизацию участия в культурной жизни.

Обладание большим культурным капиталом дает возможность приобретать все больше такой же культурный капитал, так что происходит накапливание культурного капитала среди некоторой части населения. Таким образом, были проведены традиционные линии разграничения между группами реципиентов, несмотря на все благие намерения сделать наоборот. Социальный барьер на пути к демократическому культурному потреблению имел также региональный аспект: жители сельских районов, далеких от культурных центров, имели кроме социального барьера географический. Средние классы городов с достаточным культурным капиталом и относительно хорошими средствами в реальности были реципиентами политики культурной ирригации 1950 – 1960-х.

Национальная культурная политика 1950 - 1960-х не учла в необходимой мере местные и региональные культурные традиции; основным являлось управляемое центром распространение общенациональной культуры. Это не отвечало интересам регионов и локальных сообществ, нуждавшихся в дифференцированной культурной политике.

Более серьезным просчетом общенациональной культурной политики было то, что она не стимулировала интеграцию местного творчества, наоборот, она способствовала ослаблению инициативы в регионах, делая ее менее восприимчивой к творчеству и инновациям во времена стремительных общественных изменений.

Переоценка произошла в 1970-х. В начале 1970-х в скандинавских странах была запущена новая культурная политика, направленная на стимулирование региональных инициатив и расширение культурного капитала, в основе которой было международное движение, базирующееся на идее децентрализации.

На конференции ЮНЕСКО в Венеции (1971) централизованная национальная культурная политика была предметом дебатов, и начиная с 1972 года во многих странах были проведены исследования с целью поиска новых направлений культурной политики.

Новая культурная политика проявилась по следующим направлениям:

1. Понятию развития была дана более широкая интерпретация: развитие в культурно-политическом смысле больше не должно было заниматься только количественным увеличением, создаваемым и управляемым центральными властями. Основное внимание следовало уделять развитию человеческих качеств в соединении с историческими, социальными и культурными факторами. В свою очередь, это потребовало бы институциональных и административных реформ, которые рассматривались как необходимые, если бы нужно было достичь новых целей: усиления локального идентитета и локального участия в культурной жизни.

2. Был расширен культурный капитал или, точнее, популярные виды деятельности были включены в секторное понятие «культуры». В новой культурной политике больше внимания должно было быть уделено личной деятельности, а не только потреблению культурных продуктов. Региональное и популярное должно было получить большую свободу. В орбиту культурной политики были включены новые инициативы и услуги, открыты новые учреждения, выработаны новые законы, а программы деятельности стали специализированными.

3. Жесткому и управляемому центром планированию культурной политики противопоставлялось турбулентное социокультурное развитие позднего индустриального общества. В стремительно меняющейся среде централизованное администрирование стало слишком костным. Для того, чтобы исправить это, необходимо было создать систему сотрудничества на региональном и местном уровнях, чтобы ресурсы региона можно было направлять на реализацию региональной культурной политики.

Региональные и локальные традиции должны были играть центральную роль в формулировании культурной политики, а это потребовало бы нового децентрализованного администрирования культуры. Идеи процессов демократизации, отклик публики и новые формы солидарности и законности были основой новой культурной политики.

Все это стало очевидным в 1980-е, которые явились десятилетием прорыва новой модели общественного администрирования на принципе децентрализации.

Новая культурная политика была провозглашена в период экономического процветания, благоприятного идеологического климата для децентрализации и культурной деятельности на обывательском уровне.

Основной отправной точкой новой культурной политики в Скандинавских странах явилась идея социального и экономического равенства. Более того, культурная политика должна была в большей степени учитывать особое положение различных социальных групп, и это должно было привести к признанию того, что основные принципы культурно-политических начинаний должны формироваться децентрализованно. Одной из главных целей являлось «поощрение децентрализации и процесса принятия решений в сфере культуры».

Очень важно упомянуть, что разделение труда, направленное на достижение общих целей, было достигнуто. Кроме государственных региональные и муниципальные правительства должны были ставить еще и свои цели; национальные же цели должны были рассматриваться в качестве директив и рамок в национальном контексте.

Государственные агентства на региональном и локальном уровнях пролагали путь для более тесного сотрудничества с волонтерскими организациями, частным сектором. Целью культурной политики являлась мобилизация людей на локальном и региональном уровне, а это заставляло принимать во внимание региональные условия: исторические, социальные, культурные и экономические. При наличии такой цели стало также необходимо реформировать государственное администрирование культуры, децентрализовать процесс принятия решений и сделать региональный и локальный уровни ответственными за администрирование культуры.

Сегодня традиционная концепция государства всеобщего благосостояния проникла в мир искусства и культурную деятельность всех стран Северного региона. Эта концепция влияет не только на прямое финансирование искусства и культурных институтов, но также на то, каким образом поддерживается культурная деятельность граждан. В Швеции эти действия по поддержке культуры были изложены в Директивах и новой культурной политике (1974), а в Финляндии в Акте о культурной деятельности (1990). Идея равенства и участия являются основой этого закона и этих актов. Они н создают культурную администрацию как на правительственном, так н на муниципальном уровнях. Однако принимать стратегическое решение имеют право вес еще лишь политики культуры.

Претворяя в жизнь директивы национальной культурной политики, в середине 1970-х гг. в Швеции был образован Национальный Совет по делам культуры. В его документах сформулировано 8 пунктов о мерах, касающихся культурной деятельности и произведений искусства в различных формах литературы, театра, видео н музыки. Речь идет о средствах массовой информации, об ассоциациях по народному образованию, о сохранении н возрождении шведского культурного наследия. Несмотря на попытки увеличить количество видов культурной активности, нуждающихся в поддержке, изобразительное искусство традиционно остается наиболее поддерживаемым со стороны государства.

Всем местным властям было рекомендовано образовать муниципальные советы по культуре и подготовить планы работы в свете местной культурной политики. В этом виделось существенное расширение круга лиц, ответственных за ситуацию в культуре. Официальной стратегией на перспективу представлялось обеспечение предпосылок для создания лучшей культурной политики.

В Финляндии изобразительное искусство, ремесла и другие виды культурной деятельности рассматривались как национальный источник социального и экономического развития. Этот подход являлся базисным в новой системе претворения в жизнь культурной политики и начале 1960-х гг. «Принцип всеобщего благосостояния», то есть право художника на экономическую безопасность, понимался прежде всего как обеспечение легитимной гарантией системы дотаций. Он также создал обширную административную систему - Центральный Совет по делам искусств Финляндии с девятью национальными сонетами в различных областях искусства, а также одиннадцать региональных художественных советов.

Эти реформы управления в сфере искусства и стабилизация поддержки творческого работника в ведущих национальных институтах, конечно, отражают принятие ведущей роли государства в содействии искусству и культуре. Главные принципы идеологии государства всеобщего благосостояния распространяются также на услуги, предоставляемые культурой, и направлены на возрастание участия людей в культурной жизни. Финский Закон о содействии муниципальной культурной деятельности позволяет направлять выделяемые центральной властью субсидии на организацию специальных отделов культуры и набор секретарей для работы в них. Более того, он помогает найти дополнительные ресурсы финансирования организации культурных мероприятии, проводимых муниципальными отделами культуры, местными ассоциациями или группами. С середины 1960-х и до конца 1980-х гг. отмечалось быстрое развитие «традиционных» культурных услуг населению: образование для взрослых, развитие сети публичных библиотек.


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23

Похожие:

«Основы культурной политики» iconСписок литературы по проблемам чтения Актуальные проблемы культурной...
Актуальные проблемы культурной политики современной России: [сб ст.] / ред сост. Б. Ю. Сорочкин. – М.: Ооо "ленанд", 2008. – 256...

«Основы культурной политики» iconОсновы государственной культурной политики
Россия — государство, создавшее великую культуру. На протяжении всей российской истории именно культура сосредотачивала и передавала...

«Основы культурной политики» iconЕвропейские параметры современной культурной политики франции
Работа выполнена на кафедре философии, политологии и культуры Дипломатической академии мид РФ

«Основы культурной политики» iconВысшая школа культурной политики
Античности, Средневековья, Возрождения, XVII века, Просвещения, романтизма, середины XIX века

«Основы культурной политики» icon1. Стратегический менеджмент как научная
Основные типы стратегии и политики. Генеральные виды стратегии и политики. Производные стратегии и политики. Виды второстепенных...

«Основы культурной политики» iconПроблемы культурной политики РФ
Но именно эти операции давно выпали из «списка обязательных шагов» в принятии решений – в штабных службах власти, в подпольях оппозиции...

«Основы культурной политики» iconСлужба научной информации по культуре и искусству (Обзорная информация за 2 полугодие 2013 г.)
Правительством РФ в области культурной политики, возрастающая роль учреждений культуры в современных условиях, требуют качественно...

«Основы культурной политики» iconРеспублики Дагестан Национальная библиотека Республики Дагестан им....
Правительством РФ в области культурной политики, возрастающая роль учреждений культуры в современных условиях, требуют качественно...

«Основы культурной политики» iconУчебная программа дисциплины «Социальные проблемы и основы социальной...
Программа рассчитана на студентов третьего курса социологического факультета дневного отделения

«Основы культурной политики» iconУчебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины «Экологическая...
Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года (утв. Президентом РФ...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:


Литература


При копировании материала укажите ссылку ©ucheba 2000-2015
контакты
l.120-bal.ru
..На главную